18+
воскресенье, 4 декабря
Политика

Путин возрождает Западно-Сибирскую губернию

В России появится пилотный макрорегион

  
42

Томская, Новосибирская, Кемеровская области и Алтайский край войдут в состав первого в России макрорегиона. Об этом сообщила 27 мая администрация Томской области, выступившая инициатором проекта. Он носит название «Схема территориального планирования юго-западной части Сибирского федерального округа» и, по замыслу разработчиков, «будет содержать единый вектор развития для всех четырех субъектов РФ» Финансирование проекта будет осуществляться за счет федерального и местных бюджетов, передает ИТАР-ТАСС.

«Реализация этого проекта даст ряд преимуществ жителям Сибири. В частности, позволит начать строительство скоростной платной автомобильной дороги, по которой из Томска до Новосибирска можно будет доехать за один час», — отметили в томской обладминистрации. Там также сообщили, что проект агломерации получил поддержку в министерстве регионального развития РФ.

Зачем потребовалось сливать субъекты федерации в макрорегионы, рассуждает заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Алексей Владимирович, насколько реально создание полноценного макрорегиона?

— Уменьшить количество регионов в России — старая идея. Известно, что до этого были успешно слиты большинство так называемых «матрешечных» субъектов Федерации, в состав которых входили автономные округа. Но в то же время ликвидировать значительное количество областей, объединив их с более сильными, сложнее. Эта попытка может встретить сопротивление со стороны местных элит. Понятно, что укрупление — это сокращение руководящих должностей, снижение статуса целого ряда областных центров, которые перестанут быть таковыми, и так далее.

Словом, создание макрорегионов, в которых происходит достаточно активная политическая интеграция, проблематично. В отдаленной перспективе, может быть, политическая интеграция и получит развитие, если макрорегион покажет себя экономически эффективным. Думаю, при создании первого макрорегиона решено от политической интеграции пока отказаться.

«СП»: — Есть ли вообще смысл создавать макрорегион?

— Думаю, смысл есть. Экономики субъектов, входящих в макрорегион, сильно связаны друг с другом, и вопрос хозяйственной кооперации имеет большое значение. Если мы обратим внимание на опыт царской России, там тоже были, по сути, макроорегионы в Сибири — Западно-Сибирское генерал-губернаторство и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства.

Кроме того, есть еще момент: регионы у нас экономически неоднородны. И экономическая мотивировка интеграции понятна.

«СП»: — В 2007 году тему макрорегионов поднял Владимир Путин. Он сказал, что «изменение административно-территориального деления — задача хоть и не сегодняшнего дня, но думать о ней нужно, и мы медленно, без рывков продолжим эту работу». Первый макрорегион — воплощение идей Путина?

— Это достаточно осторожное движение в направлении изменения административно-территориального деления. Повторюсь, изменения такого рода — это неизбежное столкновение с серьезными интересами элит, плюс обида для части населения областей, которые в этом случае упразднятся — там есть и свои исторические традиции.

«СП»: — Эксперты говорят, что степень развитости региона зависит от того, насколько приближена власть к земле. Для эффективного управления нужна децентрализация, а нам говорят о необходимости укрупнения и централизации. Не выйдут ли макрорегионы боком?

— Речь может идти о разных уровнях власти. Если макрорегионы будут создаваться, но при этом будут расширены полномочия власти, приближенной к земле, это уравновесит укрупнение субъектов.

«СП»: — Сейчас в Сибири сделают макрорегион. Но ведь единого начальства не будет, так? Что сейчас-то мешает наладить сотрудничество между регионами?

— Сейчас между регионами идет перетягивание одеяла. Видимо, потому, что у нас всегда сотрудничество неформальное всегда реализовывалось сложнее, чем если это формализовано и поддержано сверху. Формализация означает, что есть определенные рамки, определенные условия и правила игры. В противном случае мы получим декларации о намерениях, которых в нашей истории было очень много.

Другое дело, институциональные рамки могут быть более мягкими, или более жесткими. Сейчас они носят очень мягкий характер.

«СП»: — Вы считаете, если регионы просто объединить, не сливая на уровне администраций, они в состоянии сообща построить, например, дорогу?

— И сейчас общие дороги строят. Например, построена дорога Чита-Хабаровск, которая идет через несколько регионов. Но для этого необходимо, чтобы эти дороги вплотную патронировал федеральный центр. В случае макрорегиона есть попытка, чтобы входящие в него субъекты осуществляли такой патронат самостоятельно.

«СП»: — Представим ситуацию, что пилотный проект макрорегиона удастся, пойдет, что называется. Как может развиваться дальше административное укрупнение?

— По двум направлениям: создание подобных мкакрорегионов в других федеральных округах, и очень осторожное продвижение их к политическому объединению. Решение второй задачи может занять многие годы.

Другое мнение

Евгений Гонтмахер, замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН:

— Практика укрупнения регионов себя не оправдала. Дело не в административных рычагах и укрупнении, а в том, чтобы дать регионам самостоятельность, но тут уже важен общий фон развития в стране. Конечно, депрессивные регионы все равно останутся, они есть во всех странах, но не в таком количестве.

Владимир Прибыловский, президент информационно-исследовательского центра «Панорама»:

— Объединение регионов — это из серии «как, друзья, вы не садитесь, все в музыканты не годитесь…» На протяжении 70 лет, начиная с Октябрьской революции, у нас объединяли и разъединяли различные ведомства: министерство высшего с министерством среднего образования, министерство образования с министерством науки. Создать совнархоз, а потом разделить совнархоз — любимые бюрократические трюки. Когда на реальную модернизацию власть не способна, они имитирует деятельность.

Путин хочет территориально-административно поделить

В декабре 2007 года тогдашний президент Владимир Путин на заседании совета по науке, технологиям и образованию заявил, что в рамках подготовки деления страны на экономические районы могут быть пересмотрены границы федеральных округов. Нельзя исключать и изменения в делении федерации на субъекты. «Нам нужны целенаправленные исследования по определению самого понятия „макрорегион“, определению его границ, обусловленных территориальными, природными, инфраструктурными, демографическими и этнокультурологическими особенностями», — так Владимир Путин объяснил свою задумку.

По его словам, после того, как макрорегионы по этим параметрам будут определены, «потребуются серьезные исследования, опираясь на которые можно будет строить программы развития и оптимизировать административную структуру регионов под эти программы, включающие привлечение трудовых ресурсов в регионы, важные с точки зрения будущего страны».

Владимир Путин настаивал, что речь идет не только о стратегии развития экономик объединенных регионов страны, а об изменении границ. «Изменение административно-территориального деления — задача хоть и не сегодняшнего дня, но думать о ней нужно. И мы медленно, без рывков продолжим эту работу», — сказал он.

Как укрупнялись регионы

История с укрупнением регионов Россия проходит во второй раз. Макрорегионы — генерал-губернаторства — были до революции 1917 года. В 1914 году, например насчитывалось 8 генерал-губернаторств: Варшавское, Иркутское, Киевское, Приамурское, Степное (с центром в Омске), Туркестанское (с центром в Ташкенте), Финляндское (с центром в Гельсингфорсе — современный Хельсинки), Кавказское наместничество являлось особой административной единицей в составе шести губерний, пяти областей и двух округов.

Что характерно, деление именно на восемь регионов пошло еще с Петра I: указом от 18 декабря 1708 территория Российской империи была разделена на Московскую, Ингерманландскую, Архангелогородскую, Киевскую, Смоленскую, Казанскую, Азовскую и Сибирскую губернии.

После Петра число губерний множилось: к 1766 количество губерний увеличилось до 20, а к 1775 — до 23. По состоянию на 1847 год в Российской империи насчитывалось 55 губерний и 3 области.

История с макрорегионами тоже давняя: генерал-губернаторство — единица административно-территориального деления в Российской империи - было введено еще в 1775—1917 годах. Генерал-губернаторство включало в себя одну или несколько (как правило — три) пограничных губерний или областей. Москва и Санкт-Петербург с губерниями составляли отдельные генерал-губернаторства.

Укрупнение регионов в новейшее время началось в 2003 году. Процесс в первую очередь затронул «сложносоставные» субъекты РФ — края и области с входящими в их состав автономными округами. В результате объединения (по сути — включения автономных округов в состав краёв и областей) 2003—2008 гг. число субъектов федерации сократилось с 89 до 83; прекратили существование 6 из 10 автономных округов, а три области (Пермская, Камчатская, Читинская) сменили название на края.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня