18+
воскресенье, 11 декабря
Политика

Евгений Минченко: Дочь Ельцина возвращается в большую политику

Смерть Гайдара отчасти реабилитировала кошмарные 90-е, а «проект Татьяна Юмашева» должен объединить разгромленных либералов

  
75

Татьяна Юмашева, дочь первого президента России Бориса Ельцина, в последнее время проявляет неожиданную медийную активность. В частности, ведет весьма популярный блог. Это очень похоже на старт нового политического проекта. Эксперты уже высказали мнение, что при грамотной раскрутке у г-жи Юмашевой есть шанс стать лидером неолиберального партийного проекта и пройти во главе его списка 5% или 7% барьер на выборах в Госдуму-2011 года.

Кто стоит за этим проектом, рассуждает директор Института политической экспертизы Евгений Минченко.

«СП»: — Евгений Николаевич, чем вы объясняете активность Татьяны Юмашевой?

 — Я вижу в этой активности определенный сценарий. В ее блог вбрасываются обдуманные темы, идет отыгрывание негативных сюжетов, даже болезненных. В частности, история со злосчастной коробкой из-под ксерокса на выборах президента в 1996 году. Плюс г-жа Юмашева дала серию интервью журналу «Медведь». Все это, не сомневаюсь, имеет политическую подоплеку. Посмотрите хотя бы, как резко ее блог скаканул по посещаемости — сколько дискуссий, сколько людей пытаются на этом отпиариться. Вне зависимости от изначальных желаний, эта история становится политической. Я думаю, что муж — Валентин Юмашев когда-то худо-бедно был главой администрации президента, и Татьяна без согласования с ним не стала бы этого делать. И, естественно, Юмашев прекрасно представлял себе последствия перехода Татьяны в публичную плоскость.

«СП»: — Какие могут быть варианты сценария продвижения Татьяны Юмашевой на политическом поле?

 — Думаю, сценарий Беназир Бхутто (дочь лидера через какое-то время занимает место отца — прим. авт.), с выдвижением Татьяны Юмашевой кандидатом в президенты — не реалистичен. А вот сделать ее одним из лидеров нового либерального проекта вполне возможно. Тем более, мы сегодня видим очевидный кризис лидерства у правых, в том же «Правом деле». У них нет харизматиков, и Татьяна Юмашева в этой ситуации могла бы претендовать на главную роль в этом проекте.

«СП»: — В чем интерес в этом проекте самого Валентина Юмашева?

 — Минимизация политических рисков. Мы наблюдаем некую динамику групп влияния вокруг руководства страны. Постепенно степень влияния так называемой старой «семейной» группы снижается. Соответственно, им нужно политические риски минимизировать, в том числе улучшением имиджа группы и ее отдельных членов.

«СП»: — Вы говорите, Татьяна Юмашева может возглавить «Правое дело». Но то же Леонид Гозман — человек Чубайса, и вообще, как говорят, «Правое дело» до сих пор не развалилось только потому, что к нему есть минимальный интерес со стороны Анатолия Чубайса. Не возникнет ли в случае прихода туда Юмашевой конфликт интересов?

 — Я думаю, нет. Как раз там вполне может быть консолидированная стратегия.

«СП»: — А кто может быть членами этой коалиции?

 — Сложно сказать. Думаю, в идеале все фигуры в «Правом деле» должны быть новыми. Юмашева — новая фигура. Там не должно быть Гозмана — он, очевидно, раздражает избирателей, и электорально приносит партии только негатив. Вся линейка фигур должна быть новая — только тогда с «Правым делом» можно что-то делать. Они попытались вытащить Бовта, но лучше бы они взяли… ну, не знаю, например, Владимира Соловьева. Я фамилию Бовта каждый раз забываю. Нужны все-таки люди известные, но в другой области, не политической. Те же деятели культуры, искусства. Можно, можно поискать, поработать. Потому что понятно: Татьяна Юмашева сама по себе — это слабый паровоз, и у нее есть целый ряд обременений. Поэтому было бы правильно ее подкрепить новыми симпатичными фигурами.

«СП»: — Кстати об обременениях. Какие они у Юмашевой?

 — Обременения — это образ «проклятых 1990-х». В частности, переформированием этого образа Юмашева сейчас и занимается.

«СП»: — И вполне успешно?

 — Не могу так сказать. Думаю, в реабилитацию 1990-х, как бы не цинично это звучало, большой вклад внесла смерть Гайдара. Обсуждение его роли, в том числе позитивной, которую он сыграл в 1990-е годы, все эти разговоры, что он спас страну от голода и гражданской войны — все эти обсуждения слегка поменяли тональность разговора. Кому-то они что-то напомнили, кому-то из оппонентов просто неудобно было поливать ушедшего недавно из жизни человека. В этом смысле эффект реабилитации 1990-х был. Вопрос, насколько он устойчивый — история-то достаточно ситуативная. Но его надо, видимо, будет подкреплять.

«СП»: — То есть, вы считаете, смерть Гайдара могла подтолкнуть Валентина Юмашева и Ко на этот пиар-проект?

 — Возможно, это было одним из факторов. Так или иначе, возникла тема осмысления наследства Ельцина и его команды: что они оставили стране, что сделали. Сам факт начала этой рефлексии мог подтолкнуть, в том числе Юмашеву, к ее активизации.

«СП»: — Почему все-таки Татьяна Юмашева избрана центральной фигурой этого проекта? Почему не кто-то другой?

 — Ну, а кто? Какие есть еще фигуры? Юмашева — это интересно, это неожиданно. Это очевидное внимание СМИ. Поэтому, думаю, что она — это достаточно удачный выбор.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня