18+
пятница, 9 декабря
Политика

Медведев vs Путин: кто победил?

Как изменился за год расклад сил внутри властного тандема Путин — Медведев

  
240

2009 год стал первым полноценным календарным годом работы властного тандема Медведев — Путин. Согласно официальной версии, его участники не толкаются локтями, демонстрируют взаимопонимание и взаимовыручку, и не имеют ни времени, ни желания разбираться, кто из них главный. Однако в жизни все сложнее, в течение года позиции участников непрерывно корректировались, да и команды Путина и Медведева время от времени показывали друг другу зубы.

Мы решили выяснить текущую расстановку сил, опросив наших экспертов, и предложив каждому из них ответить на три стереотипных вопроса:

1.Смог ли президент Медведев стать за 2009 год полноценным политиком? Способен ли он самостоятельно, без поддержки Путина, переизбраться на президентский пост в 2012 году?

2.Владимир Путин провел год на второй — формально — позиции. Насколько это его ослабило, и будет ли он нашим следующим президентом?

3.Какие противоречия есть сейчас между президентом и премьером, будут ли они усугубляться ближе к выборам?

Владимир Прибыловский, президент Информационно-исследовательского центра «Панорама»:

1. У Медведева есть шансы переизбраться, если Путин до 2012 года заболеет, сойдет с ума, или уйдет в монастырь. Или если перевыборов Медведева захочет сам Путин.

2. Год прошел не без Путина, а очень даже с Путиным. Почти наверняка премьер будет баллотироваться в президенты. Прежде всего, для простоты управления. Вообще, Путин не переизбирался во многом потому, что не хотел валандаться с пересмотром Конституции. Кроме того, есть еще момент: Путин — человек довольно ленивый, он любит власть, но работать не любит. Заняв пост премьера, он обрушил на себя огромный объем работы. Что-то он раскидал по помощникам, по замам. Но сейчас он действительно вкалывает, как раб на галерах, чего никогда не делал, будучи президентом. Думаю, он хочет отдохнуть от премьерства, и вернуться в достаточно спокойное кресло президента.

3. Примерно до октября 2009 года никаких противоречий между Путиным и Медведевым не наблюдалось, Медведев был абсолютно подчинен Путину, и доволен своей ролью. В октябре-ноябре, мне кажется, наметились некоторые стилистические разногласия. Вырастут ли они в политические — не знаю.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

1. Медведев смог превратиться в полноценную медийную фигуру, но в политическую — нет. Если бы выборы были сейчас, у него был бы шанс переизбраться, при условии, что люди, как в 2004 году, думали бы, что они голосуют за Путина.

Медведев очень хорошо себя показал во время южно-осетинского конфликта. Я совершенно от него этого не ожидал, совершенно искренне считал пустым местом. Но он продемонстрировал умение руководителя. То есть, потенциал у него есть. Просто за этот год с этим потенциалом ничего не было сделано. Может быть, это такой замысел.

2. Путин не ослаб. Обратите внимание на контекст его появлений в СМИ. По количеству публикаций он — на втором месте, но по качеству — на первом. То, что нам показывают с Медведевым — проходные и не цепляющие сюжеты. Символ 2009 года — Путин в Пикалево, в Перми, и на АвтоВАЗе. Какой Медведев, о чем вы?!

Путин отдал часть полномочий в 2008 году, и кроме того, что тогда отдал, не потерял ни пяди. Более того, некоторые вещи забрал обратно. Например, здоровенный кусок внешней политики, первоначально отданной Медведеву.

3. Много противоречий. Главное — полномочия принадлежат одному, власть — другому. Представьте. Что вы — царь всея Руси, и при этом не можете назначить себе собственную секретаршу. Это постоянный внутренний конфликт. Нужно быть святым, чтобы здесь не испытывать внутреннего конфликта. Насчет того, что Медведев либерал, а Путин силовик — это сказки для детей младшего либерального возраста. Думаю, противоречия будут нарастать по мере кризиса, вне связи с выборами.

Александр Дугин, философ-традиционалист:

1. Если Медведев будет выдвигаться в 2012 году на президента один, без Путина, от имени всего, что у него есть сейчас, у него есть серьезные шансы избраться. После этого, я думаю, Медведев станет полностью самостоятельной фигурой, и тогда уже можно будет говорить о наличие его как фактора. Если же Медведев будет выбираться в условиях соперничества, как альтернатива Путину, у него будет голосов не больше, чем у Андрея Богданова. После этого Медведев перестанет быть политической фигурой, и вообще фигурой.

Думаю, это маловероятно, потому что Медведев понимает, что залог его сохранения в политике, и залог его будущего — он довольно молодой человек — в игре по правилам. В игре по правилам у него есть шанс дальнейшего укрепления своего положения, в игре против правил — у него почти стопроцентная вероятность улететь вслед за Касьяновым — в никуда.

2. Путин несколько ослабил свой вес, но речь идет о микропроцессах. Возможно, он потерял — в силу своей второй позиции — крохи влияния. На самом деле, он потерял только то, что сам отдал, посчитал несущественным. Например, симпатии «Новой газеты», которая была против правительства, а теперь «за» Медведева. Ровно насколько распространяется влияние «Эха Москвы» и «Новой газеты», в этой сфере Путин потерял, но это настолько микроскопический сдвиг, что заметить его на электоральном уровне нельзя.

В отношении назначений, основных постов, распределения влияния в государственной сфере, Путин контролирует все стратегические направления — единолично и в полной мере.

3. Противоречий нет, но они могут быть. Один из сценариев 2012 года может развернуться по линии Путин-Медведев. Либеральная часть нашего истеблишмента, проамериканская, на глазах пытается сделать Медведева своим знаменем, и наделить его миссией либерализации России. Его видят как второго Горбачева, второго Гайдара. Если Медведев пойдет дальше какой-то критической черты в этом направлении, может сформироваться следующая модель: либерал, Горбачев N2 — Медведев, настаивающий на ускорении (модернизации), и консерватор (вспомним съезд «Единой России»), державник Путин.

Нетрудно понять, какое количество людей будет при этом на стороне державности, а какой — на стороне Запада и НАТО: 95 к 5. Такая идеологизация может лечь и в основу электорального сценария 2012 года, и разделения общества. Ни к чему хорошему для Медведева это не приведет.

Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»:

1. Относительно политического веса Дмитрия Медведева существует дискуссия. Критики говорят, что принципиальных решений, в том числе в экономической сфере, Медведев почти не принимает, и все передоверил правительству. Сторонники, наоборот, утверждают, что он поднял перспективные темы не только в инновациях, но и в модернизации политической системы. Реально, думаю, при наличии готовности представителей тандема в выдвижении Медведева в 2012 году, элитных и социальных ограничителей для этого не существует.

Другое дело, что и Путин, и Медведев не торопятся обнародовать свои намерения, целенаправленно дезориентируя политическую элиту. И не допуская создания крупных политических коалиций в преддверии выборов.

2. Естественно, переход на пост N2 явился психологическим стрессом для Владимира Путина, и не всегда в этой роли ему было комфортно. Тем не менее, мы видим, он находил для себя решения, которые принимал самостоятельно, и он резко увеличил формат предложения себя масс-медиа. Видно, что ему не хотелось бы расставаться с ролью публичного политика, распределяющего, в том числе, социальные блага.

Чего здесь больше — психологического или политического — опять же вопрос, и целенаправленно поддерживаемая интрига в преддверии 2012 года.

3. Главное противоречие между Путиным и Медведевым — между ними 13 лет разницы. Эти люди по-разному видят будущее России, порой соглашаясь со многим в ее прошлом и настоящем. В то же время, надо понимать: попытки искусственного стимулирования противоречий между Путиным и Медведевым будут наращиваться. Окружение и того и другого заинтересовано приподнять роль именно своего патрона. Пока механизм разруливания конфликтных ситуаций системных сбоев пока не давал.

Александр Рар, немецкий политолог-международник, директор Центра Россия-Евразия Совета по внешней политике ФРГ:

1.Пока Медведев не сможет произвести конкретные кадровые изменения на высшем уровне в свою пользу, он остается в тени Владимира Путина, который пока что считается национальным лидером. Потом, нужно следить, как будет реализовываться программа модернизации Медведева, которую он поручил правительству. Там указаны жесткие сроки. Для меня будет очень важным посмотреть, сможет ли до 1 марта Медведев реформировать и частично расформировать госкорпорации. К этому сроку правительство должно реализовать этот план, и тогда станет ясно, насколько сильны позиции Медведева.

2. Путин в 2009 году не был на вторых ролях, скорее, был на первых. Он — самый влиятельный, политически сильный премьер в мире. Он никак не отошел от внешней политики, с ним общается и Обама, и г-жа Меркель, и Саркози. Визиты на высшем уровне первых лиц, которые организуются в Россию, всегда проводятся так, что иностранные гости встречаются с обоими членами тандема. Думаю, в деле преодоления кризиса первую скрипку тоже играл премьер — например, в решении вопроса о раздаче денег предприятиям и финансовым структурам. Я ожидал, что Путин будет уходить в тень, но после кризиса он, наоборот, выдвинулся на первые роли.

3. Между Медведевым и Путиным не будет открытой борьбы, конкуренции, и даже, я думаю, личных конфликтов. Медведев по-прежнему ощущает себя человеком путинской команды, он был назначен Путиным исполнять работу президента. Предполагаю, у них изначально была договоренность, кто будет следующим президентом.

Дмитрий Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций:

1. Медведев стал рациональным лидером, показал, что может формулировать национальную повестку дня. Его триада — статья «Россия, вперед», послание Федеральному собранию, выступление на съезде «Единой России» — это манифест и дорожная карта российской модернизации. Медведев показал себя человеком, который понимает потребности будущего, и содержание национальной повестки дня.

Думаю, шанс вновь быть выдвинутым на пост президента, есть и у Медведева, и у Путина. Но, полагаю, для элиты не вполне корректно решать сейчас этот вопрос. Ответ должен быть отложен до середины-конца 2010 года.

2. Путин остается лидером большинства. Он остается главным фактором в российской политике, и его роль национального лидера ничего не поколебало. Он может выдвигаться на пост президента, но вопрос, кто должен выдвигаться, эти два политика, работающие на одном поле, должны решать совместно. Потому что выдвижение обоих выглядело бы нелогично.

3. Я не стал бы говорить о противоречиях. Тандем достаточно устойчив. Более того, к концу года, когда была заявлена модернизационная повестка дня, он стал тандемом развития. Перед ним стоят новые задачи, модернизационные — в рамках, конечно, избранной модели консерватизма. Я бы говорил не о противоречиях, а о различиях политического стиля.

Николай Петров, эксперт Московского Центра Карнеги:

1. Мы не видим от Медведева никаких реальных действий и заявлений в политической сфере, кроме общих лозунгов. Он продолжает линию, заложенную Путиным. В сфере экономики у Медведева, да, есть любимая комиссия в сфере модернизации, которая действительно активно работает. Но я бы сказал, что это — очередной вариант нацпроектов: небольшая сфера со своим бюджетом, где Медведеву разрешено что-то творить.

Медведев как не был самостоятельной политической фигурой, так и сейчас ею не является. Поэтому вопрос о переизбрании может стоять только в связи с желанием или нежеланием Путина тандем продолжить. Но, на мой взгляд, система тандема крайне неэффективна, особенно в ситуации кризиса. При всей своей формальности она рождает неопределенность, в том числе, в головах политических элит среднего уровня. Поэтому она должна быть демонтирована, и чем раньше, чем лучше. Думаю, она вряд ли даже доживет до конца президентского срока Медведева.

2. Путин, не исключено, будет переизбран, причем даже раньше 2012 года. Это было бы, наверное, логично для системы. Хотя исключить другой вариант я тоже не могу. Единственное, я считаю, вопрос переизбрания Медведева — это вопрос к Путину. Это лишь будет означать сохранение декоративной президентской власти, что очень опасно.

У нас в стране нет реальных политических институтов, которые бы не были ослаблены за последние годы. Единственный институт, который все время усиливался, был институт президентской власти. Сейчас и этот институт, самим фактом, что в офис пришел Дмитрий Анатольевич Медведев — вернее, его туда привели — этот институт тоже является ослабленным.

В результате мы имеем политическую систему, где нет реальных политических институтов, и где единственное условие относительной политической стабильности — это высокий рейтинг премьера Путина, и как следствие, как отражение — чуть более низкий рейтинг президента Медведева.

3. Реальных противоречий между Путиным и Медведевым нет, и быть не может. Они выступают в разных ролях, и находятся в абсолютно разных весовых категориях. Медведев — это проект Путина. Конфликты в тандеме, которые мы наблюдаем — это реальные трения между командами: большой и доминирующей — Путина, и маленькой, не очень выросшей — Медведева.

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

1. На мой взгляд, полноценным публичным политиком Медведев не стал, но это от него и не требовалось. Он — политтехнологический продукт, который действует исключительно в условиях авторитаризма и при отсутствии свободных выборов. Политик такого рода не избирается, он назначается на выборную должность. Но полноценным президентом он, безусловно, стал. 2009 год показал, что никаких проблем с принятием любых решений у Медведева нет, и якобы существующие ограничения со стороны Путина носят исключительно моральный характер. Точно так же, как существовали моральные ограничения для Путина по отношению к Борису Ельцину и семье первого российского президента.

Я думаю, Медведев хочет идти в президенты в 2012 году, он не намерен никому уступать этот пост. И если страна подойдет к 2012 году в нормальном рабочем состоянии, у меня нет сомнений, что Медведев вновь станет президентом.

2. Я бы не стал преувеличивать желания Владимира Путина идти на президентский пост в 2012 году. Даже независимо от его собственного желания, это категорически не нужно элитам, потому что для элит важен лидер, который способствует их легализации на Западе. Таким лидером является Медведев, и не является Путин. В этом смысле, возвращение Путина для элит порождает ситуацию, близкую к катастрофической.

Если говорить о том, что случилось в 2009 году — Путин перестал быть священной коровой, и непременным условием выживания нынешнего режима. Стало окончательно ясно, что сегодняшний режим в России — по сути, обычный российский монархический режим, в котором реальная власть принадлежит не человеку, а трону.

3. Я считаю, личных противоречий между Путиным и Медведевым нет. Подобно тому, как Путин с громадным уважением относился к своим политическим учителям — Анатолию Собчаку и Борису Ельцину, — и не предпринял против них ничего, так и Медведев не будет воевать с Путиным. Хотя и от Путина требовали, чтобы он порвал с «семьей», чего он не сделал, и от Медведева будут требовать, чтобы он порвал с Путиным, чего он не сделает.

Однако объективные противоречия между фигурой президента, и фантомным тандемом, существуют. С течением времени власть будет все более концентрироваться в руках Медведева, а фантомность тандема станет все более очевидной. Что даст повод комментаторам говорить об утестении Медведевым Путина. Думаю, эта трактовка будет не совсем верна: Путин знал, на что шел, и понимал, что отдав президентский пост, он постепенно превращается в сугубо техническую фигуру.

Дмитрий Орешкин, политолог:

1. Полностью независимым политиком Медведеву стать еще не удалось, но он существенно по этому пути продвинулся. Об этом свидетельствуют довольно решительные действия в кадровой сфере: смещение Зязикова и назначение Евкурова, смещение военных, которые отвечали за взрывы арсенала в Ульяновске, смещение силовиков, которые контролировали пожарную безопасность в Перми. То есть, Медведев показывает, что уже освоился. При этом он остается и де-факто, и в общественном мнении вторым человеком в иерархии. Но, думаю, 2010 год станет в этом смысле определяющим.

2. В течение года и Путин и Медведев заявили, что не прочь поучаствовать в президентских выборах. Это — незаметная новость года. Мы видим все более очевидно формирование двух команд, причем путинская по-прежнему доминирует. Но Медведев, по крайней мере, не боится пользоваться президентскими прерогативами.

Путин по-прежнему контролирует силовой ресурс, финансовые потоки, ТВ. В некотором смысле, сейчас идет борьба за перераспределение медийных ресурсов. То, что Медведев выступает сразу по трем каналам — в некотором смысле заявка. Еще год назад первые два канала были однозначно путинскими.

Медведев постепенно пытается реализовать набор полномочий, который ему по закону положен. Путин потихоньку отходит с первого плана, в том числе в общественном мнении, хотя здесь ситуация непредсказуемая. Общественное мнение по-прежнему считает Путина главным, и — что поразительно — не виноватым. Когда людей спрашивают, кто виновен в повышении цен и проблемах с экономикой, они отвечают: правительство. Но при этом Путин не воспринимается как глава правительства. Он — национальный лидер. Когда спрашивают, кто все же виноват в экономических трудностях, больше людей говорят, что Медведев, а не Путин. Это означает, что люди не связывают Путина с правительством, он над правительством и даже над президентом.

Но это не означает, что таким общественное мнение будет всегда. Думаю, как раз в 2010 году произойдут изменения в общественном осознании реальности.

3. Главное противоречие — сам по себе тандем — идея для хорошего экономического роста. Пока страна развивается, доходы населения увеличиваются на 10% в год, тандем — вещь правильная, потому что нет проблем консолидировать электоральное большинство. А вот сейчас ситуация резко поменялась, электоральное большинство рассыпается на глазах. И выясняется вопрос не о том, кто больше получает лавровых листьев — президент или премьер, — а кому придется нести ответственность. Ответственность по-братски не делится.

Соответственно, в тандеме возникают проблемы. Медведев не хочет нести ответственность за ту экономику, которую строит Путин. Ему нужно объяснить населению, что не он строил политику монополизации, благодаря которой госмонополии повернулись передом к олигархам, и задом к населению. Не он делал систему, в которой конкуренция осуществляется через рейдерство и прокуратуру — вместо того, чтобы честно предлагать людям более дешевые товары и услуги. Не он строил вертикаль, которая де-факто ничем не управляет и ничего не контролирует, а занимается самообеспечением, и работает на основе коррупционной скупки лояльности. Не он обещал навести порядок, которого. Как мы видим, нет. Не он обещал догнать Португалию по душевому доходу населения.

Это все не Медведев, это кто-то другой. И Медведеву важно объяснить это, потому что в противном случае ему не избраться.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня