18+
суббота, 30 июля
Политика

Хорошему Медведеву мешает «народ-дебил»?

К такому выводу пришел президентский Институт современного развития (ИнСоР)

  
470

Глава президентского Института современного развития (ИнСоР) Игорь Юргенс считает, что в провалах объявленной президентом Дмитрием Медведевым модернизации виноват народ. По словам Юргенса, проблемы развития науки, технологий и инноваций не встречают большого понимания у российского населения, которое в целом считает достаточными для развития уже имеющиеся природные ресурсы страны. Безразличие населения к инновациям, а также низкую гражданскую активность населения глава ИнСоРа объясняет патернализмом, а также «слабой распространенностью городской урбанистической культуры».

Юргенс сообщил, что российская общинность и архаика могут быть преодолены не раньше 2025 года. Только к этому времени «российский народ станет ментально совместим в восприятии демократии со среднестатистическим прогрессивным европейцем». Пока же в России очевидна тенденция деградации человеческого капитала — потеря профессиональных навыков, люмпенизация и даже дебилизация. Об этом сообщает «Независимая газета». Жизненные установки большинства россиян приводят к массовому уклонению от исполнения гражданского участия. «Мы не граждане, а какое-то племя», — уверен Юргенс. Для модернизации в стране есть воля президента, есть воля премьера, есть большой объем инвестиций, но человеческий капитал для этого еще не созрел.

Почему народ мешает президенту Медведеву, рассуждает политолог Евгений Минченко.

«СП»: — Евгений Николаевич, в словах Юргенса есть доля правды?

— В значительной степени негативные моменты, которые сформулировал г-н Юргенс — это вина власти. Он ведь говорит еще, что президентом для нашего народа сделано немало. Например, к заслугам Юргенс относит политическую реформу. Но что такое политическая реформа? По сути, при декоративных изменениях жесткость вертикали власти только увеличивается. В частности, путем дальнейшего усиления диктата партийной бюрократии, и сворачивания последних прямых выборов — выборов мэров в регионах. Могу заверить, в регионах у нас огромное количество активных людей, но они не находят себя в рамках нынешней политической системы.

«СП»: — А вы откуда знаете?

— В свое время мы работали в огромном количестве регионов — чуть ли не во всех. Нашим типовым клиентом был молодой бизнесмен, чего-то добившийся в бизнесе, который решил получить часть политического влияния.

Иногда, замечу, наши клиенты побеждали в противодействии административному и силовому ресурсам. А потом оказывалось, что они могут хорошо договариваться с властью. Более того, из них получались наиболее дееспособные депутаты и мэры. Потому что это были люди со своей позицией, со своими мыслями, идеями и опытом. Они, на деле, оказывались для власти самыми полезными союзниками.

Я, например, считаю, что в парламенте, который избирался в 1999 году, наиболее эффективной депутатской группой была группа «Народный депутат», которая была собрана из депутатов-одномандатников. Теперь одномандатников у нас нет. В регионах, если ты начинаешь выдвигаться помимо партии, у тебя возникают проблемы. И те молодые бизнесмены, которые раньше стремились в политику, сегодня прямым текстом говорят: «Послушай, раньше я мог сам пробиться, а сейчас надо идти лизать задницу каким-то бюрократам, да еще платить за это деньги».

«СП»: — Но нам-то говорят, что для таких активных граждан есть социальные лифты. Например, молодежные движения, разве нет?

— У нас социальные лифты не работают. Молодежные движения лифтами не стали. Из молодежи выдвинулись те, кто и без того входил в элитные группировки. Скажем, от «Молодой гвардии Единой России» у нас были три сенатора. Один — сын известного питерского бизнесмена, другой — деловой партнер этого же сына. Ну, и единственный Гатаров, который в «фотошопе» тушил пожары. Из «Наших» — один-единственный Якименко. Словом, этот лифт не работает. Есть еще кадровый резерв президента, но есть и большие вопросы по поводу его эффективности. То есть естественный путь, когда человек пробивается сам, проявляя себя в конкурентной политической борьбе — этого у нас нет.

Есть слой достаточно активных людей, которые, кстати, дистанцируются от нашей маргинальной оппозиции. Они не хотят иметь с ней ничего общего. Например, та же Евгения Чирикова, которая билась за Химкинский лес. Или мой хороший товарищ — Константин Кисилев в Екатеринбурге, один из лучших политконсультантов страны, который «завязал» с консультированием, и сейчас борется против отмены прямых выборов мэра у себя в городе.

Эти люди заявляют свою гражданскую позицию. Ну почему бы вот их не привлечь президенту Медведеву? Вот они могли бы стать опорой модернизации. Вместо этого их выталкивают к маргиналам типа Каспарова или Лимонова. Они туда не хотят, но у них нет возможности реализовывать себя в рамках той системы, которая сейчас существует.

Мне кажется, невозможно говорить: «Ой, какой у нас неактивный народ!», — и в то же время делать все более и более жесткой политическую систему. Это — самая большая проблема. Я к Юргенсу отношусь с большим уважением, но иногда кажется, что он и его коллеги рассуждают уж слишком умозрительно, вдали от реальной действительности.

«СП»: — Юргенс, вы считаете, оторван от реальности?

— Недавно я прочитал его статью, вполне адекватную, где Юргенс говорит, что надо дать равные условия всем партиям. Как пример таких равных условий он приводит выборы в Красноярском крае, где якобы «Справедливая Россия» победила «Единую Россию». Этот пример подрывает всю экспертизу. На деле, «эсеры» единственный раз победили «ЕдРо» в Ставропольском крае. Кроме того, мне понятно, что Юргенс тамошнюю ситуацию не изучал. Он не знает, какие проблемы были с губернатором Черногоровым, какие элитные факторы привели к конфликту, обрушившие рейтинг «Единой России», какие инструменты использовала «Справедливая Россия». Является ли, наконец, эта модель плодотворной, конструктивной и полезной для страны — учитывая, что губернатор в итоге ушел в отставку, а мэр сейчас в бегах. Та эта модель, которая нужна стране?

Мне кажется, Юргенсу, вместо обвинения нашего народа, надо попробовать поискать активные общественные слои, которые могут стать реальной опорой модернизации, и подумать, как их можно инкорпорировать в нынешнюю систему власти, в нынешнюю систему принятия решений.

«СП»: — А зачем это делать?

— Невозможно проводить модернизацию, не имея опоры под собой. У нас Дмитрий Анатольевич сказал, что субъектом модернизации должен быть не только президент с айподом, но и весь народ. Но «весь народ» — это слишком абстрактно. Давайте чисто технически поймем, во-первых, чего мы хотим, во-вторых — на кого опираемся, какие ресурсы у нас есть.

На бюрократию Медведев не обопрется. Вы посмотрите, что сказал Лужков в интервью «Российской газете». Там главное не слова мэра про Химкинский лес, даже не про тандем. Главное — как Лужков выразил настроения бюрократии: хватит кадровой чехарды, хватит поливать нас грязью, хватит презумпции виновности чиновников, дайте нам спокойно работать. С этим, с такими настроениями, надо что-то делать. Тем более, не факт, что качество медведевских назначенцев выросло по сравнению с назначенцами Путина, или с мастодонтами, которые Путину и Медведеву достались от Ельцина.

«СП»: — То есть, раз нужны новые кадры, нам надо политическую систему корректировать?

— Да. Сейчас, повторюсь, за рамки системы выталкиваются активные люди, которые вообще-то должны быть союзниками власти, ее передовым отрядом. А у нас многие молодые состоявшиеся люди 30−40 лет, думают об эмиграции. Или о том, что просто надо сидеть спокойно в сторонке и никуда не лезть. Это серьезнейшая проблема для Медведева.

Это то, о чем в свое время говорил Александр I — на него, на мой взгляд, Медведев очень похож. Когда императора спросили, почему не получаются реформы, почему он их сворачивает, Александр I ответил: «Некем взять». Но как потом оказалось, было «кем взять». Были рядом молодые, горячие ребята, которые искренне мечтали о Родине, и сами писали проекты о том, как ее обустроить — это были декабристы. В итоге, вместо того, чтобы стать опорой власти, они отправились на виселицу и на каторгу.

Эта повторяющаяся в истории России ситуация — когда власть и ее потенциальные союзники не встречаются — по-настоящему трагична. И этого хотелось бы избежать сейчас.

Другое мнение

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

— Заявления гражданина Юргенса производят впечатление подлой клеветы на российский народ. Это попытка переложить вину за нынешнее состояние страны с больной головы на здоровую — с руководства страны, в первую очередь с ее либерального клана, на население РФ. Когда Юргенс говорит о дебилизации, он забывает, что дебилизация вызвана политикой милых его сердцу либералов. В частности, реформой образования, и предстоящим нам уничтожением бюджетной системы образования.

На счет того, что население России равнодушно к инновациям и модернизациям… Оно равнодушно к лжи и пустой пропаганде о модернизации. Когда разного рода Юргенсы трясут, как бубнами, программой-2020, это не вызывает, действительно, ничего, кроме равнодушия. Таких агитроповцев мы видели еще во времена СССР. Но давайте не будем путать инновации и модернизацию, которые нужны стране, с бессодержательным трепом. Напомню, что та же программа-2020 хороша всем, кроме полного отсутствия механизмов — это набор благих пожеланий, не имеющих никакого отношения к реальности.

Модернизация не идет не потому, что российскому государству она не нужна. Но власть занимается только разговорами. Модернизацию блокирует коррупция — основа нынешнего государственного строя. Но говорить об этом политкорректные граждане типа Юргенса не могут. Вместо этого они обвиняют во всех смертных грехах тех, кто бесправен, и тех, кто не может им ответить — большинство российского народа. Я считаю, заявление Юргенса опасно балансирует на грани преступления.

Плохому танцору всегда мешают собственные ноги. Так и нашим либералам всегда мешал российский народ. Можно было бы посоветовать им выбрать другой народ, более подходящий, но многие либералы и без советов так поступили. Они уехали из России, и работают теперь здесь вахтовым методом, уезжая на выходные к семьям.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье