18+
понедельник, 5 декабря
Политика

Медведев — реинкарнация Гайдара

Если президент-реформатор победит на выборах-2012, мы получим новый сеанс «шоковой терапии»?

  
46

Подковерная борьба за президентское кресло между президентом Дмитрием Медведевым и премьером Владимиром Путиным обостряется на глазах. Премьер сыграл на рояле и спел на благотворительном концерте в Питере, глядя на Шэрон Стоун. Медведев после беспорядков на Манежной лаконично пообещал в Twitter’е: «Со всеми, кто гадил, разберемся».

Шансы победить премьера у Медведева неплохие. Для многих он — символ либерализации, модернизации и примата прав гражданина РФ над интересами бюрократии. Но так ли это на деле? Мы проанализировали деятельность президента за 2010 год, и пришли к неожиданному выводу. Оказалось, Дмитрий Медведев сделал ряд шагов, на которые не решался даже покойный реформатор Егор Гайдар. Это наводит на мысль, что новый порядок, который ждет нас после 2012 года в случае избрания (ну, или назначения) Медведева, может оказаться старым — переизданием либеральной «шоковой терапии».

На первый взгляд, у Гайдара и Медведева решительно ничего общего. Егор Гайдар — отец российских либеральных реформ, по жизни круглый отличник и медалист, доктор экономических наук. Правда, из-за манеры говорить с причмокиванием Егора Тимуровича в народе упорно считали человеком небольших интеллектуальных способностей. «Ну, ни дать, ни взять круглый идиот! — нелицеприятно охарактеризовал отца реформ лидер ЛДПР Владимир Жириновский, отражая, впрочем, общую тенденцию. — Типичный дегенерат в медицинском значении этого не вполне благозвучного термина».

Про Медведева, понятно, так никто не говорит. Максимум — пеняют за увлечением несерьезными игрушками, вроде домашней стереосистемы за 200 тысяч долларов, фокусами, чтением книг о Гарри Поттере, гаджетами Apple, и тем же Twitter’ом. Но в качестве главы государства Медведев зачастую действует, как верный ученик и последователь Егора Тимуровича.

Скажем, в мае 2010 года президент подписал закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений», известный в народе как закон о бюджетных учреждениях. Даже в «лихие 1990-е» Гайдар не решился пустить под нож социалку — сделать платным образование и здравоохранение. Медведев сделал это в наши дни — аккуратно, и без лишнего шума.

Формально закон лишь немного меняет правовой статус бюджетных учреждений. Но суть реформы в том, что бюджетные учреждения лишаются гарантированного финансирования в полном объеме. По традиционной схеме будут финансироваться лишь военные части, исправительная система, психиатрические больницы, лепрозории. А вот обыкновенным школам и больницам деньги дадут лишь по числу учеников (пациентов) и только в рамках гарантированного государством лимита образования (лечения). Лимиты будут минимальными. Так, по слухам, в бесплатный лимит школьного образования могут войти лишь 2 часа русского языка в неделю, 2 часа математики, 3 часа физкультуры и 3 часа религии (ОПК, светская этика или уроки по другим конфессиям, в зависимости от школы). Остальные предметы и дополнительные часы будут платными: за полноценный иностранный язык придется платить 1000 рублей в месяц (цены московские), за остальные предметы — по 500. Таким образом, полноценное обучение среднего столичного школьника обойдется его родителям в 5—6 тысяч рублей в месяц.

Воскресни сейчас Гайдар, надо думать, он пришел бы в восторг. Сам отец реформ любил повторять, что «государство — это ночной сторож». То бишь, тащить ненужный груз, типа социалки, оно не обязано.

По мнению члена комитета Госдумы РФ по бюджету, экс-министра труда Оксаны Дмитриевой, «следствия этого закона гораздо более серьезные, чем следствия 122-го закона. Это разрушение нашей социальной сферы. Никакой модернизации, никакого инновационного прорыва после принятия данного законопроекта осуществить невозможно».

Итак, образование и медицина де-факто стали при Медведеве платными. Но это далеко не все. Еще один либеральный шаг президента, — реституция церковных земель.

В начале декабря 2010 года Дмитрий Медведев подписал многострадальный закон о возвращении имущества религиозного назначения религиозным организациям. Сделано это было вопреки мнению сотрудников ведущих российских музеев. Они обратились к Медведеву с открытым письмом, где, в частности, утверждали, что «передача древних храмов с фресками и иконами, а также икон и драгоценной богослужебной утвари из фондов музеев в церковное пользование выведет их из контекста культурной жизни общества и может привести к их гибели». Но вбить клин между Медведевым и РПЦ не удалось.

Речь идет о памятниках старины и большом объеме недвижимого имущества, которое РПЦ должны будут передать музеи и научные учреждения. Эксперты подсчитывали, что после реализации закона РПЦ станет крупнейшим владельцем недвижимости: сейчас в России насчитывается 6 тыс. 584 объекта культурного наследия федерального значения религиозного назначения, из которых 6 тыс. 402 — православные. Помимо этого существует 4417 памятников регионального значения, из которых православных 4241 единицы. Пустить памятники искусства и архитектуры на вольные хлеба — это очень по-гайдаровски, вы не находите?

Вообще, в 2010 году в деятельности Медведева наметился ряд, скажем так, антинародных мер. Самая болезненная — введение в России института ювенальной юстиции. В России «ювеналка» сразу приобрела уродливые формы, и практически каждая история, с ней связанная — это одновременно и трагедия, и скандал.

Например, вот история Дарьи М., матери-одиночки из Ростовской области. Однажды она заболталась на улице со знакомой. Через две минуты обнаружила, что куда-то из песочницы пропала ее трехлетняя дочь. Мать в слезах побежала в милицию. Девочку нашли через 15 минут в соседнем дворе. После этого инцидента уже два года к Дарье домой приходит «комиссия», лезет в холодильник, ищет пыль, описывает мебель, туалет и книги, а главное регулярно предлагает «сдать ребенка в некий реабилитационный центр».

Или еще история. Пятилетняя Ира была изъята органами опеки и попечительства из семьи Лапиных (Московская область) после «сигнала» из детского сада. При воспитательнице папа шлепнул дочь по попе. Отсутствие жестокого обращения родителям пришлось доказывать в суде 5 месяцев. Суд они выиграли, однако после этого семье пришлось перебираться в другой город. Все это время девочка находилась в детском доме.

А у многодетной семьи Кузнецовых из Москвы пятерых детей забрали из-за «плохих условий проживания». Причиной таковых органы опеки посчитали ремонт в квартире. И соответственно, бардак. А у кого из имеющих детей людей дома, спрашивается, идеальный порядок? Обезумевшим от горя родителям всем миром люди скидывались на ремонт. После того, как его доделали, детей вернули.

Этот список можно продолжать долго. Причем, маленькие герои всех этих сюжетов отнюдь не хотели, чтобы их забирали от родителей. Для каждого это оказалось тяжелой психической травмой. Так зачем же так «облагодетельствовать» детей, в таком количестве, да еще и помимо их воли? Оказывается, ответ прост.

— Ювенальная юстиция была задумана и определяется ее сторонниками как «система защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы». Правового понятия ее в России пока нет. Это западный термин, — объясняет член общественной организации «Родительский комитет» Лариса Павлова. — А что такое создать ювенальный суд? Это значит внести изменения в законодательство, выделить бюджетные деньги, построить здания, обучить судей, нанять новых на работу — то есть бюджетные затраты. Когда же создается структура и у нее, грубо говоря, нет работы, она сама начинает обеспечивать себя работой. Я читала статистику — отчеты на парламентских слушаниях по пилотным проектам (их в разных регионах уже более 20). Так вот, у них в два раза увеличилось количество исков опеки о лишении родительских прав. Этим выделенным судьям нужна работа, и вот они толкают органы опеки и попечительства, а те начинают инициировать иски…

Словом, хотели как лучше, а получилось как всегда. И все же никогда еще, согласитесь, детей в России у родителей не отбирали. Но не только ювенальным правосудием «порадовал» соотечественников президент-юрист. В 2010 году он подписал еще и закон о расширении полномочий ФСБ, который, по сути, отдает настоящей пиночетовщиной (напомним, что диктатором Чили в начале 90-х восторгались многие властные либералы).

По новому закону, напомним, руководитель органа ФСБ или его заместитель смогут объявлять любому россиянину при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности официальное предостережение «о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений». К закону прилагается пояснительная записка, в которой объясняется, зачем нужно расширение полномочий органов. Цитируем: «Отдельные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, открыто способствуют формированию негативных процессов в духовной сфере, утверждению культа индивидуализма и насилия, неверию в способность государства защитить своих граждан, фактически вовлекая молодежь в экстремистскую деятельность». Стоит отметить, что этот состав «преступления» можно отнести практически к любому российскому изданию, публикующему новости о реальной жизни в России.

Как справедливо заметил зампред Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин, «я принципиально, категорически против самой концепции поправок. Если речь идет о предупреждениях, пусть их выносит прокурор. Это будет соответствовать правовой логике… У нас наметилась устойчивая тенденция усиления властных полномочий, содержащих жесткое воздействие на граждан со стороны карательных органов. И это — при резком снижении функции прокурорского надзора. Я считаю, работники силовых структур сами не замечают, что повторяют уроки прошлого. И уроки достаточно нелицеприятные».

Как видим, президент Медведев, действительно, либерал. Даже в том, что касается пиночетовщины — ведь для настоящего реформатора это определение не ругательное. Достаточно вспомнить, что именно под влиянием радикальных реформ Пиночета находился Егор Гайдар, когда разрабатывал стратегию модернизации России. Теперь у России, возможно, появится новый модернизатор — в 2012 году. И дай Бог, чтобы результаты его деятельности народ не вспоминал, спустя годы, такими же «добрыми» словами, как реформы Гайдара.

Фото: kremlin.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня