Чем закончится для Эрдогана шантаж США дружбой с Кремлем

Вашингтону советуют быть жестче с Турцией

  
3901
Чем закончится для Эрдогана шантаж США дружбой с Кремлем
Фото: Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Прогноз Центра BESA No. 938, 3 сентября 2018 года

Говоря официальным языком, Турция и США — союзники по НАТО и стратегические партнеры. Но в настоящее время отношения между ними это что-угодно, только не союз и не партнерство. Перемены произошли не в одночасье.

В 1964 году президент США Линдон Джонсон предупредил Турцию о том, чтобы она не принимала необдуманных военных мер, если таковые она планировала в отношении Кипра. Знаменитое «письмо Джонсона» побудило турецкого премьер-министра Исмета Инёню созвать чрезвычайное заседание кабинета министров. Это была первая серьёзная трещина в отношениях между Америкой и ее юго-восточным европейским союзником — страной, которая охраняла часть границы Запада с Советами. Письмо Джонсона стало также первым инцидентом, который поджёг (в основном, среди левых сил) анти-американизм в Турции.

Предупреждение президента Джонсона, может быть, и сыграло свою роль в том, что турецкие военные оставались в своих казармах в то время, когда межобщинная распря на Кипре все усиливалась. Но в 1974 году турецкая армия вторглась в северную треть острова в ответ на недолговечный переворот, имевший своей целью присоединение Кипра к Греции. В 1975-м конгресс США — вопреки возражениям администрации (Джеральда — С.Д.) Форда — ввел эмбарго на поставки вооружений Турции после того, как Анкара отказалась оставить ту территорию, которую она захватила годом ранее.

Читайте по теме

Сорок три года спустя конгресс запретил поставки Турции малозаметных многофункциональных истребителей-бомбардировщиков F-35 после того, как и палата представителей, и сенат согласовали компромиссный текст законопроекта об оборонных расходах. Две палаты пришли к согласию о том, чтобы запретить поставки Турции любого количества F-35 до тех пор, пока Пентагон не предоставит такой план, в котором будет дана оценка того, какое влияние окажет исключение Турции из программы «Единый ударный истребитель», участником которой она является (оценка должна быть предоставлена в течение 90 дней после вступления закона в силу).

Но сегодня не 1964-й и не 1975-й. Во-первых, в 1960-е и 1970-е годы настроения в турецком общественном сознании были, в основном, проамериканскими (и антисоветскими), а антиамериканизм был чертой, характерной для ультралевых. Однако, в 2017-м, согласно данным исследовательского центра Pew Research Center, 79% опрошенных турок ответили, что у них неблагоприятное мнение о США. Для сравнения, медианное негативное отношение составляет 39%. Антиамериканизм в Турции сильнее, чем в Венесуэле, Ливане, Тунисе, Индонезии и даже России.

Во-вторых, предыдущие турецко-американские кризисы были вызваны, главным образом, какой-то одной проблемой в то время, как нынешний кризис многомерен, а потому его намного труднее разрешить.

Проблемы, портящие отношения, включают в себя следующие:

  1. Турки обвинили администрацию Трампа — так же, как до того администрацию Обамы — в том, что США вооружают и поддерживают «курдских террористов» в Северной Сирии. Те, кто для Турции «террористы», служат в качестве основной наземной силы в борьбе США против «Исламского государства» *. В начале этого года Анкара и Вашингтон пришли к компромиссной формуле относительно сирийских курдов и контроля над одним из ключевых сирийских городов — Мабиджем. Но в долгосрочной перспективе эта сделка выглядит хрупкой.
  2. Анкара ставит в вину американской администрации предоставление убежища Фетхуллаху Гюлену, ссыльному религиозному деятелю и предполагаемому вдохновителю, организатору и руководителю провалившегося государственного переворота, имевшего место в июле 2016 года.
  3. Упорно игнорируя предупреждения Запада и НАТО президент Реджеп Тайип Эрдоган, кажется, решительно настроен разместить на турецкой земле противовоздушные и противоракетные системы С-400 российского производства. Турция, таким образом, станет первой страной НАТО, разместившей систему С-400. Как постоянно повторяет Вашингтон, установки С-400 подвергнут военные средства НАТО, в особенности F-35, риску быть обнаруженными российскими системами наблюдения. В закрытом режиме Анкара обсуждает приобретение и иных видов российского вооружения.
  4. В отношении турецкого государственного кредитно-финансового учреждения, Türkiye Halk Bankası AŞ (Halkbank), в южном округе штате Нью-Йорк ведется следствие в связи с обвинениями в содействии Ирану в уклонении от санкций. Заместитель генерального управляющего банка, Хакан Атилла, на основании этих обвинений был по решению суда помещен в тюрьму. По мнению наблюдателей, по результатам этого следствия Halkbank, вероятнее всего, будет подвергнут штрафам.
  5. В мае президент Трамп заявил, что США выходят из международного соглашения по иранской ядерной программе и вновь введут санкции против Тегерана. Американская администрация также выразила угрозы в адрес других стран, если те не прекратят импорт нефти из Ирана [по данным на первый квартал 2018 года и несмотря на 20%-ное сокращение, Иран остается крупнейшим поставщиком нефти в Турцию]. 24 июля турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сказал, что Турция не будет выполнять американские санкции в отношении Ирана. Ранее Анкара передала аналогичное послание находившейся в Турции с визитом делегации министерства финансов США. А 25 июля Эрдоган назвал Иран «соседом и стратегическим партнером».
  6. В центре американо-турецкого дипломатического кризиса находится пастор Эндрю Брансон, гражданин США, который проживает в г. Измир последние 23 года. Правительство Эрдогана арестовало Брансона в 2016 году и предъявило ему обвинения в шпионаже и в участии в попытке свержения государственной власти. Деятельность Брансона турецкими правоприменительными органами была увязана и с Гюленом, и с курдскими боевиками, что является необычной двойственной миссией. После того, как Брансон провел полтора года в тюрьме, его выпустили и поместили под домашний арест. Но для Вашингтона этого было слишком мало и слишком поздно. Дело пастора Брансона — наиболее яркий пример того, что некоторые называют турецкой «дипломатией заложников». Турция задержала 20 американских граждан, включая Брансона и троих сотрудников американских консульств в Турции.

Темп дипломатической перестрелки между двумя странами повысился. Президент Трамп выразил угрозу «больших санкций» в отношении Турции, на что турецкий министр иностранных дел Чавушоглу ответил: «Мы никогда ни от кого не потерпим угроз». США ввели санкции против двух турецких министров — внутренних дел и юстиции, — заморозив их счета в банках США. Это стало совершенно пустой мерой, поскольку этих счетов не существует. 4 августа Эрдоган отдал приказ ввести ответные санкции против аналогичных турецким американских министров, подняв уровень эскалации дипломатической ссоры. (У американцев тоже нет банковских счетов в Турции.)

Эрдоган, только что вышедший победителем на очень важных президентских выборах 24 июня, продолжает подыгрывать ксенофобским и, особенно, антиамериканским настроениям в Турции. «Те, кто думает, что они могут нелепыми санкциями заставить Турцию отступиться, никогда не знали ни эту страну, ни эту нацию», — сказал он, — «Мы никогда не склоняли голову в результате такого давления и никогда не сделаем этого».

Эрдоган, обычно действующий как мастер конфронтационной политики, до настоящего момента тщательно избегал персональной словесной дуэли с Трампом. Вместо этого он старается разжигать воображаемые противоречия внутри администрации США. В одной из речей Эрдоган сказал, что Трампа «обманывают», и назвал санкции США имперским заговором. Чтобы доказать свою точку зрения он прибег к знакомой риторике: «Это проявление всего лишь евангелистского и сионистского подхода».

До настоящего момента единственным выгодополучателем от американо-турецкого спора была Москва (и, в меньшей степени, Пекин). Эта ссора не приведет к войне между двумя самыми крупными армиями НАТО, но она вытолкнет Турцию еще дальше в не-западную орбиту. Что же делать?

Существуют идеологические и геостратегические пределы аппетитов Турции двигаться в не-натовском направлении. В евразийском блоке Турция просто не является желанным союзником, представляя собой разве что случайную ценность в качестве орудия, с помощью которого можно разделить тот западный альянс, к которому она, теоретически, принадлежит. Западный импульс действовать в отношении Турции мягкими средствами с тем, чтобы не оттолкнуть ее еще больше в сторону Евразии, неразумен.

Администрация США не должна повторить тех ошибок, которые сделал Западный блок за то время, что Эрдоган находится у власти с 2002 года. Мягкое отношение к Турции не привязало ее к Западу. Наоборот, это поощрило Эрдогана к злоупотреблению «неудобством» Турции и превратило Анкару в «партнера с неполным рабочим днем», у которого развился сильный вкус к шантажу.

Читайте по теме

Автор: — Burak Bekdil — колумнист, проживающий в Анкаре. Регулярно пишет для издания Gatestone Institute and Defense News, сотрудничает с Middle East Forum. Он — основатель и редактор исследовательской организации Sigma (Анкара).

Прогнозные документы Центра BESA публикуются благодаря щедрости семьи Г -рега Россхандлера.

Источник

Перевод Сергея Духанова

Новости политики: Посольство РФ в США прокомментировало «Крымскую декларацию» Помпео


* «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 г.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня