18+
среда, 18 октября
Политика

Трамп насадил Россию на шиитскую «ось»

Санкции США толкают Москву и Тегеран к стратегическому союзу

  
9960
Президент РФ Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани (слева направо) перед началом российско-иранских переговоров.
Президент РФ Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани (слева направо) перед началом российско-иранских переговоров. (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)
Материал комментируют:

Россия и Иран из-за санкций против обеих этих стран со стороны США оказались «в одной лодке», и теперь активно сближаются. Такой вывод сделал колумнист Forbes Уэйд Шепард. Из-за мер, принятых американскими законодателями, Москва и Тегеран успешно развивают сотрудничество. И это наносит ущерб Штатам, отмечает Forbes. И приводит конкретные факты.

31 июля стало известно, что российский Трансмашхолдинг и иранская корпорация Industrial Development & Renovation Organization of Iran (IDRO) подписали соглашение о создании совместного предприятия по производству вагонов метро. Потенциальный объем заказа Тегерана на 2 тысячи вагонов оценивается в 2,5 млрд евро.

В июне российская «Регионтранснефть» за 2,8 млрд евро купила расположенный в иранском городе Кум аэродромный комплекс. Помимо аэродрома российская компания планирует построить железнодорожную станцию и автобусный терминал.

Примерно тогда же иранская NIOC сообщила со ссылкой на министра нефти страны Бижана Намдара Зангане, что Иран подписал с «Газпромом» базовое соглашение по развитию трех газовых месторождений — Farzad-B, «Северный Парс» и Kish. Как отмечается в сообщении, Россия войдет в проект Farzad-B в Персидском заливе вместо индийской ONGC Videsh, предложение которой не устроило Тегеран. Запасы месторождения оцениваются примерно в 600 млрд кубометров.

Читайте также

Наконец, Иран закупает российскую военную технику. Поворотный момент тут наступил, когда президент РФ Владимир Путин отменил введенный в 2010 году запрет на продажу Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300. Сейчас иранская сторона заинтересована в приобретении российских истребителей типа Су-30СМ (с последующей локализацией их производства), учебно-боевых самолетов Як-130, вертолетов семейства Ми-8 и Ми-17, российских береговых ракетных комплексов «Бастион», оснащенных сверхзвуковой противокорабельной крылатой ракетой «Яхонт», надводных кораблей класса «фрегат», дизель-электрических подводных лодок и ряда других боевых образцов.

Все это уже привело к тому, что в 2016 году объем товарооборота между РФ и Ираном вырос по сравнению с 2015-м сразу на рекордные 70% - до $ 2,2 млрд. И, как отмечает Forbes, скоро он может превысить $ 10 млрд в год.

Плюс к тому, в феврале освободившийся от санкций Иран вернулся к теме бартерных поставок «нефть в обмен на товары», о которых Москва и Тегеран начали договариваться еще с 2014 года. Речь идет о продаже России 100 тыс. баррелей нефти в сутки (5 млн тонн в год). Бартер Ирану интересен из-за сохранения сложностей в валютных расчетах. Как заявил торговый представитель РФ в Иране Андрей Луганский, половина иранской нефти может быть оплачена товарами из РФ на сумму до $ 45 млрд (железнодорожная техника, грузовики и автобусы, оборудование для аэродромов, самолеты).

Вместе с тем, наша дружба с Тегераном не безоблачна. Да, Иран в последние годы выступал на Ближнем Востоке ситуативным союзником России. Но и взаимные претензии накапливаются. Так, Тегеран выступает за войну в Сирии до победного конца, которая позволит Башару Асаду отвоевать у оппозиции всю территорию страны. А Москва готова на заключение мира на приемлемых для Дамаска условиях, но с учетом интересов умеренной оппозиции. Эти противоречия вполне способны поставить крест на экономическом сотрудничестве.

Прав ли Forbes, говоря, что Москва и Тегеран теперь в одной лодке, станет ли Иран нашим стратегическим союзником?

— Наши отношения с Ираном имеют многовековую историю: еще США не было, а у нас с Персией процветала торговля, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Поставки товаров из Ирана в Россию шли еще при Иване Грозном, в том числе товаров из Индии и Китая.

Другими словами, Иран для нас — важнейший сосед и торговый партнер. А сейчас еще и важнейшая геополитическая единица. Страна, которая сдерживает амбиции США в районе Ближнего и Среднего Востока.

Штаты, напомню, пытаются внедриться в Закавказье и Центральную Азию, чтобы окружить нас поясом клиентских государств. Иран — это глыба, которая мешает американцам реализовать их планы. Именно поэтому мы заинтересованы в том, чтобы Иран был процветающим и сильным государством.

«СП»: — Почему же до сих пор наша дружба с Ираном носила ситуативный характер?

— Иран — сложный партнер. Это независимое государство с тысячелетней историей, у которого свои традиции, школа дипломатии, культура. Но мы все же научились договариваться с иранцами. Достаточно сказать, что Россия всего дважды воевала с Ираном, в отличие от множества других государств.

Сейчас, в ситуации санкций, Россия и Иран друг друга поддерживают. Да, по Сирии у нас имеются разногласия. Но надо понимать: Иран занимает в сирийском вопросе гораздо более твердую позицию, чем Россия.

Наш внешнеполитический истеблишмент «виляет». Мы то поддерживаем Асада, то его не поддерживаем. И эти виляния, на мой взгляд, до добра не доведут. Тегеран же очень последовательно поддерживает дружественное ему государство. И нам надо действовать так же, а не пытаться угодить Западу.

По идее, России надо избавиться от прозападной элиты, тогда и виляний не будет. А по-настоящему серьезных противоречий с Ираном у нас просто нет.

«СП»: — Имеет смысл заключить нам с Ираном договор о стратегическом партнерстве?

— У нас с Ираном де-факто сложился стратегический союз на Ближнем Востоке. Мы не сдали Тегеран, когда речь шла об иранской ядерной программе. Хотя прозападные силы в России всячески старались «слить» Иран, здравый смысл в нашем руководстве возобладал. Да, Медведев тогда подписал запрет на поставки Тегерану С-300 и ряда других вооружений — этого явно не стоило делать. Но теперь все, к счастью, дело прошлое.

Читайте также

В Сирии нас с иранцами объединяет борьба с прозападными исламистами. Эти силы, которые поддерживают Катар, Саудовская Аравия и США, настроены явно антироссийски.

Замечу, у нас с Тегераном уже есть соглашение — советско-иранский договор от 1921 года. Отдельная его статья обеспечивала РСФСР право введения своих войск на территорию Ирана в случае нападения на него третьих держав или при использовании ими иранской территории как плацдарма для нападения на РСФСР.

По существу, мы являемся гарантами безопасности Ирана. И хотя сами иранцы сделали заявление, что от этой статьи отказываются, мы ее продолжаем считать действующей. И такое положение — несмотря на все заявления — Тегерану выгодно. Оно действительно дает ему определенные гарантии безопасности.

Де-факто, повторюсь, союз с Ираном имеется. Но нам не нужно, я считаю, оформлять его каким-то специальным соглашением. Иначе это нам свяжет руки, и мы будем вынуждены действовать в тандеме с Тегераном по массе вопросов. Нам это не особенно выгодно.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня