Юрий Болдырев: Клофелинщики судят спасателей

О процессе по обвинению в экстремизме членов ИГПР «ЗОВ»

  
8303
Юрий Болдырев
Юрий Болдырев (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Юрий Мухин, Кирилл Барабаш, Валерий Парфенов, Александр Соколов — обвинение запросило для них за «экстремизм» по 4 — 4,5 года реального заключения. В поддержку этих людей на заключительном этапе судебного преследования (в день вероятного вынесения приговора) эта моя статья.

Запугать или усыпить?

Что нужно человеку, который хочет вас обмануть и ограбить? Или уже обманывает и грабит и опасается, что вы это заметите?

Известно. Можно припугнуть — если есть сила или готовность блефовать. А можно и усыпить вашу бдительность, убаюкать.

Еще в советское время была такая категория «динамщиц», которых называли «клофелинщицами». Схема была проста: в баре или ресторане симпатичная девчонка приманивала парня, а затем у него дома, в машине, а то и прямо здесь же добавляла в алкоголь лекарство клофелин, резко снижающее давление, а совместно со спиртным довольно быстро приводящее в состояние «мертвецки пьяного», уже не способного контролировать ситуацию. И, что называется, «клиент готов»: кошелек, а если добрались до дома жертвы, то, может быть, и что-то более дорогое — в сумочке воровки (и, возможно, сообщников).

Читайте также

Схема, как известно, с теми или иными вариациями — стара как мир. Но нас с вами из нее интересует одно: если нас обманывают и грабят, то проще и безопаснее для грабителя нас не пугать пистолетом или ножом, а усыпить. Тем более, если их — грабителей — не большинство, а сугубое меньшинство.

Почему бы и не попугать?

Используют ли власти (допустим, в какой-то другой, нехорошей стране) метод запугивания? Разумеется. Попробуй выйти на «несанкционированный» митинг против произвола и коррупции властей или даже просто попасть под горячую руку — протоколы о «сопротивлении органам правопорядка», а то и обвинения в «избиении» сотрудника правоохранительных органов. И все — тюрьма, Сибирь (хотя нехорошие страны, где такое практикуется, иметь в распоряжении Сибирь, наверное, не достойны).

Подчеркиваю: не за совершенные опасные деяния, а превентивно, демонстративно и показательно — чтобы другим неповадно было.

Но достаточно ли одного этого метода? Иначе говоря, может ли неправедная власть удержаться только на штыках и тюрьмах?

Брать «тепленькими»

И потому для всякой неправедной власти…

Поясню: под неправедной властью здесь я понимаю ту, что приходит к власти, удерживается при власти, осуществляет псевдо смену самой себя, прежде всего, обманом (как основополагающий метод) и, что не менее важно, ради, прежде всего, обмана и личной наживы (основополагающая цель). И сколько бы старушек через дорогу такая власть ни переводила, более праведной она от того не становится. Точно так же, как грабитель, погладивший заодно вашу кошку или даже угостивший вашего ребенка конфеткой (на у вас же украденные деньги купленной), от того не только праведником не становится, но даже и минимального прощения не заслуживает.

…Так вот, для неправедной власти не разовый обман, но обман системный, продолжительный, растянутый на длительный промежуток времени — основа ее бытия. Можно сказать, одна из основных (наряду с запугиванием) опор.

Обман, в интересах неправедной власти и олигархии, которой она служит и частью которой сама является, как известно, должен быть системным и тотальным. И тогда достигается главный эффект: «клиента» не «берут», но он «тепленький» идет сам — то, что у нас называется «добровольно и с песнями».

Кто им мешает?

Некоторые наивные, называющие себя гордо «политологами», все предлагают, чтобы у власти было две ноги: левая и правая — социалисты (коммунисты, социал-демократы и т. п.) и консерваторы (монархисты, экономические либералы и др.). Но зачем власти еще две ноги, если они — эти подлинные две ноги — у нее уже есть: системное оболванивание масс и запугивание неподконтрольно властям и не вовремя проснувшихся и ставящих неудобные вопросы?

Да, вот эти, периодически «просыпающиеся», а то еще и «высовывающиеся», «сующие свой нос не в свое дело» — от них главные все беды.

Добро бы, если бы еще просто выходили бы на какую-нибудь «Красивую» площадь и заявляли бы, что «Главный» — негодяй. Это бы еще ничего. Даже что главный… Нет, лучше пока что заместитель «Главного» — вор. Даже и это сравнительно простительно («бездоказательно» же — тут смайлик напрашивается).

Хуже, если не просто говорят, что «Главный» — плохой, а мы на его месте будем лучше. Хуже, опаснее для властей — если предлагают самим гражданам брать и оценивать, насколько хорош тот или иной «Главный». Причем оценивать не разово, но регулярно. Оценивать системно, по формализованной процедуре. Да еще и по процедуре, которая должна иметь юридические последствия для всех этих «главных». Включая и самого «Главного».

«У нас одно с другим не связано»

А что оценивать-то, собственно? Понятно, даже если и оценивать, то исключительно складность мудрых речей и громадье планов власти. Плюс, разумеется, щедрую помощь отдельным достучавшимся-дозвонившимся на какую-нибудь «прямую линию». Это так хотелось бы самим властям.

Очень хочется (властям), чтобы все оставалось как есть. Выходишь на улицу в любом среднем русском городке, а асфальт-то настолько прохудился, что лишь воспоминание о нем осталось. А местную больницу закрыли — «оптимизация». И станции скорой помощи сократили — то же безобразие под красивой этикеткой. К частному врачу обратиться — так ведь нет ни работы нормальной, ни зарплаты — только все растущая квартплата, да еще и устремившиеся ввысь на квартиру налоги. А доехать в новейший разрекламированный как сверхдостижение «перинатальный центр», в котором, якобы, будут принимать всех бесплатно — так это сколько же денег на проезд надо потратить, да и дорога-то нормальная не предусмотрена.

Но кто виноват?

Никто. Объективные трудности. Внешние враги. Если уж очень припрет — можно отдать на съедение местного мелкого начальничка. Но не более того. Высшая власть — ни причем.

Выходишь на улицу где-нибудь в Воронеже: что называется, «бедненько, но чистенько» — уже хорошо. Но приезжает человек из Воронежа в Москву (не отдельную страну, но, вроде как, столицу единого общего государства) и поражается. Не только житель Воронежа — москвичи в шоке от абсурдно бессмысленных трат бюджетных денег у них на глазах. И понятно: почему не жировать и не транжирить деньги на ветер (бесконечное перекладывание плитки то вдоль, то поперек), если бюджетная обеспеченность на одного жителя в Москве как раз ровно в десять раз выше, чем в Воронеже. И это в едином-то государстве!

И не потому, что в Москве «креатив», а в Воронеже — «отстой». Но потому, что повсеместно — феодализм и сверхцентрализация, а в центре всего этого — сверх алчность.

Кто виноват, с кого спрашивать?

А чтобы спрашивали — властям не надо.

Властям желательно, чтобы было точно по Жванецкому (раннему, еще сорокалетней давности, но более актуальному бы теперь): «А у нас одно с другим не связано!». То есть, читай: в стране все — сплошное…, но на власть роптать и, тем более, с власти спросить — не сметь!

Что делать с проснувшимися?

Что за вопрос даже? Сажать, разумеется.

Но сажать — за что? За экстремизм.

Но в чем экстремизм? Ведь не в том же, что референдум предложили проводить?

По сути, разумеется, в этом. По сути, судят — за это. За то, что пытаются народ разбудить и глаза ему протереть. Да еще и реальное оружие против бандитов в руки дать.

А подвести взялись под другое.

Мол, была организация «Армия воли народа» * - запретили за экстремизм. Не будем сейчас разбираться, обоснованно запретили или нет. Создана другая организация — ИГПР «ЗОВ». Выступает за организацию референдумов по оценке деятельности власти, да еще и с юридическими последствиями того. Так вот, экстремизм, вменяемый тем, кто сам проснулся и нас пытался разбудить, в том, что это якобы не новая организация, а прикрытие противозаконного продолжения деятельности старой.

Вот с таким энтузиазмом преследовали бы бесконечные мошеннические фирмочки, иногда даже названия толком не меняющие, но от прежних своих обязательств перед клиентами уклоняющиеся под предлогом того, что это уже … новая организация, а старой — больше нет.

Или какого-нибудь друга-свата-брата вроде Сердюкова прихватили бы на том, что все его нынешнее «руководство» в каком-нибудь авиастроении на самом деле — продолжение прежней деятельности по разграблению Министерства обороны и страны в целом. Подозреваю, обоснованно доказать это оказалось бы несопоставимо проще, чем идентичность ИГПР «ЗОВ» прежней запрещенной «Армии воли народа».

Но кому здесь нужны доказательства? Людей и так уже показательно, без какого-либо приговора, продержали в следственном изоляторе два года! И, если надо, продержат еще столько же. Хоть в следственном изоляторе, хоть в колонии — как убийц и насильников.

Кто отнимает жизни у наших товарищей?

Важно понимать: несмотря на все обоснованное недоверие к нынешней российской власти и ее судебной системе, я никоим образом не призываю оказывать давление на суд. Я был на нем еще в апреле — был приглашен как эксперт, переведен судьей в статус свидетеля, но фактически давал показания и как эксперт. В последующем, при выступлении иных известных людей на этом процессе (Навальный, Бабурин, Сулакшин) им в статусе эксперта отказывали уже не только формально, но и реально — запрещали высказывать оценочные экспертные суждения по сути обвинения. Как это охарактеризовать? Доброй оценки подобное вряд ли заслуживает.

Тем не менее, не призываю давить на суд: и запрещено законом, и в данном случае бесполезно. Потому что на другой чаше весов, подозреваю, давление столь мощное, что нам сейчас, на этом этапе, его не перебить.

Но нам всем важно понимать, кто давит на ту чашу весов, держит в неволе наших товарищей, реально отнимает у них и их семей уже существенную по продолжительности часть полноценной жизни — с кем мы вообще имеем дело?

Читайте также

Если кто-то давит, то это именно те самые воры-клофелинщики, для который главные враги — всякие, кто их выводит на чистую воду, а также те, кто пытается разбудить незадачливых, поддавшихся искушению и дурману, протереть им глаза и, наконец, дать в руки оружие для защиты своих интересов, своего добра, да и самой жизни.

* Межрегиональное общественное движение «Армия воли народа». Признано экстремистским решением Московского городского суда от 19.11.2010 (вступило в силу 22 декабря 2010 г. после утверждения Верховным судом РФ).

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня