18+
суббота, 10 декабря
Политика

Итоги Манежной: Медведев закручивает гайки

Президент потребовал заводить уголовные дела на участников любых несанкционированных шествий

  
10

Президент Дмитрий Медведев после массовых межэтнических беспорядков в Москве внезапно перестал быть либералом. Он потребовал поставить в городах России побольше видеокамер: «Надо поставить такие системы во всех регионах. Когда у нас начинает народ дурака валять и думает, что побегали и разбежались, и ничего не осталось. Группировки всякие. А здесь все доказательства есть»,— говорил Медведев на совещании в Рязани по вопросам обеспечения правопорядка.

Кроме того, Медведев заявил, что все несанкционированные митинги и пикеты, даже посвященные вполне безобидным мемориальным мероприятиям, «должны жестко пресекаться». «А при неподчинении властям их участники подлежат безусловному задержанию, — продолжил мысль президент.— Погромы, драки, вандализм — это преступления. Их участники должны сидеть в тюрьме. Их нужно сажать, а не воспитывать. Воспитывать надо других. Должна быть ответственность уголовная, а не административная». Особое раздражение у Дмитрия Анатольевича вызвали участники уличных мероприятий в масках: «Они зачем надели маски — они что, Новый год пришли встречать,— негодовал Медведев.— Маска на таком мероприятии — это признак участия в банде, и их надо паковать по полной программе». Мы постарались разобраться, что означают новые настроения президента.

За два года пребывания у власти Дмитрий Медведев выстроил образ прогрессивного политика либеральных взглядов. Конечно, президентские инициативы не всегда выполнялись чиновниками, но схема «либеральный царь против реакционных бояр» сохранялась. Царь, понятно, был лишен полноты власти, но маячила надежда, что, в конце концов, он освоится в тандеме, и решительно потянет одеяло власти на себя.

Но — не вышло.

Примеров, как президентский либерализм разбивался о бюрократические препоны, много. Самый яркий — продление содержания Михаила Ходорковского и Платона Лебедева под стражей. Хамовнический суд Москвы, по сути, просто не заметил президентские поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), согласно которым эта мера пресечения может не применяться к подозреваемым и обвиняемым по экономическим статьм УК.

Впрочем, и другие инициативы Медведева исполнители трактовали, как Бог на душу положит. К примеру, приказ публиковать декларации о доходах чиновники вроде бы выполнили — декларации запестрели списками авто премиум-класса и дорогущими особняками. Но поскольку тратить суммы, в десятки раз превышающие зарплаты, чиновникам никто не запрещал, толк от деклараций нулевой.

Еще одна инициатива Медведева — масштабная либерализация уголовного законодательства. Дело, вроде, святое: в местах лишения свободы в России единовременно находится около миллиона граждан. Тысячи из них освобождаются, но новые тысячи занимают освободившиеся шконки. Этот конвейер, считают эксперты, лишь криминализирует общество. И вот в октябре 2010 года Медведев сообщил, что в ближайшее время внесет в Госдуму законопроект, по которому планируется отказаться от нижнего порога наказания в виде лишения свободы по 68 наиболее распространенным видам преступлений, таким как кража, грабеж и разбой. Инициатива прогремела по страницам СМИ, и тихо сдулась — ни слуху о ней, ни духу.

Последние события — как Медведев фактически сдал Химкинский лес, и какое «детское» послание зачитал Федеральному собранию — еще сильнее подмочили его репутацию.

Выступление на Манежной, и несостоявшееся побоище между кавказцами и русскими националистами возле Киевского вокзала, заставили нас распрощаться с мифом о либерализме Медведева. Можно сказать, на Манежной президент потерял лицо — именно как либерал.

Рязань показала нам президента в новом свете — как перепуганного уличными выступлениями бюрократа, который, забыв о либерализме, первым делом бросился затягивать гайки до отказа, с риском сорвать резьбу. И даже лексика Медведева стала вновь похожей на путинскую. «Вот должен сидеть в тюрьме», — сказал Путин в ходе «прямой линии» с россиянами. «Погромы, драки, вандализм — это преступления. Их участники должны сидеть в тюрьме», — заявил президент в Рязани. Как видим, у участников тандема мысли сходятся. А значит, о либерализации в России можно забыть — по крайней мере, на ближайшие годы.

Вот как прокомментировали слова президента наши эксперты.

Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко»:

— Президент Медведев, по сути, предлагает выйти из правового поля. Прежде всего, сейчас есть административная ответственность за несанкционированные акции. Потом, одна ситуация, когда граждане подают заявку на митинг, а власти в последний момент изменяют время его проведения — и получается несанкционированный митинг. И совершенно другая ситуация, когда люди изначально готовятся к погромам.

Сейчас власти пытаются использовать межэтнические беспорядки, чтобы завернуть гайки, и под предлогом возможных погромов вообще официально запретить митинги и демонстрации. Это путь к правовому беспределу, эскалация конфликтности, напряженности в обществе, эскалации насилия. Все это, в конечном итоге, будет оборачиваться против государства.

До Манежной у президента Медведева было заигрывание с либерализмом, впрочем, крайне поверхностное. Но сейчас он лишний раз подтвердил, что идет в кильватере Путина, и показал себя правоверным членом тандема.

Если слова Медведева начнут воплощаться на практике, мы увидим какую-то глупость. На улицах будут хватать всех подряд, для задержанных не станет хватать мест в отделениях милиции. Массу милиционеров придется отвлечь на возбуждение уголовных дел, поэтому будут меньше ловить реальных преступников, и больше будет поводов для беспорядков. Возможно, это последствия страха: власти испугались Манежной, и теперь говорят и делают глупости…

Владимир Прибыловский, президент информационно-исследовательского центра «Панорама»:

— Думаю, Медведев в своем решении по итогам Манежной не самостоятелен, и выполняет то, что ему сказал Путин. Манежную, конечно, можно считать поворотным пунктом, но слишком много получается таких пунктов. Скажем, президент подписал закон о ФСБ, который вводит практику вынесения предупреждения — это тоже можно считать поворотным пунктом его личной политической линии. А можно считать поворотным пунктом «Закон о полиции», инициатором которого был явно Медведев. Это закон ухудшает положение граждан, и усиливает произвол правоохранительных органов. С другой стороны, что реально сделал Медведев в либеральном духе? Отпустил Светлану Бахмину, сменил руководство ФСИН, этого нашего современного ГУЛАГа. Плюс разрешил два-три митинга в Москве (формально это сделал новый мэр Собянин).

Теперь, после того, как Путин, видимо, велел высказаться Медведеву жестко, следует ожидать, что «Единая Россия» быстренько подготовит поправки в Уголовный кодекс и ужесточит ряд его статей.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

— Медведев — человек в некоторых вопросах более жесткий, чем Путин. Это вполне естественно, потому что Владимир Путин — это человек, который повидал в жизни много плохого, имеет большой жизненный опыт, в том числе негативный. Путин понимает, что, грубо говоря, применение насилия — это плохо, и чрезмерное насилие — плохо. Что если можно избежать чрезмерного насилия, лучше его избегать.

А Медведев производит впечатление интеллигентного человека, который не знает, что если бабочки оторвать крылышки, ей больно. Порог перед осуществлением насилия у Медведева, по моим ощущениям, ниже. Мне это стало очевидно на примере законопроекта «О полиции». Медведев, мне кажется, способен на страшные вещи, потому что не понимает, во что на практике выливаются те или иные слова — в силу своей интеллигенции.

И еще принципиальная вещь. Путин в своем выступлении, которое мне показалось слабым, все же четко зафиксировал: главные виновники во вспышке межнационального конфликта в Москве — те, кто выпустил заведомых преступников, соучастников убийства, на свободу. Медведев говорит как о виновниках обо всех остальных, минуя первопричину. Вообще, если Медведев и либерал, он из тех либералов, которые расстреливали из танков Белый дом и бомбили Чечню. По крайней мере, у меня ощущение, что от выступления Медведева в Рязани пахнуло октябрем 1993 года.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— Медведев никогда не был либералом. Просто его видеообращение, где он говорил о застое, некоторые истолковали как либеральное. Дескать, президент охарактеризовал нынешнее состояние как застой. На самом деле, Медведев говорил, что застой мы победили, выдав в Госдуме приставные стульчики партиям, которые перешли барьер в 5%, но не набрали 7% голосов.

Сейчас эта линия продолжается. Если говорить об ужесточении или либерализации уголовного законодательства, совершенно понятно разделение: если ты совершаешь экономические преступления, не наносящие ущерба интересам государства — и ладно, а если посягаешь на устои — получи по полной программе. В этой логике президента нет ничего нового.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня