Политика

Суд запретил жаловаться на Медведева и чиновников его администрации

По мнению райсуда, это подрывает конституционный строй РФ

  
3657

Жителям России нельзя жаловаться на сотрудников администрации президента РФ, нарушающих закон. К такому выводу пришел районный суд в Москве, который счел, что обжалование действий сотрудников президентского аппарата является вмешательством в дела самого президента и нарушает принцип разделения властей.

Суд вынес решение по иску Института развития свободы информации об обжаловании бездействия начальника управления президента по работе с обращениями граждан. Ранее истец обратился с запросом на имя президента, указав, что один из его подчиненных нарушает порядок предоставления информации. Запрос был оставлен без рассмотрения и перенаправлен в Мосгорсуд. Институт повторно обратился к начальнику управления президента по работе с обращениями граждан с просьбой исправить нарушение. Однако и на этот раз ответа не последовало. Это подтолкнуло институт обратиться в суд.

Почему чиновники президента, по мнению суда, оказались в касте неприкасаемых, рассуждает эксперт Института развития свободы информации Анастасия Пестова.

«СП»: — Анастасия, какая подоплека у этого дела?

— Юристы нашего института ведут ряд дел, защищая свободу доступа к информации. По одному из таких дел они обратились к президенту Дмитрию Медведеву — с просьбой объяснить правомерность некоторых действий по доступу к информации официального лица, которое занимало высокую должность.

«СП»: — Что это за загадочное лицо?

— Один очень крупный московский чиновник.

«СП»: — Что он сделал плохого?

— Мы не поднимаем по этому делу больших информационных волн. Суть была в том, что этот чиновник использует свое служебное положение при ведении ряда дел в судах. Все его судебные дела о защите чести и достоинства, как личности, ведутся юристами мэрии Москвы за государственный счет.

«СП»: — Хотя иски к чиновнику обращены как к физическому лицу?

— Да, совершенно верно. Мы поэтому обратились к Медведеву, чтобы он оценил правомерность действий этого чиновника.

«СП»: — Что значит — обратились к Медведеву?

— Обратились в управление президента по работе с обращениями граждан. Они должны были ответить в установленный законом срок — 30 дней со дня обращения. Но наше обращение почему-то было переправлено в Мосгорсуд.

«СП»: — А что Мосгорсуд в данном случае должен был решить?

— Это непонятно.

«СП»: — То есть, президент решил, что Мосгорсуд должен сам разобраться с юристами мэрии?

— Президент, понятно, ничего здесь не решал. Решили чиновники управления по работе с обращениями граждан.

«СП»: — Получается, они спустили жалобу вниз?

— Да, причем они не объяснили причин перенаправления нашего обращения в Мосгорсуд. Поэтому мы составили административную жалобу начальнику этого управления — административную жалобу об ответственности за перенаправление запроса.

Вот тут ответа в установленный 30-дневный срок мы не получили. Это бездействие мы и обжаловали в районном суде Москвы — по месту юридического адреса управления.

«СП»: — И что решил суд?

— На днях в адрес Института пришло определение от Тверского райсуда Москвы от 23 апреля. В принятии заявления было отказано со следующей формулировкой: «Обжалование в судебном порядке действий государственных органов и их должностных лиц, находящихся в непосредственном подчинении Президенту РФ, а также предъявление исков к данным государственным органам, на практике означает прямое либо косвенное вмешательство в конституционно-правовую и иную деятельность Президента России, как главы государства, обладающего неприкосновенностью и осуществляющего верховную государственную власть в Российской Федерации, что недопустимо, и нарушает основы Конституционного строя РФ и принцип разделения властей, закрепленный в статье 10 Конституции РФ».

«СП»: — Другими словами, все чиновники из администрации президента, подчиненные Медведеву, автоматически получают полный иммунитет, и никакие правила, установленные для других чиновников, на них не действуют?

— Да — по мнению районного суда. Что интересно, суд за последние полгода уже отказывал ряду лиц в рассмотрении исков с такой же формулировкой, как у нас.

«СП»: — Ваши действия теперь какие?

— Разумеется, будем обжаловать определение в Мосгорсуде в ближайшее время. Мы считаем, это вопиющая ситуация, что районный суд весьма своеобразно трактует Коституцию РФ. Как только мы докажем, что определение неадекватно, мы снова вернемся к иску к чиновнику из администрации президента, который не ответил на наше обращение. Такая получается длинная цепочка.

«СП»: — Теоретически, суд может вынести другое опрелеление, которое тоже позволит этому чиновнику вам не отвечать?

— У нас с 1 января вступил в силу закон о доступе к информации. Есть и подзаконные акты, которые регулируют обращения граждан. В принципе, по российскому законодательству чиновники сегодня не имеют права не давать ответа на запросы граждан. Это преступление, которое можно обжаловать в суде.

«СП»: — А что им за это может быть?

— Вообще-то предусмотрен ряд наказаний, в том числе уголовная ответственность. Самое мягкое наказание — штраф в 3 тысячи рублей. Если, кроме суда, обратиться к начальству чиновника, возможно, ему вынесут выговор.

Другое мнение

Игорь Трунов, адвокат:

— Это злободневный политический вопрос, который касается, в том числе, меня самого. Я проиграл иск бывшему начальнику ГУВД Москвы Владимиру Пронину, интересы которого представляли сотрудники правового управления ГУВД Москвы. На тот момент Пронин уже ушел в отставку, и был фактически обычным пенсионером, но защищали его действующие милиционеры-юристы.

В этом, конечно, есть и злоупотребление служебными полномочиями, и еще целый ряд нарушений, как уголовного законодательства, так и гражданского. Я написал по этому поводу письмо в МВД, и получил достаточно странный ответ. Мне ответили, что мои слова по адресу Пронина (Трунов высказал предположение, что начальник ГУВД Москвы был на дне рождении майора Евсюкова, после которого тот устроил стрельбу в супермаркете, — «СП») затрагивают честь и достоинство милиции, поэтому милиция представила для защиты действующих сотрудников в рабочее время.

В случае с «крупным чиновником» ситуация, скорее всего, аналогичная.

Эта форма защиты, конечно, не соответсвует нормам международного права. Проблема в том, что когда подаются иски против политика, суды выносят по абсолютно несуществующим основаниям решения, наказывающие истца. Это приводит к тому, что люди страхуются от подобной ситуации — не говорят всего, что думают. По сути, вводят самоцензуру.

Это, конечно, существенный рычаг давления. Подобные процессы, как правило, показательные, широко освещаются СМИ, и влияют на всю политическую систему России. При этом такие процессы кардинально не соответсвуют решениям Европейского суда по правам человека, которые обязательны для РФ.

В этой ситации я вижу только один выход: вмешательство все того же Европейского суда. Есть уже несколько решений, прецедентные для РФ, в части того, что политик, государственный деятель должен быть терпим к критике. Он — не рядовой гражданин. Как только этот человек выбрал профессию, связанную с публичными интересами, он должен быть терпим к критике, потому что критика — это одна из составляющих действующей власти. Есть, например, судебные решения, когда мэра города назвали «дураком», а суд решил, что это допустимо. Есть еще целый ряд ситуаций, которые по отношению к простому гражданину являются оскорбительными, но не являются таковыми по отношению к политику.

Изобретение московcких чиновников — это когда из высказываний неугодного гражданина берутся ничего не значащие фразы, потом на него подают в суд.

В принципе, даже этот наш разговор, исходя из судебных решений — это повод обратиться в суд. Я это понимаю, вы это понимаете, и это давит на нас там, где мы должны критиковать. За коррупцию, за злоупотребления служебными полномочиями. Вся страна знает, что в России тотальная коррупция, — а в судах чиновники выигрывают иски, как только вы заикаетесь про коррупцию. Конечно, это определенного рода цензура, и очень мощная.

В этой ситуацуии Европейский суд — это единствннный рычаг влияния. Обращения к Медведеву — не по адресу. Есть судебное решение, мы знаем, что суды в определенной мере зависимы от региональной власти. Но в данной ситуации президент не может ничего сделать. Он не может отменить судебное решение, не может своим решением воздействовать на судебную власть. Ну что он, должен, крикнуть откуда-то сверху: ну ка, перестаньте! Это несерьезно.

Естественно, нужно вносить норму ответственности за нарушение Конституции, нужно наказывать даже попытку финансировать судебную систему неуполномоченным лицам. Но это — долгосрочная перспектива.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня