Политика

Дмитрий Орешкин: Вера Грызлова в ручных губернаторов — ошибка

Спикер Госдумы предложил ликвидировать бедные регионы, слив их с богатыми, — затея, которую торпедирует его же собственная партия

  
8

Спикер Госдумы Борис Грызлов выступил с предложением ликвидировать дотационные регионы — лишить их статуса субъекта Федерации, и объединить с субъектами-донорами. «Нужно либо менять подходы к работе в этом субъекте, либо объединяться с другими субъектами, чтобы территория была самодостаточной», — заявил спикер. По его мнению, исключением могут быть «территории с исключительно тяжелыми климатическими условиями». Грызлов также выступил за унификацию названий глав субъектов Федерации: «Все главы субъектов Федерации должны называться одинаково. А именно — глава субъекта Федерации», — считает председатель нижней палаты парламента. В настоящее время регионами РФ руководят президенты, губернаторы, главы администраций.

Что стоит за этими предложениями спикера, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, с чего вдруг Грызлов, который просто так ничего не говорит, заговорил об укрупнении субъектов?

 — Он пытается решить проблему отношений центра и территорий. Это фундаментальная проблема, потому что она — экономическая. Или территории сами себя кормят, или они кормятся за счет федеральных дотаций. Проблема вертикали в том, что она должна делать выбор: тотальный контроль над территориями, или их эффективность и развитие. Другими словами, если территория развивается, она должна смотреть не вверх, ожидая дотацию центра, а себе под ноги — улучшать производство, развивать ресурсы, обучать население. Но тогда эти территории нуждаются в большей самостоятельности и, грубо говоря, в меньшем доении со стороны федерального центра.

Вот в «проклятые 1990-е» налоговая база субъекта РФ и центра делилась в пропорции 50 на 50. Половина всего, что заработал субъект, оставалась ему на собственное развитие. Сейчас, вследствие укрепления вертикали, пропорция поменялась: две трети забирает центр, и только треть остается на развитие субъекта. Зато укрепляется административный контроль.

Это фундаментальный выбор, который всю жизнь сопутствовал и царской России, и — особенно — Советскому Союзу. Или ты контролируешь, но тогда ты замораживаешь саморазвитие региона, или даешь оттаять, и тогда начинается процесс брожения и даже гниения. Недаром обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев говорил: «Россию надо подморозить, чтобы не воняла».

«СП»: — Но сейчас-то Грызлов что предлагает?

 — Грызлов, не понимая серьезности проблемы, пытается ее решить, не будучи специалистом в региональной политике. Он, с одной стороны, хочет укрепить вертикаль, как бы устранить слабые регионы — но при этом потребовать, чтобы они развивались самодостаточно. А самодостаточны у нас сегодня, по существу, только сырьевые регионы и центры постиндустриальной экономики — крупнейшие города: Москва, Питер.

Проблема в том, что с тех пор, как Путин стал строить вертикаль, у нас количество регионов-доноров уменьшилось вдвое. В «лихие 1990-е» из было 20−25, сейчас — 10−12. Об этом нам не говорят по радио. А логика абсолютно естественна: раз ты мне связал руки-ноги — будь любезен, корми. Федеральный центр отобрал полномочия, лишил право выбирать региональные элиты — подморозил ситуацию. Значит, снижается отдача от этих территорий, значит, их надо кормить, а у центра нет сил кормить. Это обычная советская проблема. Как только Сталин завернул все гайки, обеспечил жесточайший контроль и учет — так остановилось развитие. Вопреки разговорам про модернизацию и индустриализацию в сталинскую эпоху, на самом деле, это была эпоха постоянного снижения темпов роста экономики. Страна останавливалась, останавливалась, и в конце концов остановилась. В связи с чем Хрущев начал создавать так называемые совнархозы — то есть, отдавать полномочия в регионы. Совнархоз — это региональное правительство. Это было хорошо воспринято экономикой, страна начала лучше жить. Но при этом начал теряться контроль федерального центра. За что Хрущева, собственно, и скинули свои же коллеги из Политбюро: они почувствовали, что вертикаль власти разваливается.

«СП»: — Получается, спикер хочет несовместимого?

 — Противоречие в том, что Грызлов хочет, чтобы регионы были самодостаточны, но с другой стороны, как вертикалист, не хочет давать им воли. Он пытается решить задачу в рамках опять же советской вертикальной модели: пусть богатые соединяться с бедными, и тогда у них будет все хорошо.

«СП»: — Представим гипотетически, что это можно сделать…

 — На самом деле, даже гипотетически нельзя — не получится территориально.

«СП»: — Да, о территориях. У нас 8 губерний было только при Петре I. Потом их количество увеличивалось, и в 1914 году их стало уже 80. Как Грызлов собирается управлять такими крупными субъектами?

 — Дробление — это нормальный процесс. Когда вы управляете Луной, достаточно одного человека поставить на Красной площади, потому что там ничего не происходит. Но если у вас пространство развивается, оно нуждается в самоуправлении. Просто потому, что из единого центра невозможно увидеть все его проблемы. Обратите внимание, какое дробное европейское пространство. Как только начинается развитие, все мельче делается сетка менеджмента. Посмотрите на Германию: там огромные суверенные права земель. Скажем, в Баварии — свое правительство, свой министр-президент. Это, буквально, страна, она де-факто самоуправляется, и только часть своих полномочий добровольно отдала федеральному центру — очень небольшую часть. Там эти самые земли обладают гораздо большими политическими и экономическими полномочиями, чем любой субъект Федерации у нас. Я уже не говорю про США, где в каждом штате свои законы, полиция. В результате развитие территорий США — социальное, экономическое — на порядок выше, чем у нас. И налоговая база этих территорий на порядок выше.

А у нас все замкнуто на центр, который боится дать территориям больше прав, но тут же обижается на территории — дескать, они, сволочи, паразитируют. Что он может сделать в такой ситуации? Взять карту, ножницы, и сказать: пусть Ямало-Ненецкий автономный округ, который качает много нефти и газа, поделиться с дефицитной Курганской областью. Это будет видимость решения. Никто на это не пойдет, потому что с какой радости ЯНАО и тамошней элите делится доходами с Курганской областью или Оренбургской?! Это высосанная из пальца идея, высказанная человеком, который не понимает, как устроена страна, но понимает, что «вертикальная» модель не работает.

«СП»: — Но ведь у нас объединяли с другими субъектами автономные округа. В 2003 году объединили Пермскую область и Коми-Пермяцкий автономный округ. В 2004 году — Красноярский край и входящие в его состав автономные округа — Таймырский (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийский. В 2005 году в Камчатский край объединили Камчатскую область и Корякский АО, в 2006 — Иркутскую область и Усть-Ордынский Бурятский АО. 1 марта 2008 года Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ объединились в Забайкальский край. Там-то на объединение пошли, может, и теперь пойдут?

 — Сильные округа — Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский — истребить не удалось. Они вроде как входят в Тюменскую область, но все равно, существуют самостоятельно. Их пытались растворить в Тюменской области, но получалась ерунда. Лидеры северных территорий, которые добывают сырье, в гробу видали эту Тюмень, с которой надо делиться доходами. Под давлением центра они идут на уступки, но не растворяются. И с предложением Грызлова то же самое произойдет. Наивно надеяться, что богатые территории, вместо того, чтобы строить себе дороги, поликлиники и школы будут поднимать бедные территории за счет своего бюджета. Они будут это делать, но в определенных рамках. В той же Баварии испытывают очень серьезные трудности, когда федеральное правительство предлагает скинуться, чтобы поднять заброшенные восточные территории, которые после советского владычества находятся в жутком состоянии. Богатые немцы уже грохнули в Восточные земли более триллиона евро. И теперь баварцы говорят: ребята, это заработали мы, это наши налоги, почему мы не можем построить у себя в Мюнхене новый стадион, почему мы должны кормить «осси» за свой счет?! Давайте к Москве привяжем Вологодскую область. Это вызовет восторг у москвичей, если придется значительную часть московского бюджета отдавать туда?

Это не решаемо, потому что это против естественных интересов. С какой стати богатые будут вешать себе на шею бедных без видимых перспектив. Это решается, на самом деле, по-другому: с помощью привлечения бизнеса. Дайте бизнесу возможность и стимулы туда инвестировать, чтобы оттуда извлечь прибыль. Тогда все нормально, все пойдет — тогда строятся новые производства, создаются рабочие места, тянутся дороги, платятся налоги. Но это значит, бюрократии надо уступить инициативу бизнесу. И тогда начинает развиваться территория. Это инвестиция, которая обусловлена интересом. А Грызлов предлагает богатым поделиться с бедными просто так, потому что тогда, якобы, все будет замечательно. Не будет, это сказки для дураков.

«СП»: — Но идея укрупнения субъектов не нова — достаточно вспомнить деление на семь федеральных округов. Лужков в свое время заявлял, что у нас должно быть не более 20 субъектов федерации. Теперь эти идеи снова востребованы?

 — Это говорят люди от сохи. Они не понимают, как устроено реальное политическое пространство. Они думают, им можно командовать из центра. Они начали — и смотрите, что получилось. За время существования этих самых федеральных округов на Дальнем Востоке сменилось четыре полпреда. А товарищ Дарькин сидит третий срок на посту губернатора, и будет дальше сидеть. Хотя главная задача всех этих полпредов было — сковырнуть Дарькина. Черта с два его сковырнешь, он контролирует ситуацию. И получается: полпред как бы над губернатором, а на самом деле губернатор на него поплевывает. Точно так же, как Полтавченко ничуть не контролирует Лужкова, как и Устинов не контролировал Южный федеральный округ. Губернаторы работают напрямую с Медведевым или, скорее, с Путиным, через головы полпредов.

«СП»: — Если все же допустить, что Грызлов все это выскажет, это усугубит раскольнические настроения в «Единой России»?

 — Грызлов не в первый раз говорит глупости — начиная с того, что «парламент не место для дискуссий». Все эти губернаторы, которые представляют интересы матерых региональных элит, просто улыбку про себя подавят — и спустят все на тормозах на уровне реальных политических решений. Как спустили на тормозах с той же самой вежливой улыбкой идею укрупнения субъектов Федерации. Ведь, скажем, как только попытались растворить Адыгею в Краснодарском крае — случай идеальный, Адыгея со всех сторон окружена краем, адыгов там проживает меньше 30% - уперлась Адыгея и не пошла. И что туда, танки вводить? И все, кончились сурковские разговоры про укрупнение. Если у территории самостоятельный характер — а, если она развита, у нее всегда самостоятельный характер — черта с два ты ее сошьешь. Гораздо больше шансов, что вообще развалится Дагестан, чем шансов, что он объединиться с Чечней, понимаете?

«СП»: — То есть не получится, что если территории начнут сшивать, губернаторы сбегут оптом из «Единой России» в губернаторскую партию типа прежней «Отечества — Вся Россия»?

 — Публично не сбегут, а не публично — да. Они сядут где-нибудь, и разработают стратегию того, что Сталин назвал бы саботажем. Они будут все спускать на тормозах, и блистательно спустят, потому что у них на руках все козыри. С чем можно, например, объединить Калининградскую область, с Москвой, что ли? А Дарькина с кем объединять, кто захочет воевать с ним за его территорию, чтобы ее подчинить? Все же понимают, что это будет просто бандитская перестрелка. И Ишаев понимает это лучше всех. Вот Ишаев сядет — умный, старый, тертый, — посмотрит на Грызлова, и скажет ему по-хорошему: удивительный ты наш, что же ты придумал? И на этом все кончится. Примерно на таком уровне это и будет. У губернаторов свои интересы, это матерые мужики, которые ни за что не слезут со своих региональных элит.

Грызлов как партийный лидер, в некотором смысле как военный — у него есть подразделения в территориях, и он думает, что они ему подчиняются. Это большая ошибка, просто губернаторы соблюдают этикет и символическую лояльность: обеспечивают ему правильный результат голосования. Они делятся цифрами с Грызловым, чтобы он отстал, а сами решают свои задачи.

Губернаторы не то, чтобы уйдут. Они начнут саботировать, свистеть в кулак, в кармане сложат фигу. Им не впервой. Работают интересы, а не команды сверху. А то, что делает Грызлов — это против интересов территорий, территориальных элит, и нормального развития страны. Сейчас эти контрпродуктивные идеи стали очевидными, надо от них отказываться. Но они — и Путин, и Грызлов — не могут. Потому что это будет означать, что вся путинская эпоха, в смысле региональной политики, была пустой, противоестественной. То есть, по сути, они писали против ветра.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня