18+
вторник, 24 октября
Политика / Санкции

Как Ткачев стал личным врагом Порошенко

Украина вводит санкции, заявляя при этом о своем желании оттяпать Кубань и Дон

  
24886
Александр Ткачев
Александр Ткачев (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

На фоне заявлений украинских политиков о территориальных претензиях на Кубань и Дон президент Петр Порошенко ввел жесткие экономические санкции против крупнейших южнороссийских компаний. Среди них — аграрные, транспортные, топливно-энергетические и торговые. Косвенно поддержали Киев в этом противостоянии… лидеры черкесского этнического движения.

«Южный» удар Киева

В понедельник украинский президент Петр Порошенко подписал указ № 133, которым ввел новую порцию санкций против многих российских юридических и физических лиц. Всего в списке 1228 человек и 468 предприятий. Санкции предусмотрены различные: блокировка активов, ограничение торговых операций и предоставления телекоммуникационных услуг, запрет на передачу технологий.

Санкционный список был подготовлен Советом национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ), который возглавляет Александр Турчинов. Он был утвержден на заседании совета 28 апреля, ни стенограмма, ни сами решения которого официально не публиковались. Контролировать исполнение президентского указа обязаны Кабинет министров Украины, Служба безопасности Украины и Национальный банк Украины.

«Свободная пресса» детально проанализировала санкционный список и убедилась: наиболее существенный удар украинские власти намерены нанести по южнороссийской экономике. В списке, в частности, 49 предприятий из Ростовской области, среди которых и такие крупные как Новочеркасская ГРЭС, горно-обогатительная фабрика «Углерод», «Ростовтоппром», «Ростовский порт», «Донавиа», «Роствертол». В отношении некоторых из них санкции введены впервые, в отношении других — только продлены.

Читайте также

Также в списке 12 предприятий из Краснодарского края (в том числе «Кубанская картонажная фабрика», «Сочитеплоэнерго», а также два банка — «Краснодарский краевой инвестбанк» и «Первомайский»).

Принципы, по которым в санкционный список попадали те или иные российские предприятия, неизвестен. Скажем, в МУП «Сочитеплоэнерго» были крайне удивлены тем, что они «способствуют террористической деятельности и приводят к оккупации страны [Украины]», как говорится в указе Порошенко. Никаких деловых контактов с украинскими партнерами у сочинского предприятия нет. А значит, собственно, им и санкции не страшны…

В санкционный список впервые было включено одно из крупнейших в России аграрных предприятий — «Агрокомплекс им. Н. Ткачева», который контролирует семья министра сельского хозяйства Александра Ткачева. В течение ближайших трех лет «Агрокомплексу» запрещены любые торговые операции, для них приостановлены экономические и финансовые операции, а также прекращен транзит ресурсов и перевозки грузов по территории Украины.

В отношении самого Ткачева также продлены персональные санкции, которые были первоначально введены еще в сентябре 2015 года. Для министра сроком еще на год будут блокированы активы, находящиеся на территории Украины, а также введено временное ограничение права пользоваться и распоряжаться личным имуществом.

Черкесы «пристыдили» Кондратьева

Экономические санкции против крупнейших южнороссийских компаний были введены официальным Киевом на фоне заявлений украинских политиков о территориальных претензиях на Кубань и Дон. За последний месяц их озвучили глава Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский и министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян.

Если Жебривский говорил о «возвращении» Украине трех областей — Брянской, Воронежской и Ростовской, то Омелян озвучил претензии лишь на кубанские территории. Причем он считает это «платой» за восстановление авиационного сообщения между двумя странами, которое было отменено по инициативе Украины в сентябре 2015 года по распоряжению председателя кабинета министров Арсения Яценюка.

Отреагировал на заявление Омеляна кубанский губернатор Вениамин Кондратьев, предложивший прислать украинскому министру «партию учебников по истории и географии»: восполнит, мол, пробел в школьных знаниях, ведь Кубань никогда не была украинской…

Неожиданно в диалог Кондратьева и Омеляна включилась и «третья сила» — представители общественной организации «Адыгэ Хасэ — Черкесский совет» из Майкопа. Они приняли и опубликовали за подписью своего председателя Заурбия Чундышко официальное заявление, в котором стыдят губернатора Кондратьева.

«Адыгэ Хасэ» напоминает, что земли Кубани никогда не были ни исконно русскими, ни украинскими — здесь располагалась Черкесия, а были опустошены в результате геноцида черкесов. Этнические активисты не просто стыдят Кондратьева за «незнание» истории родной Кубани, но и требуют принести официальные извинения всеми черкесскому народу.

«Самый вменяемый в этой ситуации — Кондратьев»

«Свободная пресса» обратилась с просьбой прокомментировать ситуацию руководителя Северо-Кавказского филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), доктора политических наук Геннадия Косова.

— Есть чудная пословица: «Если обращать внимание на каждую лающую на тебя собаку, то караван никогда не дойдет до цели».

Украинская сторона проследует свои интересы: политикам важно набрать очки у своих сторонников внутри Украины и возможно получить определенные бонусы за рубежом. Украина поддерживает «градус» на информационном фронте, используя данный сюжет, чтобы показать: якобы Россия давно занимается «нечестной» игрой и присваивает «чужое». Ведь нужно поставлять сюжеты для мировых СМИ, «просвещать» мировою общественность, тем более, в преддверии встречи Климкина с Трампом.

«Черкесский вопрос» тоже всплывает при любом удобном случае, и позиция «Адыгэ Хасэ» тоже вполне объяснимая: в очередной раз актуализировать определенные сюжеты российской истории и стать третьим субъектом данного разговора.

В этой ситуации самая вменяемая — это позиция Кондратьева, который прокомментировал ситуацию с позиции национальных интересов, а не отдельно взятого Краснодарского края.

«Никаких правовых и исторических оснований»

Свою позицию в интервью «Свободной прессе» высказал руководитель ростовского фонда «Прикладная политология» Сергей Смирнов:

— Разговоры о том, что часть российских территорий «на самом деле» украинские, ведутся уже не первый год. Просто раньше об этом говорили представители радикальных объединений, потом депутаты от националистических партий, а в последнее время — вполне себе официальные лица.

«СП»: — Как стоит реагировать, на ваш взгляд, на эти претензии? И имеют ли они под собой хоть какую-то историческую основу?

— Любые заявления и претензии о том, что некоторые территории Краснодарского края или Ростовской области являются «исконно украинскими» только потому, что туда когда-то были переселены запорожские казаки или потому, что там часть населения разговаривает на малоросском диалекте, не имеют под собой никаких правовых, исторических и иных оснований.

Читайте также

Как впрочем, и ссылки на то, что Таганрог и его соседние районы в марте 1954 года были якобы переданы Российской Федерации в обмен на Крым, который тогда вошел в состав УССР. На самом деле Таганрог был украинским лишь в первые послереволюционные годы. Сначала он входил состав Донецко-Криворожской советской республики, потом Украинской советской республики, затем Украинской народной республики. С приходом советской власти город вошел в состав Донецкой губернии УССР, но уже в феврале 1924 года был окончательно включён в состав РСФСР.

«СП»: — Но зачем украинской стороне такие заявления?

— Все это предназначено в основном для «внутреннего пользования». В том числе и для того, чтобы продемонстрировать «боевой дух» самих заявителей.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня