18+
четверг, 8 декабря
Политика

Дмитрий Орешкин: Вера Грызлова в ручных губернаторов — ошибка

Спикер Госдумы предложил ликвидировать бедные регионы, слив их с богатыми, — затея, которую торпедирует его же собственная партия

  
7

Спикер Госдумы Борис Грызлов выступил с предложением ликвидировать дотационные регионы — лишить их статуса субъекта Федерации, и объединить с субъектами-донорами. «Нужно либо менять подходы к работе в этом субъекте, либо объединяться с другими субъектами, чтобы территория была самодостаточной», — заявил спикер. По его мнению, исключением могут быть «территории с исключительно тяжелыми климатическими условиями». Грызлов также выступил за унификацию названий глав субъектов Федерации: «Все главы субъектов Федерации должны называться одинаково. А именно — глава субъекта Федерации», — считает председатель нижней палаты парламента. В настоящее время регионами РФ руководят президенты, губернаторы, главы администраций.

Что стоит за этими предложениями спикера, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, с чего вдруг Грызлов, который просто так ничего не говорит, заговорил об укрупнении субъектов?

 — Он пытается решить проблему отношений центра и территорий. Это фундаментальная проблема, потому что она — экономическая. Или территории сами себя кормят, или они кормятся за счет федеральных дотаций. Проблема вертикали в том, что она должна делать выбор: тотальный контроль над территориями, или их эффективность и развитие. Другими словами, если территория развивается, она должна смотреть не вверх, ожидая дотацию центра, а себе под ноги — улучшать производство, развивать ресурсы, обучать население. Но тогда эти территории нуждаются в большей самостоятельности и, грубо говоря, в меньшем доении со стороны федерального центра.

Вот в «проклятые 1990-е» налоговая база субъекта РФ и центра делилась в пропорции 50 на 50. Половина всего, что заработал субъект, оставалась ему на собственное развитие. Сейчас, вследствие укрепления вертикали, пропорция поменялась: две трети забирает центр, и только треть остается на развитие субъекта. Зато укрепляется административный контроль.

Это фундаментальный выбор, который всю жизнь сопутствовал и царской России, и — особенно — Советскому Союзу. Или ты контролируешь, но тогда ты замораживаешь саморазвитие региона, или даешь оттаять, и тогда начинается процесс брожения и даже гниения. Недаром обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев говорил: «Россию надо подморозить, чтобы не воняла».

«СП»: — Но сейчас-то Грызлов что предлагает?

 — Грызлов, не понимая серьезности проблемы, пытается ее решить, не будучи специалистом в региональной политике. Он, с одной стороны, хочет укрепить вертикаль, как бы устранить слабые регионы — но при этом потребовать, чтобы они развивались самодостаточно. А самодостаточны у нас сегодня, по существу, только сырьевые регионы и центры постиндустриальной экономики — крупнейшие города: Москва, Питер.

Проблема в том, что с тех пор, как Путин стал строить вертикаль, у нас количество регионов-доноров уменьшилось вдвое. В «лихие 1990-е» из было 20−25, сейчас — 10−12. Об этом нам не говорят по радио. А логика абсолютно естественна: раз ты мне связал руки-ноги — будь любезен, корми. Федеральный центр отобрал полномочия, лишил право выбирать региональные элиты — подморозил ситуацию. Значит, снижается отдача от этих территорий, значит, их надо кормить, а у центра нет сил кормить. Это обычная советская проблема. Как только Сталин завернул все гайки, обеспечил жесточайший контроль и учет — так остановилось развитие. Вопреки разговорам про модернизацию и индустриализацию в сталинскую эпоху, на самом деле, это была эпоха постоянного снижения темпов роста экономики. Страна останавливалась, останавливалась, и в конце концов остановилась. В связи с чем Хрущев начал создавать так называемые совнархозы — то есть, отдавать полномочия в регионы. Совнархоз — это региональное правительство. Это было хорошо воспринято экономикой, страна начала лучше жить. Но при этом начал теряться контроль федерального центра. За что Хрущева, собственно, и скинули свои же коллеги из Политбюро: они почувствовали, что вертикаль власти разваливается.

«СП»: — Получается, спикер хочет несовместимого?

 — Противоречие в том, что Грызлов хочет, чтобы регионы были самодостаточны, но с другой стороны, как вертикалист, не хочет давать им воли. Он пытается решить задачу в рамках опять же советской вертикальной модели: пусть богатые соединяться с бедными, и тогда у них будет все хорошо.

«СП»: — Представим гипотетически, что это можно сделать…

 — На самом деле, даже гипотетически нельзя — не получится территориально.

«СП»: — Да, о территориях. У нас 8 губерний было только при Петре I. Потом их количество увеличивалось, и в 1914 году их стало уже 80. Как Грызлов собирается управлять такими крупными субъектами?

 — Дробление — это нормальный процесс. Когда вы управляете Луной, достаточно одного человека поставить на Красной площади, потому что там ничего не происходит. Но если у вас пространство развивается, оно нуждается в самоуправлении. Просто потому, что из единого центра невозможно увидеть все его проблемы. Обратите внимание, какое дробное европейское пространство. Как только начинается развитие, все мельче делается сетка менеджмента. Посмотрите на Германию: там огромные суверенные права земель. Скажем, в Баварии — свое правительство, свой министр-президент. Это, буквально, страна, она де-факто самоуправляется, и только часть своих полномочий добровольно отдала федеральному центру — очень небольшую часть. Там эти самые земли обладают гораздо большими политическими и экономическими полномочиями, чем любой субъект Федерации у нас. Я уже не говорю про США, где в каждом штате свои законы, полиция. В результате развитие территорий США — социальное, экономическое — на порядок выше, чем у нас. И налоговая база этих территорий на порядок выше.

А у нас все замкнуто на центр, который боится дать территориям больше прав, но тут же обижается на территории — дескать, они, сволочи, паразитируют. Что он может сделать в такой ситуации? Взять карту, ножницы, и сказать: пусть Ямало-Ненецкий автономный округ, который качает много нефти и газа, поделиться с дефицитной Курганской областью. Это будет видимость решения. Никто на это не пойдет, потому что с какой радости ЯНАО и тамошней элите делится доходами с Курганской областью или Оренбургской?! Это высосанная из пальца идея, высказанная человеком, который не понимает, как устроена страна, но понимает, что «вертикальная» модель не работает.

«СП»: — Но ведь у нас объединяли с другими субъектами автономные округа. В 2003 году объединили Пермскую область и Коми-Пермяцкий автономный округ. В 2004 году — Красноярский край и входящие в его состав автономные округа — Таймырский (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийский. В 2005 году в Камчатский край объединили Камчатскую область и Корякский АО, в 2006 — Иркутскую область и Усть-Ордынский Бурятский АО. 1 марта 2008 года Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ объединились в Забайкальский край. Там-то на объединение пошли, может, и теперь пойдут?

 — Сильные округа — Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский — истребить не удалось. Они вроде как входят в Тюменскую область, но все равно, существуют самостоятельно. Их пытались растворить в Тюменской области, но получалась ерунда. Лидеры северных территорий, которые добывают сырье, в гробу видали эту Тюмень, с которой надо делиться доходами. Под давлением центра они идут на уступки, но не растворяются. И с предложением Грызлова то же самое произойдет. Наивно надеяться, что богатые территории, вместо того, чтобы строить себе дороги, поликлиники и школы будут поднимать бедные территории за счет своего бюджета. Они будут это делать, но в определенных рамках. В той же Баварии испытывают очень серьезные трудности, когда федеральное правительство предлагает скинуться, чтобы поднять заброшенные восточные территории, которые после советского владычества находятся в жутком состоянии. Богатые немцы уже грохнули в Восточные земли более триллиона евро. И теперь баварцы говорят: ребята, это заработали мы, это наши налоги, почему мы не можем построить у себя в Мюнхене новый стадион, почему мы должны кормить «осси» за свой счет?! Давайте к Москве привяжем Вологодскую область. Это вызовет восторг у москвичей, если придется значительную часть московского бюджета отдавать туда?

Это не решаемо, потому что это против естественных интересов. С какой стати богатые будут вешать себе на шею бедных без видимых перспектив. Это решается, на самом деле, по-другому: с помощью привлечения бизнеса. Дайте бизнесу возможность и стимулы туда инвестировать, чтобы оттуда извлечь прибыль. Тогда все нормально, все пойдет — тогда строятся новые производства, создаются рабочие места, тянутся дороги, платятся налоги. Но это значит, бюрократии надо уступить инициативу бизнесу. И тогда начинает развиваться территория. Это инвестиция, которая обусловлена интересом. А Грызлов предлагает богатым поделиться с бедными просто так, потому что тогда, якобы, все будет замечательно. Не будет, это сказки для дураков.

«СП»: — Но идея укрупнения субъектов не нова — достаточно вспомнить деление на семь федеральных округов. Лужков в свое время заявлял, что у нас должно быть не более 20 субъектов федерации. Теперь эти идеи снова востребованы?

 — Это говорят люди от сохи. Они не понимают, как устроено реальное политическое пространство. Они думают, им можно командовать из центра. Они начали — и смотрите, что получилось. За время существования этих самых федеральных округов на Дальнем Востоке сменилось четыре полпреда. А товарищ Дарькин сидит третий срок на посту губернатора, и будет дальше сидеть. Хотя главная задача всех этих полпредов было — сковырнуть Дарькина. Черта с два его сковырнешь, он контролирует ситуацию. И получается: полпред как бы над губернатором, а на самом деле губернатор на него поплевывает. Точно так же, как Полтавченко ничуть не контролирует Лужкова, как и Устинов не контролировал Южный федеральный округ. Губернаторы работают напрямую с Медведевым или, скорее, с Путиным, через головы полпредов.

«СП»: — Если все же допустить, что Грызлов все это выскажет, это усугубит раскольнические настроения в «Единой России»?

 — Грызлов не в первый раз говорит глупости — начиная с того, что «парламент не место для дискуссий». Все эти губернаторы, которые представляют интересы матерых региональных элит, просто улыбку про себя подавят — и спустят все на тормозах на уровне реальных политических решений. Как спустили на тормозах с той же самой вежливой улыбкой идею укрупнения субъектов Федерации. Ведь, скажем, как только попытались растворить Адыгею в Краснодарском крае — случай идеальный, Адыгея со всех сторон окружена краем, адыгов там проживает меньше 30% - уперлась Адыгея и не пошла. И что туда, танки вводить? И все, кончились сурковские разговоры про укрупнение. Если у территории самостоятельный характер — а, если она развита, у нее всегда самостоятельный характер — черта с два ты ее сошьешь. Гораздо больше шансов, что вообще развалится Дагестан, чем шансов, что он объединиться с Чечней, понимаете?

«СП»: — То есть не получится, что если территории начнут сшивать, губернаторы сбегут оптом из «Единой России» в губернаторскую партию типа прежней «Отечества — Вся Россия»?

 — Публично не сбегут, а не публично — да. Они сядут где-нибудь, и разработают стратегию того, что Сталин назвал бы саботажем. Они будут все спускать на тормозах, и блистательно спустят, потому что у них на руках все козыри. С чем можно, например, объединить Калининградскую область, с Москвой, что ли? А Дарькина с кем объединять, кто захочет воевать с ним за его территорию, чтобы ее подчинить? Все же понимают, что это будет просто бандитская перестрелка. И Ишаев понимает это лучше всех. Вот Ишаев сядет — умный, старый, тертый, — посмотрит на Грызлова, и скажет ему по-хорошему: удивительный ты наш, что же ты придумал? И на этом все кончится. Примерно на таком уровне это и будет. У губернаторов свои интересы, это матерые мужики, которые ни за что не слезут со своих региональных элит.

Грызлов как партийный лидер, в некотором смысле как военный — у него есть подразделения в территориях, и он думает, что они ему подчиняются. Это большая ошибка, просто губернаторы соблюдают этикет и символическую лояльность: обеспечивают ему правильный результат голосования. Они делятся цифрами с Грызловым, чтобы он отстал, а сами решают свои задачи.

Губернаторы не то, чтобы уйдут. Они начнут саботировать, свистеть в кулак, в кармане сложат фигу. Им не впервой. Работают интересы, а не команды сверху. А то, что делает Грызлов — это против интересов территорий, территориальных элит, и нормального развития страны. Сейчас эти контрпродуктивные идеи стали очевидными, надо от них отказываться. Но они — и Путин, и Грызлов — не могут. Потому что это будет означать, что вся путинская эпоха, в смысле региональной политики, была пустой, противоестественной. То есть, по сути, они писали против ветра.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня