18+
пятница, 9 декабря
Политика

Алексей Мухин: ЕС вручает Медведеву «бусы» вместо технологий

Саммит Франция-Германия-Россия показал, что Евросоюз не может действовать без оглядки на США

  
10

Нормандский курорт Довиль во Франции стал 19 октября местом проведения франко-германо-российского саммита. Николя Саркози принимает для «углубленного обмена мнениями» своего коллегу Дмитрия Медведева и федерального канцлера Ангелу Меркель. Они обсудят традиционный набор проблем: перспективы договора о европейской безопасности, упрощение визового режима России со странами ЕС, вопросы энергетической безопасности, ситуацию вокруг ядерной программы Ирана… В Европе эксперты считают, что перед ноябрьским саммитом НАТО в Лиссабоне, где Россия будет безгласным наблюдателем, Франция и Германия решили сделать реверанс в ее сторону.

Чего на самом деле хотят участники «треугольника» — Медведев, Меркель и Саркози — рассуждает президент Центра политической информации Алексей Мухин.

«СП»: — Алексей Алексеевич, чего добивается в рамках этой встречи Медведев?

— В последнее время в администрации президента все чаще задаются вопросом по выстраиванию личных отношений Дмитрия Медведева с некоторыми европейскими деловыми партнерами России. Речь идет, прежде всего, об Италии, Франции и Германии, которые являются нашими наиболее верными и последовательными партнерами, и зачастую решают проблемы России, связанные с общеевропейскими институтами.

Это выстраивание отношений потребовалось на определенном этапе взаимодействия администрации президента и российского МИДа. Совершенно очевидно, что политический роман Медведева с главой МИД Сергеем Лавровым оказался неудачным. В последнее время Дмитрий Медведев оказывал знаки внимания г-ну Лаврову, но в конце концов, стало понятно, что Лавров плотно завязан на премьера Владимира Путина. Словом, потребовались личные отношения нашего президента с главами европейских государств, но и тут пошло не все гладко.

«СП»: — С чего вы взяли?

— Например, у Медведева не складываются отношения с Сильвио Берлускони. Итальянский премьер показывает, что довольно хорошо взаимодействует с Владимиром Путиным, и лишний партнер ему не нужен. Медведев, хотя всегда тепло принимался итальянским премьером, до сих пор не побывал на его сардинской вилле. Его либо никто туда не приглашал, либо приглашал в такой форме, в какой президент России приглашение принять не мог. В то же время семья Владимира Путина на вилле Берлускони — частые гости.

«СП»: — Вопросы, которые поднимаются в Довиле — традиционные. Это отмена визового режима между Евросоюзом и Россией, и конфигурирование европейской безопасности. Вы считаете, их обсуждение сблизит Медведева с Меркель и Саркози?

— Сближению эти вопросы особенно не способствуют. Европейская бюрократия с крайним подозрением относятся к любому ослаблению визового режима с Россией. А конфигурирование европейской безопасности европейские чиновники считают исключительной прерогативой самого ЕС. По версии же российской стороны, этот процесс должен проходить с непременным участием Москвы.

«СП»: — Чего же требуют от Москвы европейцы?

— Предоставить гарантии невозможности энергетического шантажа в будущем. При этом Европа знакомит российскую сторону с перспективой снижения зависимости ЕС от поставок российских энергоносителей. Другими словами, говорят: подождите, пока мы найдем альтернативные источники топлива, или договоримся с Туркменией о поставке энергоносителей в обход российской территории.

«СП»: — А в обмен?

— Ничего! Такая двойственная позиция смущает российскую сторону и не способствует потеплению отношений. Тем не менее, риторика, которой пользуется и российская сторона, и французско-германские дипломаты, исключительно комплиментарна. Но практика показывает: чем комплиментарнее риторика, тем меньше конкретики в ходе встречи.

Французские и германские дипломаты перед встречей заявляли, что многого от нее ожидают, что это будет прорыв, но в их глазах уверенности не читалось. Понятно было, что российская сторона потребует невозможного — равноправных партнерских отношений с Евросоюзом, то, чего ЕС не может нам предоставить по определению.

Рассуждая отвлеченно, Россия поступила как честный дикарь: предложила свое золото (энергетические ресурсы) в обмен на западные блага — технологии. А нам вместо технологий опять вручают бусы и пластиковые стаканчики. И пока бусы и стаканчики будут основными предметами, которые предлагает нам Евросоюз, диалога не сложится.

Весьма характерно эта ситуация проступила при обсуждении условий, на которых Россия купит у Франции вертолетоносцы «Мистраль». Пока выясняется, что продана будет фактически только оболочка корабля, а технологическая начинка останется у продавца. Французский МИД, комментируя этот факт, заявил, что натовские технологии все равно не соответствуют российскому береговому обеспечению, поэтому они бесполезны. В результате Россия приобретает две очень дорогие, но полые внутри игрушки для морского боя. В этой связи искреннее желание французской стороны строить равноправные отношения с Россией представляется крайне сомнительным.

Вот под этим знаком, кажется, и пройдут переговоры в Довиле.

«СП»: — Почему Европа так действует?

— Европейцы не могут серьезно изменить вектор своих отношений с США, так как прекрасно понимают, что за этим последует — они понимают, что Штаты могут сделать с европейской экономикой. Пока такое мнение распространено в официальных структурах Европы. Когда же эта точка зрения будет доведена — в доходчивой форме — до европейского обывателя, нынешние правительства стран-членов ЕС полетят вверх тормашками. Произойдет очередная ротация элит, впрочем, эта ротация для самих европейцев будет относительно безболезненной. По большому счету, на европейском политическом ландшафте ничего не изменится. Этим и объясняется спокойствие, с которым власти Франции и Германии наблюдают за усилиями российской стороны. Россия, подчеркну, хочет сделать ситуацию более управляемой, в идеале — независимой от китайско-американских валютных игр.

«Перезагрузка» N2

Как отмечают западные эксперты, Париж и Берлин стремятся к «перезагрузке» отношений с Москвой накануне ноябрьских саммитов G20, НАТО и ОБСЕ. Европа и Россия поняли, что нуждаются друг в друге, если не хотят оказаться отодвинутыми на второй план усилившимися в результате глобализации державами. Россия выражает обеспокоенность в связи с натовским проектом ПРО и новой стратегической доктриной альянса, и Франция и Германия как никто другой способны представлять европейские интересы.

Впрочем германо-российско-французский треугольник в Довиле вызывает у многих в Европе недовольство. Особенно насторожились американцы, которые гадают, с каких пор Берлин, Париж и Москва договариваются между собой о европейской безопасности.

Что характерно, перед встречей лидеров Германии, России и Франции в Довиле Москва обратилась с просьбой о регулярном участии в работе комитета Евросоюза, ответственного за формирование внешней политики блока. «Должен быть какой-то механизм, который бы позволил нам предпринимать совместные шаги», — заявил представитель Москвы в Брюсселе при ЕС Владимир Чижов. Возможно, этот формат позволит Москве общаться с Европой более плодотворно.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня