Дружить с Россией Литве и хочется, и колется

В Вильнюсе не могут договориться, как вести себя с нашей страной

  
4431
На фото: президент Литовской Республики Даля Грибаускайте
На фото: президент Литовской Республики Даля Грибаускайте (Фото: Zuma/TASS)

Похоже, в руководстве Литвы — раздрай по вопросу об отношениях с Россией. Президент Даля Грибаускайте, поколебавшись перед Новым годом — не исключив контактов («Лучше сотрудничать, торговать, чем воевать», сказала она), — сейчас вернулась на активную антироссийскую позицию. А вот премьер Саулюс Сквернялис, взявшийся вслед за президентом дуть в «пророссийскую» дуду, уперся и не отказывается от своих слов, несмотря на гнев Грибаускайте.

Что происходит в политическом закулисье Литвы? Можно предполагать. Экономические показатели так себе, и это связано в том числе с плохими отношениями с Россией, санкциями Запада против РФ и ответными мерами, невозможностью местного бизнеса нормально сотрудничать с российскими коллегами — каждый такой шаг как под лупой, а в Сейме даже изучают опасности, якобы связанные с возможными российскими инвестициями.

Поставили под контроль сделки крупных, даже частных предприятий на предмет угроз безопасности государству, преследуют ослушавшихся политиков и бизнесменов. В результате в Литве самый низкий рост ВВП в странах Балтии. В прошлом году он составил 3,8%, и в Вильнюсе это подают как победу, но в Эстонии этот рост — 4,4%, а в Латвии — 5,8%. К тому же бывший лидер Партии труда Литвы, крупный бизнесмен Виктор Успасских однажды высказался о структуре ВВП своей страны, обратив внимание на миллиардные средства, поступающие из Евросоюза. А бывший министр иностранных дел Литвы Повилас Гилис прямо говорит, что показателями ВВП прикрывают бедность в государстве.

В 2016 году в Литве доля живущего за чертой бедности населения, по официальным данным, составила 22%, а по сведениям статистической службы Европейского союза «Евростат» — 29%. Данные за 2017 год еще не подведены. Ну и Литва — среди стран с катастрофически убывающим населением: люди «эвакуируются» в богатые регионы Европы и в США. Численность населения в республике в 2017 году составила 2,89 миллиона человек, а в момент распада СССР было 3,7 миллиона.

Читайте также

Не удаются и экономические проекты, направленные на достижение полной энергетической независимости от России. Так, введенный в 2015 году в строй терминал сжиженного газа в Клайпеде, куда пригоняют газовозы из Норвегии и США, не привел к краху «Газпрома» в Литве. Сначала его доля на литовском рынке упала до трети, но в прошлом году поднялась до 60%. Причина: соседи — Латвия и Эстония — отказались считать терминал региональным из-за того, что топливо на нем дороже газпромовского, не стали его покупать.

В результате объект не получил финансирования от Евросоюза, и финансовую ношу, в частности, аренду судна-хранилища газа в размере 720 миллионов долларов за 10 лет приходится нести жителям страны. Газ тут, естественно, не может быть дешевле российского, так как доставляется не по трубам, и технология сжижения-разжижения удорожает топливо.

Ну и потерпела крах «атомная программа» Литвы. На стыке 2009−2010 гг. по требованию Евросоюза остановили Игналинскую АЭС, доставшуюся в наследство от СССР, и решили строить с помощью японцев и американцев новую, получили политическую поддержку от Польши, Латвии и Эстонии. Но не экономическую. Сначала с «общего» проекта «соскочила» Варшава, а потом Рига и Таллин, не увидев выгоды в нем для себя. Зато теперь гнев Литвы заслужила Белорусская АЭС, которая строится недалеко от границы с помощью ненавистного в Вильнюсе «Росатома».

Вот такая политико-экономическая картина. И если еще недавно в Литве царило единодушие, по крайней мере внешнее, в отношении Россия -Вильнюс даже выговаривал Берлину и Парижу за общение с Путиным, — то перед Новым годом даже Даля Грибаускайте то ли засомневалась, то ли отреагировала на стон предпринимателей, то ли затеяла политическую интригу. Сказала о сотрудничестве с Россией и добавила: «Наш сосед останется сложным, но не хотелось бы махнуть рукой или сказать, что не надо общаться».

Премьер, видимо, принял эти слова за чистую монету и призвал возобновить работу Литовско-российской межправительственной комиссии, не собиравшейся 6 лет. Тут-то и выяснилось, что президент Литвы либо лукавила, либо в ее адрес последовал окрик из-за океана. Последовал окрик и из ее уст. «Нецелесообразно оживлять деятельность двухсторонней комиссии, а с точки зрения национальной безопасности безответственно», — заявила Грибаускайте, выговаривая премьеру. «Было бы наивным представлять, что с этой страной возможны экономические отношения, отделенные от политики, — утверждала она, критикуя позицию Сквернялиса. — Россия всегда использовала энергетику, торговлю и прочие инструменты в качестве мер политического давления и оказания влияния на другие страны. Наш прежний опыт это лишь подтверждает».

На самом деле опыт подтверждает лишь выполнение российскими компаниями своих обязательств в соответствии с контрактами, подписанными обеими сторонами, несмотря на претензии к тому же «Газпрому». Недаром Литва проиграла тяжбу с ним в Стокгольмском арбитраже .

А премьер уперся. В интервью немецкому изданию Bild он снова заявил об отношениях с Россией: «Мы должны вести себя как большинство стран ЕС, как Германия или Финляндия». Правда, произнес политическую мантру, без которой в Литве грозит политическая смерть: Литва, тем не менее, твердо придерживается «своих основных ценностей». «Мы не ставим под сомнения санкции или позиции по агрессии России против Украины. Мы не меняем позиции по вопросу того, что Россия должна придерживаться международного права и своих обязательств, включая сферу прав человека», — сказал Сквернялис. И снова задул в дуду: «Тем не менее, есть определенные общие интересы жителей и интересы бизнеса».

Премьера уже стали обвинять в популизме перед предстоящими в следующем году президентскими выборами — он один из фаворитов. Но и сторонники появились. Бывший советский диссидент, еврокомиссар от Литвы по здравоохранению и правам потребителей Витянис Андрюкайтис, последовательно выступающий за прагматические отношения с Россией, заявил: «Вероятно, наконец, Сквернялису кто-то посоветовал, что нужно начать думать».

Косвенную поддержку оказал и бывший посол Евросоюза в России, экс-министр иностранных дел Вигаудас Ушацкас. Узнав о намерении Грибаускайте сделать на Всемирном экономическом форуме в Давосе акцент на «российской угрозе», дипломат на своей странице в Facebook

отметил, что ему трудно понять, как, избрав такую позицию в Давосе, Литва сможет привлечь дополнительные инвестиции. Об этом, считает Ушацкас, следует говорить в НАТО и структурах ЕС, а также в Вашингтоне, на встречах с партнерами, на форумах, посвященных обороне, но никак не на форуме в Давосе.

Но президент Литвы не прислушалась к критике, тем более, что в 2010 году ему, как главе МИД, она высказала недоверие, видимо, в связи с расхождением во взглядах. Он тогда ушел в отставку, зато Евросоюз назначил его сначала своим специальным представителем в Афганистане, затем, с сентября 2013 года по сентябрь 2017 года — главой представительства Европейского союза в России.

Читайте также

А президент Литвы в Давосе обозначила свои привычные антироссийские позиции, и даже ухитрилась назвать Белорусскую АЭС в числе гибридных угроз. «Белорусская АЭС, которую Россия строит рядом с границами ЕС, также может быть использована в качестве неконвенционального оружия», — утверждала Грибаускайте. И полностью вернулась на свои прежние позиции против «Северного потока-2», хотя перед Новым годом казалось, что отступает от нее.

Раньше об этом проекте в Вильнюсе говорили только как о вредоносном, пытались его остановить, но на встрече премьер-министров Латвии, Литвы и Эстонии в Таллине было сделано заявление о том, что проект «в случае его реализации должен полностью соответствовать законам ЕС и принципам Энергетического союза». И ни слова об угрозе безопасности Европы. А вот в Давосе президент Литвы заявила: «Это геополитический проект, с помощью которого Россия стремится вновь сделать Европу полностью зависимой от российского газа. Мы по опыту своего региона знаем, что Россия использует газ как орудие экономического и политического давления. Проект Nord Stream 2 вызывает угрозу, потому что ЕС вместо того, чтобы диверсифицировать источники энергии и поставщиков, вновь может стать энергетически зависимой».

Что ж, это совпадает с озвученной на днях позицией Вашингтона. Только вот встреча Грибаускайте с Трампом в Давосе так и не произошла. Так что все не так уж и просто…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня