18+
воскресенье, 22 января
Политика

Дмитрий Орешкин: Медведев «перезагрузил» отношения с Лукашенко

Российский президент решил утереть нос Путину и доказать, что договориться с «батькой» возможно

  
23

Спустя почти два месяца Кремль отреагировал на обидные заявления беларусского президента в адрес Владимира Путина. Напомним, 2 октября «батька» обрушился с критикой на российского премьера. По словам Лукашенко, Путин противодействовал сотрудничеству между Россией и Беларусью, устроил «газовый заговор», а также препятствовал развитию Союзного государства. Что в непризнании Беларусью Южной Осетии и Абхазии виноват «сам союзник», и что «кому-то в России хотелось нас наклонить».

На встрече с беларусскими СМИ президент Дмитрий Медведев обвинил Александра Лукашенко в «специфических высказываниях» в адрес российского руководства и желании выторговать для себя выгодные условия международных контрактов.

Что означают слова Медведева, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, почему Медведев заговорил о Беларуси?

— Мне представляется, что Медведев правильно понимает, что отношения Путин — Лукашенко зашли в тупик. И он думает, что ему удастся выстроить другие отношения с Лукашенко — более прагматичные и эффективные.

Вопрос неясный: может быть, удастся, а может, нет. Весь предыдущий опыт показывает, что всех, кто пытался выстраивать отношения с Лукашенко, беларусский лидер кидал — решительно и бесповоротно, обвинив при этом во всех смертных грехах.

Поскольку Лукашенко — если называть вещи своими именами — человек глубоко нездоровый психически, он всегда считает себя правым, никогда не признает свою вину, и списывает все беды на внешнюю политическую силу. Причем, совершенно искренне, и эта искренность безумца позволяет ему выигрывать политические баталии. В этом смысле Лукашенко похож на Сталина, который тоже за все свои ошибки казнил других, а сам всегда был прав, и глубоко в этом убежден — тоже совершенно искренне.

Так вот, Медведев — осознанно или нет — вступая в конкуренцию с Владимиром Путиным, пытается доказать, себе или обществу, что вот у Путина не вышло, а у меня получится. Поэтому Медведев начинает снова выстраивать отношения с беларусским лидером, причем играя по правилам Лукашенко. Я имею в виду, что Медведев согласился снизить стоимость нефти и газа для Лукашенко на 40%, в расчете на то, что Лукашенко что-то сделает взамен. Расчет — с моей точки зрения — глубоко ошибочный, но, возможно, г-н Медведев думает иначе.

«СП»: — Почему расчет ошибочный?

 — Путин понял, что дело в тупике, после почти десятилетних попыток что-то наладить с Лукашенко. Батька его неутомимо кидал. Тогда Путин сказал о 5,5 млрд. долларов ежегодной нефтегазовой дотации Беларуси, которую она получает, и взамен не делает ровным счетом ничего, кроме как произносит слова про российско-беларусскую дружбу.

Это было признание отчаянья. В Беларуси проживает 9 миллионов человек, из них треть — пенсионеры. Поделим эти 5,5 млрд. на 3 миллиона пенсионеров — и получим ту самую хваленую беларусскую пенсию, которую Лукашенко выплачивал своим пенсионерам в размере более высоком, чем российская. Получается, целиком вся пенсия беларусам выплачивалась за счет российской нефтегазовой дотации.

При этом Лукашенко говорил о том, насколько у него модель экономически эффективнее российской, что он Беларусь сберег от разграбления, а Россию не сберегли. Это как раз свойство рационального безумства — холодного, прагматического, параноидального стиля мышления Лукашенко. Он прекрасно знает, как все устроено, но поскольку он, Лукашенко, всегда прав, в конце концов, он же развел Россию, значит, его модель эффективна — пусть платят.

Когда Путин перестал платить, Лукашенко проклял Россию и демонстративно повернулся к Западу, в надежде, что ему дадут денег там. Его там слегка подкормили, но, поскольку Запад имеет большой опыт в общении с такого рода безумцами, много денег им не дают. Денег дали, но не по-русски, совковой лопатой, а так, поклевать. Лукашенко поклевал — ему показалось, мало.

«СП»: — И как складывается ситуация теперь?

 — Беларусский лидер находится, на самом деле, в абсолютно критической ситуации. Сейчас Лукашенко нужна альтернативная подпитка — опять из России. Для этого он делает пафосные маневры с Медведевым, где они оба, одев пятнистые робы, наблюдали за передвижением танков, и побеждали кого-то условного.

Лукашенко, опять же с параноидальным рационализмом, понимает, что в тандеме начинается внутренняя конкуренция и борьба за лидерство. Но понимает, что с Путиным ему ловить уже нечего, и ставит на Медведева. И прозрачно намекает: с тобой-то, Дмитрий Анатольевич, мы договоримся, в отличие от твоего предшественника, который такой-сякой, неумный, жадный. Тебе-то я помогу создать единое государство, и ты на фоне этого государства поднимешься в глазах народа, и выиграешь выборы-2012. Но мне, пожалуйста, подешевле нефть и газ.

И Медведев это, как приличный человек, делает. Он объявил, что Беларусь будет получать газ на 40% ниже прежних. То есть, Лука своего добился. После этого последует очередное кидалово. Ну, что тут сделаешь?! Такая у Лукашенко технология политического выживания.

«СП»: — А сейчас-то чего Медведев на Лукашенко наезжает?

 — Да разве он наезжает? Медведев дает денег. И говорит — как я его понимаю: «Да, были проблемы, с какими-то конкретными людьми у нас в России, и в беларусском истеблишменте были конфликты. А я, Дмитрий Медведев, ни разу не просил признать Абхазию и Южную Осетию».

И действительно не просил. Только мы помним хорошо, как посол РФ в Беларуси, г-н Суриков громко возмущался: мол, мы вам платим, а вы ни хрена не признаете. Не выдержали нервы у г-на посла, он в открытую начал говорить. Но обычно послы не являются самостоятельными личностями, они выражают позицию государства.

А тут вроде Дмитрий Анатольевич от всего этого открестился, списав на путинскую эпоху. «Мы от Лукашенко ничего и не просили относительно этих двух республик, правда ведь», — и тоже на голубом глазу, смотрит в телевизор Медведев, — «нам это и не надо…»

«СП»: — К чему все это надо Медведеву?

 — Это называется перезагрузка. Перезагрузка отношений России с Беларусью. Медведев прямо так не может сказать, потому что это будет означать, что он считает путинскую политику несостоятельной. Собственно, он довольно ясно это сказал в обращении к Федеральному собранию. Медведев сказал, что внешняя политика была сумбурная, и строилась на ностальгических предрассудках. Чья внешняя политика была сумбурной? Николая II, Брежнева, Ельцина? По-видимому, имелась в виду более близкая предшествующая власть.

Медведев пытается перезагрузить отношения с Беларусью. Но мой опыт наблюдения за Лукашенко показывает, что это вряд ли возможно.

Что Медведев сказал про российско-беларусские отношения

«Разговоры о том, что кто-то давит на Беларусь, носят провокационный характер… Ни в публичном измерении, ни в ходе личных встреч я ни разу не просил признать Абхазию или Южную Осетию лидера Беларуси или другое должностное лицо из Беларуси, не обращался ни прямо, ни косвенно с этим предложением».

«За последнее время со стороны беларусских коллег, от президента Беларуси было сделано значительное число эмоциональных заявлений, которые зачастую выходили за рамки дипломатического протокола, а если говорить предельно откровенно, носили весьма специфический характер по отношению к нашим должностным лицам… Мне это не нравится. Я считаю, это — недопустимо… Это правительство (российское — прим. авт.) было назначено Госдумой по моему представлению. Когда коллега полемизирует с правительством, он полемизирует со мной. Вывод: нужно быть более сдержанным… Что касается тональности дискуссии и нашей корректности, здесь есть о чем поговорить, наверное, мы тоже не безупречны, я имею в виду Российскую Федерацию, отдельных должностных лиц, которые что-то говорят, или неких источников, которые те или иные сигналы посылают».

Фото [*]

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня