Не дождавшись денег от Москвы, Абхазия с надеждой смотрит на Тбилиси

Страна Апсны хочет жить как в Евросоюзе, но чтобы граница с Россией была открыта

  
23981
На фото: продажа экскурсионных туров на городской набережной, Гагра, Абхазия
На фото: продажа экскурсионных туров на городской набережной, Гагра, Абхазия (Фото: Артем Коротаев/ТАСС)
Материал комментируют:

Специалистов и экспертов по Абхазии, того или иного уровня, более чем предостаточно, но так ли мы на самом деле много знаем о «Стране души» (Апсны), как называют сами абхазы свою родину? На обывательском уровне в России существует ряд стереотипов: да, это признанная Россией республика, там живут веселые, зачастую праздношатающиеся люди, растут мандарины и фейхоа, там есть море и невысокий уровень курортного отдыха, но всё дешевле чем в Сочи. Когда то давно была война с Грузией (25 лет назад), в которой абхазы победили. А еще границу с Абхазией охраняют российские пограничники, с которыми сталкивается каждый россиянин, приехавший сюда по делам, а чаще на отдых, на пограничной реке Псоу за Адлером. А еще в Абхазии, с ее 200-тысячным населением, 70−80 процентов жителей республики являются обладателями паспорта гражданина РФ, а республика входит в рублевую зону.

Познания поверхностные, но на обывательском уровне и этого достаточно, по крайней мере для отдыхающего, которому даже русско-абхазский разговорник не потребуется на пляже в Гагре или Сухуми. Курортники — одна из нынешних проблем Абхазии. Они в минувшем сезоне Лето-2018 стали здесь большой редкостью. Пустуют пляжи, гостиницы, пацхи, ресторанчики. Там, где уже в самом начале сезона с утра и до темноты звенели тосты, бокалы, песни, смех, теперь даже вечером немноголюдно и негромко. Отдыхающих мало, да и свои не особо гуляют. Теперь лучше в окрестностях российского Сочи отдыхать — комфортнее и безопаснее.

В самой Абхазии считают, что все дело в отсутствии денег, которых отчаянно не хватает ни на жизнь, ни на развитие. Что скрывать, Абхазия во многом зависит именно от российской финансовой помощи. Это объективно. Во-первых, в результате боевых действий республика серьезно пострадала — были разрушены практически все промышленные предприятия, многие санатории, здравницы, серьезно пострадал жилой фонд и инфраструктура. По оценкам первого президента Абхазии Владислава Ардзинба ущерб от грузинской агрессии составил 13 миллиардов долларов. Во-вторых, пока Абхазия не признана мировым сообществом как самостоятельное государство, никто инвестировать в ее экономику не спешит. Впрочем, и сами абхазы в «деле приватизации» порой ставят условия непреодолимого характера — в числе собственников любой фирмы или компании, например, должен быть коренной житель (в Абхазии проживает 90 тысяч непосредственно абхазов-мужчин).

Не будем скрывать — Россия банально прикормила Абхазию и разбаловала ее деньгами, а теперь посадила на тощий кошелек, как школьника подростка, которому родители давали на карманные расходы тысячу рублей, а потом сократили до ста. Никому не понравится такой секвестр. В «тучные» годы, пришедшиеся на президентство Сергея Багапша и Александра Анкваба, ежегодное финансирование официального Сухуми из Москвы на «поддержание социальных штанов» составляло около пять миллиардов рублей. Плюс республика неплохо зарабатывала на тогдашнем туристическом потоке и на поставках стройматериалов на олимпийские объекты и строительство российских военных баз на территории Абхазии.

Казалось, что так будет всегда, но что-то пошло не так, и кто-то то ли в Кремле, то ли в Минфине РФ сказал: «Хватит кормить Абхазию!». И уже в 2016 году из утвержденной инвестпрограммы на сумму в 3,7 млрд. рублей Абхазия получила лишь 180 млн. рублей. С формулировкой отказа — власти Абхазии «не смогли должным образом обосновать финансирование, поэтому Минфин и не смог им перевести заложенные на республику средства». И как бы не оправдывался тогда замминистра экономики республики Ахра Аристава, что, мол, инвестпрограмма была утверждена вместе с перечнем объектов, подлежащих финансированию и каждый рубль расписан, денег в большем объеме так и не дали. И нынешний президент Абхазии Рауль Хаджинба стал самым бедным на российские инвестиции — за три года правления ему отвалили лишь 5 миллиардов рублей, в отличие от предшественников, которые за 6 лет получили из Москвы 32 млрд.

Не будем пытаться высчитать, сколько за это же время получила от своего американского сюзерена соседняя Грузия, но там прогресс и экономического, и туристического развития налицо. Там деньги США реально работают, а не растекаются по карманам чиновников. Американцы, в отличии от России в Абхазии, не разместили в Грузии дорогостоящие военные базы, а лишь направили военных инструкторов (пусть и в большом количестве) для обучения и, что немаловажно, оснащения боевой техникой местной армии.

Результат — грузинская армия сильно «поднялась в цене» и, несмотря на поражение в Пятидневной войне с Россией в 2008 году, сейчас представляет из себя реальную силу в регионе. Плюс, грузины просто смотрят в рот США, с которыми выстроили союзнические отношения и готовы представлять их интересы на Кавказе, в том числе и в военном секторе.

Минувшим летом был просто бум туристической активности россиян, которые с готовностью ехали отдохнуть в еще более похорошевший Тбилиси и на грузинские черноморские курорты. Можно не сомневаться, что подобная тенденция сохранится и в последующем — люди выбирают кошельком и комфортом. А ведь это потенциальные курортники Абхазии, которая, увы, так и не смогла восстановить ту прибыльную часть своей экономики, которая в большей степени сейчас состоит из туризма и сельского хозяйства. Деньги ушли в песок из которого не построить замок.

— Российская финансовая помощь сыграла с нами злую шутку, — говорит сам президент Абхазии Рауль Хаджинба. — Как не крути, не зарабатывай, а подаренный рубль воспитывает иждивенца. И мы вместо того, чтобы вкладывать полученные от России средства в строительство предприятий по переработке сельхозпродукции, модернизации коммунального хозяйства, возведения современных здравниц, что греха таить, часть растащили, часть бездарно потратили…

Сейчас в Абхазии одной из основных причин торможения в развитии экономики республики считают… российскую границу. Через границу по реке Псоу (это в сторону Сочи) идет основной поток абхазского экспорта, а это, естественно, в первую очередь сельхозпродукция, в том числе и скоропортящаяся. Абхазы просят границу открыть, ну, сделать ее административной, как например, между Краснодарским краем и Адыгеей. Упирают при этом на тот факт, что большинство жителей имеют паспорта с гражданством РФ и, значит, должны ездить в тот же Сочи, как к себе домой, минуя паспортный, а заодно и таможенный контроль.

— Абхазия независимое государство, которое признала Россия, поэтому вправе рассчитывать на некие уступки и в пропускном режиме через границу, — считает советник президента АР по экономике Амиран Лагвинава. — Мы не просим вообще бесконтрольно пропускать наши грузы, пусть будет все по закону, но на особых условиях, как например, на границах стран Евросоюза, где существует выборочная проверка. Мы бы тоже хотели видеть такое отношение. Еще есть проблема временного фактора пересечения границы, например, семья из России тратит на это около трех часов, фуры могут простоять под досмотром более суток. Клубника в сезон, прочие фрукты портятся, в минувшем году в отвал ушло более 400 тонн ягод.

Стремление Абхазии добиться прозрачности границ вполне объяснимо — хочется и быстро и выгодно. Есть, как говорится, нюансы. Во-первых, как ни крути, это государственная граница с определенным статусом, в том числе и с таможенными правилами, которые так «подрывают» экономику республики. Во-вторых, на территории Абхазии «бродит» большое количество огнестрельного оружия, которое может потоком устремиться на территорию России. И если, скажем, автоматы абхазских резервистов, которые они хранят дома, зарегистрированы и отстреляны, то тысячи «стволов» находятся на руках граждан совершенно бесконтрольно. Купить в том же Сухуми пистолет не велика проблема, но вот провезти его через границу уже не так просто. В общем, недолюбливаю границу с Россией в Абхазии именно из-за ее закрытости.

Не назовешь открытой и границу Абхазии с Грузией на реке Ингури. Её, к слову, тоже охраняют российские пограничники со своими абхазскими коллегами и взад-вперед там никто свободно не ходит. Но в последнее время к ней все чаще присматриваются местные жители на уровне товарообмена. Грузия играет на противоходе и охотно в больших количествах скупают абхазские мандарины, орехи и прочую сельхозпродукцию, платит за нее гораздо большие деньги, чем можно выручить в той же России. В Сухуми на этот факт не просто обращают внимание, но и используют его в давлении на Москву с просьбами упростить пограничный режим. Мол, видите, Тбилиси нам готов распахнуть двери. Забывая, правда, при этом, что двери могут открыться и в обратную сторону, и Грузия с готовностью зайдет на их территорию, пусть вначале посредством торговцев.

А абхазские мандарины на новогодних столах россиян все же появятся, точно также как марроканские, египетские, израильские и прочие.


Новости политики: Помпео пожалел российских денег, потраченных на перелёт Ту-160 в Венесуэлу

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Чего вы ожидаете в 2019 году?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня