Запад мечет стрелы в сторону Путина, грозя «Карибским кризисом-2»

Какие силы смогут остановить угрозу для всего мира

  
9574
На фото: президент РФ Владимир Путин
На фото: президент РФ Владимир Путин (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)
Материал комментируют:

Минск на будущей неделе примет ведущих ученых-политологов из многих стран, которые вместе будут искать ответы на глобальные вызовы современности. Ведь, пока Госдеп и Форин-офис бряцают доспехами, пугая Россию, реальных проблем в мире не становится меньше.

Последние дни по накалу международной напряженности напомнили «Карибский кризис» 1962 года, когда мир оказался всего в шаге от новой глобальной войны. Но пока политики и дипломаты продолжают ломать копья, ученым и экспертам приходится договариваться о мире. На будущей неделе в Минске откроется международный форум под названием «Что значит для Южного Кавказа «Новое соглашение о европейской безопасности». Сюда приедут ученые из многих стран — от Турции до Франции — которые будут обсуждать ситуацию в Европе и на постсоветском пространстве.

В числе организаторов форума — консорциум «Партнерство во имя мира» (он объединяет более 800 научных институтов из 60 стран мира, в том числе и России), берлинский институт «Диалог цивилизаций» и министерство обороны Австрии (эта страна, напомним, отказались поддержать предложенные Великобританией антироссийские санкции после покушения на Сергея Скрипаля).

Читайте также

И «дело Скрипаля», и новый виток антироссийских санкций, и события с сирийской Думе продемонстрировали: когда диалог ведут политики и дипломаты (не говоря о военных), он, как правило, заходит в тупик. Скажем, сегодня речь уже не идет не просто о международной разрядке или даже о «перезапуске» отношений России и Запада, но даже о приостановке эскалации конфронтации. Напротив, она только усиливается.

Поэтому и значительно возрастает роль ученых, которые могут взглянуть на ситуацию на планете без политических шор. Насколько это возможно, «Свободная пресса» расспросила одного из членов российской делегации на минском саммите — руководителя Северо-Кавказской ассоциации инновационных проектов «Центр научных и социальных инноваций», кандидата политических наук Ивана Бабина.

«СП»: — Иван Алексеевич, на минском саммите за круглым столом соберутся представители разных стран (в том числе частично признанных), между которыми порой есть непреодолимые противоречия. Как полагаете, возможен ли между ними диалог?

— Обсуждение международной ситуации ведется всегда по принципам многоуровневой дипломатии. Минская встреча будет проводиться на уровне track-two-diplomacy, которую формируют не официальные лица — а эксперты, ученые, представители международных НКО.

Несмотря на неофициальный статус, именно они разрабатывают рекомендации для глав государств и правительств, непосредственно определяющих архитектуру европейской и глобальной безопасности. А track-two-diplomacy позволяет услышать другую сторону, чего сегодня так не хватает в глобальной политике.

Поэтому, думаю, наш саммит позволит все же выработать объединительную «повестку дня» в условиях, когда предпринятые руководством Европы и США политические шаги осложнили и без того напряженную международную обстановку.

Сегодня стрелы со стороны Запада летят только в сторону Владимира Путина, образ которого рисуется исключительно черной краской. Это связано со стремлением определенных правящих кругов в англосаксонском мире (и в том числе в транснациональных корпорациях) противостоять самой модели многополярного мира, подавив страну, которая максимально заявляет о формировании нового центра силы, — Россию.

Мы существуем в атмосфере взаимных обвинений, полностью потерян климат взаимного доверия. Но в экспертных кругах есть четкое понимание, что это контрпродуктивный путь! Воевать нужно не против одного человека, а против конкретных вызовов и проблем, стоящих перед мировым сообществом.

«СП»: — И какие из них, на ваш взгляд, наиболее острые и актуальные?

— В первую очередь, несомненно, это международный терроризм, экстремизм и радикальный исламизм. Мы видим это на примере миграционных процессов по всей в Европе, на примере недавних терактов в Каркасоне и Мюнстере.

Приведу свежие данные федеральной прокуратуры Германии, опубликованные буквально на прошлой неделе. За весь 2016 год в Германии было около 200 новых расследований о терроризме, а за прошлый год — уже около 1200. Причем из них 1031 были связаны именно с радикальным исламизмом. Только за первый квартал нынешнего года расследований по фактам терроризма в Германии было уже почти 400.

«СП»: — Ну так а что же вы предлагаете делать?

— На минском саммите мы выступим с предложением о подписании меморандума, предусматривающего объединение усилий против терроризма и экстремизма и формирования новой архитектуры европейской и международной безопасности.

Нужно создать мощный антитеррористический фронт, по поводу чего у нас уже есть договоренности с научными структурами из нескольких стран (в том числе США, Франции и Азербайджана) по созданию сети центров мониторинга терроризма и экстремизма.

К процессу по созданию мониторинговых антитеррористических структур, мы считаем, должны присоединиться и другие страны. В том числе институт «Диалог цивилизаций», штаб-квартира которого находится в Берлине. Также мы вышли с конкретными предложениями и на наших австрийским коллег.

«СП»: — А почему именно Австрия стала одним из организаторов минского саммита?

— Австрия как член Евросоюза занимает по ряду вопросов независимую позицию, и, по заявлению канцлера Себастьяна Курца, готова стать неким «мостиком» — миротворческой площадкой между Западом и Востоком.

«СП»: — Сегодня это крайне необходимо, ведь взаимная высылка дипломатов привела к тому, что Россия и Запад практически перестали разговаривать даже по тем вопросам, по которым диалог не прекращался в разгар «холодной войны».

— Вы правы. В 1975 году, когда в разгар «холодной войны» разные страны нашли возможность встретиться в Хельсинки и обсудить вызовы глобальной безопасности, по итогам чего была создана Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). А в 1999 году главы государств — членов ОБСЕ — встретились в Стамбуле и подписали Хартию европейской безопасности с обязательством укрепить сотрудничество.

С тех пор, безусловно, мир изменился — остались и многие старые проблемы, и добавились новые, появились новые угрозы и вызовы. На различных площадках мы давно выступаем с предложением о созыве нового Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе — так называемого СБСЕ-2, на котором были бы обсуждены эти вызовы. И было бы принято решение о некоем реформировании, реновации ОБСЕ, в том числе для более эффективного противодействия экстремизму и терроризму.

Еще одно наше предложение касается реформирования Совета безопасности ООН. Он был создан в 1945 году, и с тех пор архитектура мировой политики всерьез изменилась. В частности, на мой взгляд, требуется изменение количественного состава стран — постоянных членов Совбеза: он может быть дополнен как ведущими государствами, определяющими мировую политику (такими как Индия или Германия), так и наднациональными структурами (Евросоюзом).

Заседания Совбеза должны проходить по принципу ротации — то есть поочередно на территории различных государств, входящих в его состав. Это, с одной стороны, позволит привлечь к обсуждению проблем более широкий круг общественности, дипломатов, политиков, а с другой Совбез — обезопасит от конъюнктурных изменений.

Мы ведь прекрасно знаем, что власти США после «дела Скрипаля» выслали из страны 60 российских дипломатов, и в том числе 12 человек, работавших в постоянном представительстве России при ООН. Это контрпродуктивный подход, который противоречит духу и ООН, и его Совета безопасности.

«СП»: — А какую роль, по вашим оценкам, в этой конфигурации будет играть Китай?

Читайте также

— Китай сегодня уже является крупнейшей экономикой мира, а его выход на ключевые позиции в глобальной политике — лишь вопрос времени. Сейчас мы видим, как юань набирает обороты в международных расчетах, растет и внешнеполитический вес Пекина.

Мы же сегодня несколько «капсулируемся» с идеей европейской безопасности. Ведь не меньшую угрозу миропорядку создают не только события на Ближнем Востоке или миграционный кризис в Европе, но и, скажем, торговые войны между США и Китаем.

Думаю, нам нужно задуматься о создании некой «оси безопасности» Пекин — Москва — Брюссель. Россия могла бы стать «мостиком», соединяющим интересы Китая и Европы. При этом, кстати, значительно возрастает роль и созданных по инициативе России организаций — ЕврАзЭс, ОДКБ и ШОС.

Ну а конечная цель таких изменений, на мой взгляд, — это создание зоны коллективной безопасности. Но если раньше ее модель формулировалась «от Лиссабона до Владивостока», то сегодня нужно вести разговор о ее расширении до Пекина, до Шанхая. Вот к этому я бы и хотел призвать наших европейских коллег на минском саммите.

Надеюсь, что наши предложения по созданию единого антитеррористического фронта и созданию новых структур европейской и глобальной безопасности, найдет поддержку у наших зарубежных коллег.

Новости Сирии: В Белом доме рассказали, что Трамп примет решение по Сирии после изучения разведданных

События Сирии: СМИ заявляют о положительных результатах анализов на хлор в сирийской Думе

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня