18+
суббота, 3 декабря
Политика

Профессор Бажанов: Шпионский скандал раздули противники Обамы из ВПК

США вынуждены будут проводить открытую политику, несмотря на разоблачение «российских агентов» — иначе экономике не подняться

  
24

Скандал с группой якобы русских шпионов, арестованных в Америке, набирает обороты. Полиция Кипра выдала ордер на арест одного из 11 обвиняемых властями США в шпионаже в пользу России, который исчез на острове после освобождения под залог. В настоящее время полицейские проводят мероприятия по поиску 55-летнего Кристофера Роберта Метсоса.

Напомним, в США ранее были задержаны 10 человек, за которыми ФБР вело наблюдение в течение 10 лет. Среди предполагаемых шпионов лишь одна реальная гражданка США — Вики Пелаэз. Остальные выдавали себя за американцев или граждан третьих стран. Арестованным предъявили обвинения в незаконных действиях на территории страны в качестве агентов российского правительства.

Что на самом деле стоит за шпионскими страстями, рассуждает доктор исторических наук, профессор, проректор Дипломатической академии МИД России Евгений Бажанов.

«СП»: — Евгений Петрович, почему все же возник шпионский скандал?

— Есть немало людей в США, которым не нравится российско-американское сближение в целом. Вот, приехал Медведев, его прекрасно приняли. Плюс перезагрузка, на «восьмерке» и «двадцатке» по многим позициям лидеры России США вместе выступали… В Америке есть люди, которым это не нравится. Прежде всего, это представители военно-промышленного комплекса, республиканцы, сидящие в Конгрессе. Да и в самой Демократической партии есть недовольные — не только политикой Обамы в отношении России, но и вообще самим Обамой. Вы, наверное, знаете, что в Штатах есть люди, которые называют своего президента «коммунистом», «антихристом»… Шпионский скандал — это отражение таких настроений. Вроде, все хорошо у нас с американцами, только что закончили переговоры — и в Вашингтоне, и в Канаде, в многостороннем формате. И тут же всем показали, что русским доверять нельзя, они вовсю занимаются шпионажем.

Это удар по всем направлениям нашего сотрудничества. Вывод напрашивается сам: как можно таким людям технологии поставлять, доверять, вести политический диалог по иранскому вопросу, по Северной Корее… И это не просто мой абстрактный анализ. Я противников сближения России и США знаю лично. Недавно у нас, в Дипломатической академии, в гостях был бывший замминистра обороны США, а ныне крупный аналитик-китаист. Он открытым текстом говорил, что Обама — идиот, и надо загнать его в угол, показать, что он не тем занимается. Что доверять нельзя ни русским, ни тем более китайцам, а он доверяет.

«СП»: — Говорят, в результате скандала Россия потеряла возможность получить доступ к высоким американским технологиям. Это так?

— В Америке есть законодательные акты, принятые еще в 1970-х годах, ограничивающие доступ к высоким технологиям для России. В 1972—1973 году началась так называемая разрядка между СССР и США. С американской стороны этим занималась администрация Никсона, которой это было выгодно: американцы завязли во Вьетнаме, им надо было оттуда выкарабкаться. Для этого они пошли на примирение с Китаем: чтобы, с одной стороны, китайцы им помогли разобраться со Вьетнамом, с другой — чтобы Китай стал ближе к США, чем к СССР. Одновременно американцы пошли на сближение с нами, чтобы играть на противоречиях между Китаем и Советским Союзом.

В США это вызвало бурю протеста среди тех же слоев, что и сейчас: ВПК, Конгресс, среди противников Никсона, в том числе в Демократический партии. В итоге был принят целый комплекс законодательных мер к тому, чтобы ничего в Советский Союз не попадало: военные технологии, полувоенные, двойного назначения. Тогда же из-за ограничений права на эмиграцию, была принята поправка Джексона-Вэника.

Так вот, почти все законодательные препоны, которые были созданы тогда, до сих пор остаются. Как мы не пытались все постсоветские годы добиться от американцев, чтобы они их устранили, ссылаясь на то, что у нас совершенно свободная эмиграция, что мы строим демократию, что перестали быть противниками, и т. д. — тем не менее, недоверие к нам, и нежелание делиться с нами технологиями оставалось.

Сейчас Медведев был в Калифорнии, вел переговоры с бизнес-кругами. Там, действительно, есть бизнесмены, которые хотели бы вкладывать в Россию деньги. Они, кстати, были и в 1970-е годы — немало энтузиастов в бизнесе, которые стремились сотрудничать с СССР, в том числе в The Boeing Company и Lockheed Martin Aeronautics — корпорациях, связанных с военным производством. Тогда сотрудничества не получилось. Сейчас, повторяю, определенное желание у американцев есть, есть конкретные люди, которые хотели бы вкладывать в Россию. Но я, например, никогда не верил в то, что американцы по-крупному начнут помогать нам в нашей модернизации — именно потому, что в американском обществе, в элите, во многом сохраняется нежелание способствовать тому, чтобы вчерашний противник стал сильным, да еще начал догонять США.

Тем более, откуда-то выскочил Китай, который вступил в гонку с американцами за мировое лидерство в экономике, а потом дело наверняка дойдет до политики и военного дела. А тут еще Россия на ноги встает. Поэтому трудно ожидать, что сотрудничество в области высоких технологий с американцами получилось бы в любом случае.

«СП»: — Медведев очень упирал на то, что вот сейчас американцы будут помогать нам делать Сколково. А вы говорите, что никогда не верили в американскую помощь по-крупному. Получается, Медведев передергивал?

— Он не передергивал. Я же сижу, как и вы, в стороне, являюсь наблюдателем. А Медведев — руководитель страны. Он делает историю — должен ее делать — и должен двигать страну вперед. Естественно, если есть шанс, он хочет его использовать. Тем более, мы смотрим на Китай, у которого немало получилось, в том числе и с помощью Запада. Начиная с 1979 года, в Китай пошли американские капиталы, японские, западноевропейские.

Медведев должен пытаться. При том, что есть сопротивление Обаме, Америка, действительно, ослабла. Ей не удастся осуществить план, который Белый дом пытался осуществить при Буше — единолично руководить миром. Поэтому США надо приспосабливаться к миру — сотрудничать с другими странами в политических и экономических вопросах. Без этого американская экономика не сможет продвигаться вперед. В США будет борьба: с одной стороны, линия Обамы, попытки изменить американскую политику, и сотрудничать в политико-экономической сфере с другими странами, с другой — сопротивление этой политике. Кто победит — при всем своем скептицизме — не знаю: силы с обеих сторон немалые.

Медведев пытается, просто от него не все зависит. Но он приезжает в США и пытается воздействовать на ситуацию. И опять же, здесь мы во многом берем пример с Китая. Китайские руководители, когда начали свои реформы, тоже ездили всюду по миру, уговаривали, упрашивали, рекламировали китайский рынок. И мы должны этим заниматься: за Америку надо бороться, а если исходить из того, что все равно ничего не получится — ничего и не выйдет.

«СП»: — Вы говорите, в 1979 году в Китай пошел иностранный капитал. Какие были там преференции для иностранцев? И какие преференции есть у нас, насколько китайская ситуация и российская равны?

— Дело не только в преференциях. Китаю, конечно, было проще заполучить капиталы. Тогда мир был расколот на коммунистический блок и западный. Коммунистический блок возглавлял СССР, мы были противниками. И вдруг Китай, который был нашим союзником, а потом отошел от нас, поссорился с нами — стал сближаться с Западом на антисоветской основе. Причем на открытой основе: Мао Цзэдун решил, что Советский Союз — главный враг, что Китай сам с ним не справится, и пошел на мировую с американцами. А после того, как Мао Цзэдун умирает, Китай встает на путь рыночных реформ. Он начинает отодвигаться от коммунистической модели не только во внешней политике, но и в своей социально-экономической модели. Он начинает двигаться в сторону рынка. Естественно, к Китаю возник очень большой интерес на Западе, к нему потянулись, чтобы сделать Китай частью экономической западной системы, а также политической и военной.

Первыми в Китай пришли, прежде всего, богатые китайские эмигранты — их много, они живут в Гонконге, в Тайване, в США. Потом пошли все остальные, и стали вкладывать деньги. Запад пошел в Китай, потому что были очень мощные политические и экономические предпосылки: окончательно оторвать Китай от лагеря противника — СССР.

Что касается самого Китая, он, со своей стороны, проявил максимальную гибкость, и ввел массу нововведений, которые сделали климат на китайском рынке выгодным для бизнеса, чтобы можно было делать деньги. Многие из этих условий у нас до сих пор не присутствуют, и трудно ожидать, что они появятся.

«СП»: — Почему?

— Потому что первое и главное, что привлекало в Китае, и продолжает привлекать — это очень дешевая рабочая сила. У нас она не дешевая, как вы знаете. У нас, если человек будет работать на «Митцу» или «Джерерал Моторс», он захочет получать те же деньги, что и его коллеги из развитых стран. Это раз. Потом, у нас не дешевые накладные расходы — а в Китае они очень дешевые. У нас, например, транспорт дорогой — не мне вам рассказывать.

Дальше. Китайская рабочая сила мало получает, и хорошо при этом вкалывает. У нас, если человеку плохо будут платить, он вообще ничего не будет делать. Я не хочу сказать, что мы так уж плохо работаем, но с китайцами нам трудно соревноваться. Китайский крестьянин, предположим, может спать пять часов, а потом стоять в рисовой рассаде по 12 часов по колено в воде. Мы способны на такое или нет? Не знаю, наверное, нет.

Отношение к иностранцам в Китае другое. У нас иностранцы жалуются, что к ним плохо относятся, та же милиция, особенно если эти иностранцы из Азии. А в Китае по-другому. По крайней мере, бизнесмены, которые там работают, говорят, что в Китае гораздо более благоприятная атмосфера для работы — местное население относится к иностранцам по-прежнему, как и в старые времена, с уважением и даже пресмыканием, особенно в неразвитых районах.

Возьмите теперь вопросы законодательства. У нас законы постоянно меняются — то в одну, то в другую сторону. В Китае они не меняются, а если меняются, то, как говорят иностранные капиталисты, в удобную для них сторону. Еще фактор: коррупция. В Китае она тоже очень развита. Но, как я не раз слышал от западных бизнесменов, в Китае дашь взятку — и получишь все, что хочешь, в России дашь — и все равно ничего не получишь. Может, это выглядит как шутка, но такие жалобы тоже есть.

Наконец, разница в законодательстве. Китайцы с самого начала сделали для себя вывод, что надо создать такие условия в экономике, чтобы иностранному бизнесу было выгоднее в Китае, чем в какой-либо другой стране. И китайцы абсолютно четко этому следуют. Они создали специальные свободные экономические зоны — сначала их было 4, потом 14, теперь все Восточное побережье Китая стало открытой зоной. И законодательные условия в них, действительно, такие (например, в смысле налогов), что иностранцам выгодно там быть.

У нас эта линия, к сожалению, не соблюдается. То есть, на уровне руководства страны есть понимание проблемы, и попытки ее решить. Но когда мы спускаемся на землю, и идем в провинции, регионы, выясняется, что это далеко не так. Например, мне корейские бизнесмены постоянно жалуются, что на Дальнем Востоке их просто не пускают. Есть договоры, межгосударственные соглашения между руководителями двух стран. Но как только корейцы появляются там, местные деловые круги — криминальные, полукриминальные — не хотят туда корейцев и близко подпускать. Вот они и говорят: что к вам идти, мы пойдем в Китай и сделаем там прекрасную прибыль.

«СП»: — В конце 1920-х годов Советская Россия находилась в режиме жесткой экономической блокады со стороны Запада. Но с началом Великой депрессии Америка сильно смягчила режим, и разрешила продавать Советам высокие технологии. В частности, прототипом танка Т-34 послужил передовой по тем временам американский танк «Кристи», который привезли из США в начале 30-х годов под видом трактора. Можно ли сейчас ожидать, что Америка, под воздействием неблагоприятного экономического фона, несмотря на шпионские скандалы продаст нам что-то высокотехнологичное?

— Я говорил, что несмотря на сопротивление, которое есть и будет в США, объективная реальность, потребности США в политико-экономической области будут толкать Америку к тому, чтобы она проводила открытую политику сотрудничества со всеми, в том числе с Россией.

Думаю, нынешнюю ситуацию действительно можно сравнить с Великой депрессией. Может, на этот раз она была не столь великой с точки зрения страдания американского народа. Но мощнейший удар Америке нанесла. США, казалось, был на своем пике, еще недавно американцы говорили, что пора всемирную империю создавать, книги на эту тему писали. Дескать, Римская империя просуществовала много веков, в течение которых мир жил дружно, без конфликтов, и хорошо развивался — только потому что был руководитель мира — Рим. А мы сейчас, американцы, и богаче Рима, и цивилизованнее, и мощнее.

В это, действительно, верили правящие круги США, и в политике реализовывались попытки создать такой мир. Казалось, и идеологии не может другой быть, и все развитые страны — друзья США или их поклонники. И вдруг такой колоссальный удар: сначала в Ираке по морде дали, потом Афганистане. Выяснилось, что с Северной Кореей, несчастной и жалкой, ничего не могут сделать. С Ираном не могут справится, с ближневосточным кризисом. А потом еще и внутри по американской экономике ударил целый пакет проблем.

Жизнь — всегда борьба: есть мы, есть Китай, в Америке есть разные силы: две партии, ВПК, интеллигенция. Шансы, что изменения в США будут нарастать, большие. Я не знаю, что на самом деле произошло со шпионским скандалом. Плохо, что это сделано сразу после того, как Медведев посетил США, и так громко, на весь мир — американцы же могли сделать это втихую. Израильских агентов в США ловят, американских в Израиле — никто об этом не сообщает, потому что это норма. А вот когда хочется плюнуть в кого-то, что-то испортить — поднимают фантастический шум. Но это не значит, что надо понимать руки вверх, ничего не делать.

«СП»: — Вы говорите, некоторые американские круги считают Обаму идиотом. Мне интересно, а как в Штатах оценили Медведева? Наш президент, мне показалось, выглядел не самодостаточным. Вы так не считаете?

— У каждого свой вкус. Мне, например, понравилось, как Медведев себя вел. Думаю, он понравился очень многим американцам — бизнесменам, с которыми он общался, интеллигенции, либералам, профессуре. А в глазах представителей американского ВПК, (которые считают Обаму идиотом, — «СП»), других людей с пещерным сознанием относительно России, Медведев выглядел очередным хитрецом, который приехал из России, и здесь «косит» под хорошего парня. А на самом деле, русские как были врагами, так и остались.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня