Зачем жена муфтия рвется в Кремль

Религиозные лидеры тоже решили заявить о себе на выборах

  
25536
На фото: супруга муфтия Дагестана, главный редактор журнала "Ислам" Айна Гамзатова во время встречи с инициативной группой граждан по выдвижению ее в кандидаты на предстоящих в 2018 году президентских выборах
На фото: супруга муфтия Дагестана, главный редактор журнала «Ислам» Айна Гамзатова во время встречи с инициативной группой граждан по выдвижению ее в кандидаты на предстоящих в 2018 году президентских выборах (Фото: Алиасхаб Магомедов/NewsTeam/ТАСС)
Материал комментируют:

У российских мусульман (которых, по разным оценкам, насчитывается почти 20 миллионов) в самом конце прошлого года появился свой кандидат в президенты. Это супруга муфтия Дагестана. Правда, мнения опрошенных «Свободной прессой» экспертов о том, зачем ей нужно участие в выборах, диаметрально разошлись.

3 кандидата — 6 отказов…

Центризбирком официально уведомили о выдвижении кандидатами в президенты 23 человека (из них один человек — машинист крана Кировского металлургического завода Наталья Лисицына — дважды).

Шесть человек уже получили отказы в регистрации: это лидер незарегистрированной «Партии прогресса» Алексей Навальный, журналист Олег Лурье, депутат Костромской областной Думы Владимир Михайлов, бизнесмен Сергей Полонский, а также председатели всероссийских партий «Женский диалог» Елена Семерикова и «Социал-демократическая партия России» Сираждин Рамазанов.

Такое большое количество выдвинутых кандидатов, по мнению члена Центризбиркома России Евгения Шевченко, связано с либерализацией законодательства: чтобы стать кандидатом, необходимо собрать либо 100 тысяч подписей (для выдвиженцев непарламентских партий), либо 300 тысяч (для самовыдвиженцев).

Причем одной из самых обсуждаемых кандидатур неожиданно оказалась Айна Гамзатова — супруга председателя Духовного управления мусульман Дагестана шейха Ахмада Абдулаева. Ее основное место работы — заместитель директора по дополнительному образованию в Северо-Кавказском институте Российской правовой академии (РПА) Минюста России.

Читайте также

Она выпускница журфака Дагестанского государственного университета (ДГУ), член Союза журналистов России, в разное время была главным редактором духовно-просветительской газеты «Ас-Салам» («Мир и благополучие»), «Исламского вестника», журнала «Ислам», портала «Ислам.ru».

Ее первый муж — также муфтий Дагестана Саид-Мухаммад Абубакаров, который был убит в результате покушения в августе 1998 года (он был взорван в своей машине прямо на территории центральной мечети Махачкалы). Айна Гамзатова является учредителем благотворительного фонда «Путь», а также советником муфтия Дагестана по связям с органами власти, общественностью и СМИ.

Кому нужен предвыборный «хайп»?

Вероятнее всего, кандидатура Айны Гамзатовой (она была выдвинута в президенты не какой-то политической партией, а инициативной группой избирателей) призвана консолидировать вокруг себя избирателей-мусульман.

Вместе с тем, новость о выдвижении Гамзатовой вызвала крайне полярные оценки в среде российских мусульман (прежде всего, разумеется, в блогосфере) — от восхищения до осуждения. Осудили ее прежде всего представители нетрадиционного ислама (салафиты): они ссылаются на некие религиозные каноны, которые якобы запрещают женщине в принципе заниматься политикой.

31 декабря Гамзатова должна была вылетать из Махачкалы в Москву, чтобы подать документы в Центризбирком. Однако в этот день «телефонные террористы» сообщили о якобы минировании аэропорта. Естественно, сразу же появились слухи, что это было сделано специально, дабы сорвать выдвижение Гамзатовой в президенты.

О том, почему выдвижение Гамзатовой вызвало такую полемику в исламском мире, «Свободная пресса» побеседовала с экспертом Института национальной стратегии, главным редактором научного журнала «Мусульманский мир» Раисом Сулеймановым:

«СП»: — Раис Равкатович, как вы полагаете, действительно ли «минирование» махачкалинского аэропорта могли организовать ради того, чтобы сорвать выдвижение Гамзатовой в президенты?

— Честно? Просто нелепо рассуждать о том, что якобы объявление о ложном минировании махачкалинского аэропорта было связано с тем, чтобы не дать жене муфтия Дагестана поехать в Москву для подачи документов в ЦИК. Такие сообщения о якобы минировании аэропортов были в нескольких городах страны. И даже если это чье-то хулиганство, то силовики все равно обязаны проверять все подобные звонки.

«СП»: — Откуда же тогда эти слухи? Ведь домыслов вокруг того, что кто-то пытается сорвать выдвижение иных кандидатов, не было…

— Предстоящие выборы президента России имеют интересную особенность: они позволяют выдвинуться на первоначальном этапе достаточно большому количеству желающих, что уже многие и сделали. Для выдвижения физического лица в кандидаты в президенты России на первом этапе достаточно, чтобы инициативная группа в количестве не менее 500 человек или какой-нибудь политической партией его выдвинула.

Практически это несложно организовать. Скажем, собрать своих сторонников в количестве 500 человек или попросить какую-нибудь из политических партий (благо, что сейчас их уже более пятидесяти штук, хотя большинство из них неизвестны широким слоям населения — однако зарегистрированы и формально функционируют).

Только сейчас насчитывается более двух десятков кандидатов — многие из которых, правда, неизвестны широким слоям населения. К ним и относится Айна Гамзатова. При всем уважении, но дальше Северного Кавказа (а если еще точнее — Дагестана) ее не знают.

«СП»: — Однако сразу после ее выдвижения в блогосфере разразилась буря. Некоторые радикально настроенные мусульмане даже открыто ей угрожали.

— Я не стану комментировать теологические споры среди мусульман по поводу того, может ли женщина управлять государством. Самое трудное для нее как кандидата будет не заполучить голоса русского большинства страны, а то, что на нее обрушится критика со стороны ее же единоверцев — мусульманских избирателей.

Причем, как это нередко бывает, будут появляться крайне нелицеприятные публикации в форме черного пиара: будут копаться в ее прошлом, в личной жизни. Увы, но этого не избежать, раз уж человек решил принять участие в избирательной кампании, то ему предстоит готовиться к этому. Нужно ли Айне Гамзатовой такое?

«СП»: — «Демократичность выборов сейчас в России показывают. Да, Навального не допустили, но вот Собчак и еще женщину в хиджабе допустили», — пишет по поводу выдвижения Гамзатовой известный исламский блогер и правозащитник Али Чаринский.

— Вы знаете, у меня складывается ощущение, что выдвижение Айны Гамзатовой — это такое своеобразное желание посоревноваться с другими кандидатами-женщинами, которых на этих выборах объявилось удивительно много. Просто удивляет то, что Гамзатова заявила о своих амбициях только в конце декабря, то есть очень поздно.

Как бы негативно не относились к одному из лидеров несистемной оппозиции Алексею Навальному, но тот начинал свою избирательную кампанию год назад, став благодаря этому более-менее узнаваемым. В случае с Гамзатовой просто элементарно собрать подписи будет сложно, а уж на ее раскрутку в общероссийском масштабе времени совсем не хватит.

Но давайте предположим, что все-таки удалось зарегистрироваться Айне Гамзатовой в качестве кандидата в президенты. Сразу возникает элементарный вопрос: какова ее политическая программа? Очевидно, что ее пока нет. Более того, во всех публикациях в ее поддержку хоть и перечисляются ее заслуги и достижения, тем не менее, все они остаются исключительно в рамках исламской уммы.

«СП»: — Оценки разнятся, но это порядка 20 миллионов человек.

— А давайте вспомним чеченца Умара Джабраилова, который в итоге на президентских выборах 2000 года набрал лишь 0,1% (около 80 тыс. голосов).

Даже если чисто гипотетически представить, что все российские мусульмане за нее проголосуют (что далеко не так), то все равно она победы не одержит. Что она может предложить русскому большинству страны? Например, жителям Рязани, Костромы или Архангельска? Мы этого пока не знаем.

Не будем забывать, что перспектива победить на общероссийских выборах человека, который открыто позиционирует себя в качестве мусульманина, крайне мала.

«СП»: — Так зачем Гамзатовой, как вы думаете, участие в выборах?

— Мне кажется, что здесь есть желание человека выйти за привычные рамки представлений о себе. К тому же, сейчас есть такое явление как «хайп», то есть желание человека получить общественное признание и большую известность за счет участия в каком-то процессе или событии, которое у всех на слуху. Ближайшие три месяца — это президентские выборы. Даже если ты в них проигрываешь, то все равно к тебе приковано внимание общественности, и ты получаешь всероссийскую известность, что в будущем при определенном стечении обстоятельств может сулить тебе успех в карьере.

Вспомним того же Умара Джабраилова: его политическая карьера после участия в президентских выборах в качестве кандидата в 2000 году пошла стремительно вверх. Так что в случае с Гамзатовой, победа — не главное, главное — это участие, которое даст человеку известность.

Наконец, есть еще один идейно-политический момент. Айна Гамзатова воспринимается по взглядам и своей деятельности как сторонница и защитница традиционного ислама. Одним из признаков традиционного ислама в России является лояльность существующей политической системе и, в первую очередь, действующему главе государства.

А тут получается, что теперь она формально выступает конкурентом Владимира Путина. Более того, ей придется выступать отчасти и с критикой действующей власти, что косвенно означает и критику Путина. Очевидно, что многие из российских мусульман, традиционно лояльных нынешнему лидеру страны (некоторые даже подчеркивают, что они — «пехотинцы Путина»), могут оказаться в ситуации: голосовать за Путина или за Гамзатову?

Читайте также

Эксперт: Кавказ уже не будет прежним

Совсем иного мнения придерживается руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев:

— Обществу нужны радикальные изменения в сфере социальной политики. Ситуация напоминает схожесть выстраивания взаимоотношений с партией «Народ против коррупции», когда республиканские власти ежедневно отчитывались о положении внутри партии.

Обществу нужны радикальные изменения в сфере социальной политики (хотя бы в региональном аспекте), не говоря уже о претенденте на самую высшую должность в государстве.

Случай же с «минированием» махачкалинского аэропорта показывает, что, с одной стороны, власти заявляют об отсутствии угроз обществу, а с другой — слабость и отсутствие даже мысли о возможности конкуренции и политических перспектив.

Так или иначе маховик запущен, политическая активность Дагестана набирает небывалые в истории обороты и становится фактором консолидации разных сил, направлений и взглядов не только на Северном Кавказе, но и других регионов России.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня