Россияне не хотят Собчак в президенты

Граждане РФ не готовы видеть женщину во главе государства

  
37591
Дочь А.Собчака, телеведущая Ксения Собчак
Дочь А. Собчака, телеведущая Ксения Собчак (Фото: Руслан Шамуков/ТАСС)
Материал комментируют:

Большинство граждан Российской Федерации не готовы видеть женщину на посту президента страны. Такие данные содержатся в новом опросе «Левада-Центра» *, который был проведен в сентябре.

Участие женщин в политике как таковое одобряет 71% опрошенных, хотя интересно, что по сравнению с 2006 годом серьезно изменилось соотношение тех, кто уверен в этом и тех, кто считает, что «скорее одобряет» политическую активность женщин (23% к 48% в 2017 году против 40% к 35% в 2006).

Схожая динамика прослеживается и в вопросах о занятии женщинами высоких государственных постов. В целом 60% респондентов хотели бы, чтобы в России женщины занимали высшие госпосты наравне с мужчинами. Но доля людей, определенно желающих этого, сократилась с 35% в 2006 до 16% в 2017.

Еще меньше россияне оказались готовы к женщине-президенту в ближайшие 10−15 лет. Определенно хотят этого всего 11% опрошенных, «скорее да» — 23%. С выбором кандидатур у респондентов также возникли проблемы. На просьбу назвать женщин-политиков, которые могли бы претендовать на президентское кресло, около трети респондентов заявили, что таких вообще нет, а две пятых затруднились ответить.

Первое место в этом своеобразном рейтинге заняла председатель Совета Федерации ФС РФ Валентина Матвиенко, которая набрала 6,1% голосов. На втором месте с 1,4% оказалась Ирина Хакамада, которая неоднократно говорила, что не собирается возвращаться в большую политику, а на третьем — официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Остальные «кандидатки» показали результат в районе статистической погрешности. Так, Ирина Яровая, Валентина Терешкова, Оксана Дмитриева набрали 0,5−0,6%. Фамилию телеведущей и журналиста Ксении Собчак назвали 0,4% опрошенных.

Читайте также

Тем интереснее, что в последнее время ряд СМИ именно Собчак стал называть едва ли не главным оппонентом Владимира Путина на предстоящих президентских выборах. Как уже писала «СП», все началась с публикации в издании «Ведомости», в которой со ссылкой на неких инсайдеров говорилось о том, что в Администрации президента решили сделать ставку на Собчак. Сама ведущая все связи с АП опровергла, а вот свое возможное участие в выборах так категорично отрицать не стала, написав, что «когда и если» решится на это, то сама сообщит общественности.

14 октября Русская служба «Би-би-си» сообщила, что Ксения встречалась с Владимиром Путиным, для того, чтобы взять у него интервью для фильма об Анатолии Собчаке, но после ухода съемочной группы осталась поговорить с президентом наедине, что породило новую волну слухов о ее участии в избирательной кампании.

Все это вызвало нешуточное волнение в среде оппозиции и условной либеральной общественности. Ксению начали обвинять в том, что она пытается отобрать голоса у будущего демократического кандидата. Сначала Алексей Навальный заявил, что телеведущая решила участвовать в «омерзительной игре под названием «давайте притащим на выборы либеральное посмешище», а ее взгляды назвал «людоедскими». Затем бизнесмен Евгений Чичваркин обвинил Собчак в «договорном матче» с властью и нецензурно высказался в ее адрес, чем заслужил не менее жесткий ответ ее супруга, актера Максима Виторгана.

Но пока либеральная среда и интеллигенция занимает места в лагере «за» и «против» ведущей, выясняется, что широкая общественность не горит желанием видеть женщину вообще и Ксению Собчак в частности во главе государства.

Автор исследования, научный сотрудник «Левады» Екатерина Кочергина считает, что «довольно значительная и устойчивая поддержка участия женщин в политике и желание видеть женщин на руководящих постах расценивается нами как отголосок советской установки на „равенство“, что вовсе не означает реальных подвижек и реальную, общественную поддержку участия женщин в политике». Она не исключает, что идея о выдвижении женщины в президенты действительно идет с подачи правящей элиты, чтобы создать запрос на «видимую» конкуренцию.

«Запроса на реальную конкуренцию, идущего „снизу“, в обществе нет. Поэтому появление, в этом избирательном цикле, женщины — независимой кандидатки в президенты, люди считают нереальным, равно как и появление независимого кандидата мужчины, но даже если такие политические фигуры появятся, то сегодня они не могут рассчитывать на широкую общественную поддержку», — подытоживает автор.

В интервью «Свободной прессе» Екатерина Кочергина пояснила, что провести исследование ее побудила публикация в «Ведомостях», а также почти одновременные запросы нескольких журналистов, не связанных с этим изданием, о том, может ли женщина претендовать на президентское кресло и какая именно. На деле же такая постановка вопроса не совсем верна — дело не в гендерной принадлежности, а в том, от какой политической силы выдвигается кандидат, будь то мужчина или женщина.

— Наши данные не дают прямого и четкого ответа на вопрос о том, почему снизилось число людей, которые однозначно поддерживают участие женщин в политике. Могу высказать личное мнение, которое не обязательно совпадает с позицией «Левада-Центра». Мне кажется, это может быть связано с тем, что в последнее время в России начался некоторый разворот к патриархальным ценностям и более «мачистской» культуре. Она не подразумевает участие женщин в политике. В ней женщины играют роль хранительницы очага, матери, занимаются хозяйственными вопросами, но не политикой и международными отношениями. Хотя все это мы можем только предполагать, наши данные напрямую об этом не говорят, и эту гипотезу еще нужно проверить.

«СП»: — Почему несмотря на то, что 60% хотят видеть женщин на высших государственных постах, эта тенденция не распространяется на должность президента?

— Это лучше всего объясняется тем фактом, что у нас есть Владимир Путин, и он доминирует во всех опросах общественного мнения о политиках вообще и выборах в частности. Так получилось, что кандидатура президента одна-единственная, и пока есть Владимир Путин, других альтернатив не возникает.

Второй интересный момент в том, что женщины, которые, безусловно, присутствуют в общественной жизни и часто занимаются тяжелейшими и острейшими вопросами российского общества, начиная от паллиативной медицины и заканчивая защитой прав военных или заключенных, почему-то не находят поддержки общественного мнения. По большому счету, они обществу не известны, а если известны, то не рассматриваются, как потенциальные кандидаты на пост президента.

«СП»: — То есть, в обществе запроса на женщину-кандидата нет?

— В последнее время нам часто задают такие вопросы. Мой ответ в том, что если женщина-кандидат появляется, она получает ровно ту поддержку, которая есть у выдвинувшей ее партии. Грубо говоря, если бы Валентина Матвиенко пошла в президенты от «Единой России», она получила бы всю ту политическую поддержку, которая есть у этой партии. Если это будет Оксана Дмитриева, она получит избирателей Партии Роста.

Мне сложно сказать, как в этом списке оказалась Ксения Собчак. Думаю, это связано с тем, что она достаточно известная фигура для россиян, причем известность пришла к ней еще до начала политической активности. Если рассматривать ее, как политика, она с 2011—2012 годов принимала участие в протестах оппозиции, в работе ее Координационного совета, затем продолжила деятельность на «Дожде», где занималась освещением политических событий. Последние лет пять она активно нарабатывает свой политический и околополитический багаж, это нельзя не признать.

Старший преподаватель кафедры социальной технологии МГГУ им. Шолохова Константин Шадров, в свою очередь, считает, что дальше саморекламы история с выдвижением Ксении Собчак в президенты не зайдет, хотя не исключает, что в будущем женщина-кандидат сможет успешно проявить себя на выборах.

— Мне кажется, что в случае с Ксенией Собчак мы видим банальный пиар. Это паразитизм на авторитете более мощной фигуры. Если начать ее критиковать, ругать, ставить себя на одной доску с ней, у части аудитории может сложиться субъективное впечатление, что это равноценные фигуры, представители одной весовой категории, которые в самом деле могут конкурировать между собой. Хотя по факту между этими персонами может быть пропасть.

Я считаю, что мы видим попытку поддержать свою популярность, которую потом можно конвертировать в какие-то дивиденды, как материальные в виде роста узнаваемости и гонораров, так и психологические. Это самореклама, которой не стоит придавать серьезного значения.

Что касается мнения россиян по поводу участия женщин в политике в принципе, мне кажется, что это не запрос на будущее, а оценка того, насколько текущая политика отождествляется с мужским началом.

Читайте также

«СП»: — Что это значит?

— Со времени проведения предыдущих опросов политика Российской Федерации стала восприниматься, как более «мужская», что вполне объяснимо. В ней произошли значимые события: это и операция наших ВКС в Сирии, и косвенное, но жесткое участие в происходящем на Украине, и противостояние с Западом.

Да и в целом политика стала более жесткой, в ней преобладают однозначные оценки, а не уступчивость, уклончивость. Не то, чтобы это новая тенденция, но в последние годы она вышла на другой уровень. Мы видим более четкое позиционирование своих интересов, высказывание мнения без подстройки под кого-то. Наверное, в общественном сознании все это оценивается как более мужской характер политики в целом.

«СП»: — Значит, общество в принципе не готово видеть женщину-президента в ближайшем будущем?

— Запросы — во многом штука неопределенная. Массовое сознание инертно и отображает не то, что хочет в будущем, а то, что накопилось к настоящему моменту. Готовность воспринять женщину в качестве политического лидера — вопрос открытый. Если женщина-политик будет соответствовать ожиданиям народных масс и сможет создать хороший образ в массовом сознании, общество ее примет, почему бы и нет.

Отраженная в опросе тенденция — это ведь не финальная точка, не запрет на участие в политике. Это, скорее, исходная точка, с которой придется стартовать женщине, которая захочет пойти в президенты. Просто ей будет сложнее, придется доказывать или что женский стиль политики может быть не менее эффективным, чем мужской, или что она тоже может быть «мужчиной» в политическом смысле.


*АНО «Левада-Центр» внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Владислав Белов

Заместитель директора Института Европы РАН, руководитель Центра германских исследований ИЕ РАН

Александр Скиперских

Профессор НИУ ВШЭ в Перми

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Игорь Юшков
Игорь Юшков

Поздравляю «Свободную прессу» с юбилеем! 10 лет для СМИ — это серьезный возраст, переход от юности к зрелости. «Свободная пресса» — это портал, который всегда отличался уравновешенностью и обстоятельностью в своих материалах, предоставлял слово всем сторонам процессов. Это добавляет вам изюминку. Вы остаетесь площадкой, где представлены разные точки зрения, что привлекает аудиторию. Желаю вам продолжать работать в том же духе и не сбавлять темпов!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня