18+
суббота, 3 декабря
Политика

Ловить взяточников будут на деньги заявителей-бизнесменов

У оперативников не хватает бюджетных средств на борьбу с коррупционерами

  
12

МВД России предлагает ускорить возвращение денежных средств гражданам, ставшим жертвами взяточников и согласившимся использовать собственные деньги для их изобличения. Проект федерального закона о внесении изменения в статью 82 Уголовно-процессуального кодекса России, регламентирующую порядок хранения вещественных доказательств, размещен на сайте министерства. Авторы документа предлагают возвращать законному владельцу деньги и ценности, изъятые при производстве следственных действий, после их осмотра и производства других необходимых следственных действий.

«Вымогаемые коррупционерами взятки значительно превышают размер бюджетных средств, выделяемых органам внутренних дел для обеспечения оперативно-разыскной деятельности», — говорится в пояснительной записке к проекту закона. По данным МВД, значительная часть заявителей «потенциально готова на короткий срок предоставить для использования в оперативно-розыскных мероприятиях собственные денежные средства, в том числе и крупные суммы, при условии скорейшего возврата денежных средств».

«Однако отсутствие законодательной базы, позволяющей в официальном порядке быстро возмещать материальные затраты привлекаемых к мероприятиям граждан, препятствует оказанию содействия с их стороны», — поясняют авторы законопроекта.

Размеры взяток в России действительно поражают. Например, замруководителя отдела по расследованию особо важных дел Московского межрегионального следственного управления на транспорте Григорий Дымовец, не мелочась, заломил $ 1,5 млн (около 46 млн рублей) за освобождение обвиняемого по уголовному делу. Сам Дымовец, видимо, считал сумму «божеской», поскольку изначально оценивал свои услуги в $ 4 млн.

Или возьмите другого взяточника — и.о. руководителя УФНС России по Мордовии Дмитрия Кастырина. Налоговик хорошо поработал, «отмазывая» от налогов крупного налогоплательщика. Однако гонорар потребовал тоже более чем приличный — 18 млн рублей «отката». Это еще не считая подчиненных, которые тоже прикарманили многомиллионные взятки. Сейчас строитель схем уходов от налогов размышляет, где именно дал маху, в заключении…

Бывший начальник отдела по надзору за производством дознания и оперативно-разыскной деятельностью ГУ Генпрокуратуры РФ в ЮФО Сергей Абросимов брал взятки в два «захода», суммарно — 6,8 млн рублей. Погорел г-н Абросимов на «святом» — помогал чиновнику избежать тюрьмы, но, видимо, не сошелся в цене с клиентом… Руководитель управления Росприроднадзора по Смоленской области Юрий Ковредов и специалист-эксперт Сергей Смирнов требовали от местного предпринимателя 4 млн рублей за то, что дадут ему работать, не мучая проверками… Бывший муж министра сельского хозяйства РФ Елены Скрынник Сергей Скрынник попался на двух взятках общей суммой 1,6 млн рублей: он помогал бизнесмену победить в конкурсе на поставку медоборудования… Этот список можно продолжать до бесконечности.

Может, действительно, на изобличение коррупционеров не хватает денег у милиции? И ничего страшного, если сами обираемые бизнесмены подкинут деньжат на «оперативку»? Но, увы, это предложение у профессионалов восторга не вызвало.

— Сейчас размеры взяток огромные — 55 миллионов рублей, 2 миллиона долларов. И что, граждане должны давать эти деньги? — возмущается полковник милиции в отставке, доктор юридических наук, писатель Данил Корецкий. —  Если да, понятно, какие это граждане… Я не знаю, плохо это или хорошо. Знаю другое: если государство проводит мероприятия, у него должны быть средства на это. А если сумма средств, выделяемых органам, меньше суммы взяток, успешная борьба со взятками невозможна.

С ним согласен адвокат Игорь Трунов:

— Эта инициатива явно противоречит международным правовым нормам. Нигде в мире гражданин не дает личные деньги на оперативно-розыскные действия. Это примерно так: если надо арестовать преступника, человек должен прийти со своими наручниками и своей резиновой дубинкой, потому что в бюджете нет денег. Это неверная постановка вопроса.

Конечно, для целей оперативно-розыскной деятельности используются государственные средства и аппаратура. Если, скажем, нужно дополнительно организовать прослушку — что, теперь магнитофон с собой надо принести?!

«СП»: — Ну, а почему нет?

— Потому что это только затруднит возможность выявления коррупционеров. К ответственности, напомню, у нас привлекают не только того, кто берет взятку, но и того, кто ее дает. Поэтому заявитель, прежде чем обратиться в милицию, крепко думает. Он понимает, что может попасть в сферу уголовного преследования, если тот, на кого он дает информацию, окажется сильнее — например, выше по должности. Замечу, как правило, так оно и бывает: взятки дают более сильным мира сего. Поэтому у человека, дающего взятку, всегда есть страх. А необходимость принести собственные деньги удваивает проблему.

По-моему, данный проект закона- это дополнительный препон в борьбе с коррупцией. Государство должно, повторюсь, выделять средства на эти цели — тем более, они никуда не деваются. Коррупционер в рамках оперативно-розыскной деятельности получает взятку, но ведь взятка остается в конце концов в руках сотрудников милиции. Эта сумма, которая ходит по кругу, и в чем проблема — не понятно.

«СП»: — Зачем тогда МВД подставляется, предлагая сомнительные решения?

— Похоже, эта идея — очередная непроходная инициатива, которая призвана демонстрировать: у нас ведется борьба с коррупцией, у нас кто-то что-то делает. Что этот кто-то борьбой озадачен, и зарплату получает не зря.

К чему может привести внедрение поправок в практику, рассказал председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов:

— Это будет порочная практика. Мало того, что давая собственные деньги гражданин вступает в тесные отношения с сотрудниками МВД. Опасность в том, что давать деньги милиции будут «свои» коммерсанты. Когда оперативная работа ведется за личные деньги, это способствует провокациям. Чтобы получить казенные деньги, требование нужно обосновать. А «за свои» можно спокойно договориться с милицией: мол, давай хлопнем кого-нибудь. Ну, давай хлопнем… Если есть возможность содержать оперативные структуры, надо найти и деньги на оперативные мероприятия.

Как может выглядеть эта «порочная практика», показывает пример бизнесмена Валерия Морозова — руководителя и главного акционера строительной фирмы ОАО «Москонверспром». В мае 2009 года г-н Морозов оказался в эпицентре скандала. Бизнесмен обратился в ОРБ № 7 ДЭБ МВД с заявлением, в котором обвинил управделами президента РФ в коррупционном давлении на свою фирму. Сотрудники ДЭБа, по словам бизнесмена, попросили его посодействовать поимке коррупционеров, и выделить на оперативные мероприятие неслабую сумму 15 млн рублей из личных средств. Морозов имел глупость согласиться. 4 млн руб. и 5000 евро из этой суммы ушли на проведение на проведение официального оперативного эксперимента, о чем у бизнесмена на руках имеется официальный акт. Казалось бы, вот-вот ловушка захлопнется, но… Хэппи-энда не получилось. Да, деньги были переданы чиновнику в присутствии оперативников под видео- и аудиозапись, однако коррупционер не был арестован, и спокойно ушел с морозовскими деньгами. Надо ли говорить, что средства бизнесмену ДЭБ так и не вернул?!

Впрочем, в самом МВД с пессимистическими заключениями не согласны. Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, новый порядок «повысит эффективность работы органов внутренних дел по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений, в том числе и коррупционной направленности, совершаемых в крупном и особо крупном размере, а также высокопоставленными должностными лицами». Как говорится, эти слова — да Богу в уши…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня