18+
суббота, 10 декабря
Политика

Ирина Хакамада: «На свободных выборах националисты возьмут 10−15 процентов»

А несвободные выборы ничем не лучше и не хуже произвольных назначений

  
37

«Свободная пресса» продолжает публикацию цикла статей о политических и социальных последствиях фактического свертывания выборного процесса в сегодняшней России. Напомним, первый материал на эту тему назывался «Дать задний ход товарному поезду невозможно». Далее мы побеседовали с бывшим главой администрации президента Ельцина Сергем Филатовым, сооснователем партии «Яблоко» Вячеславом Игруновым, депутатом Моссовета Дмитрием Катаевым и депутатом Госдумы Михаилом Харитоновым. Свои мнения по этому поводу высказывали депутат Госдумы Василий Стародубцев и спикер верхней палаты российского парламента Сергей Миронов.

Сегодня нашим экспертом по теме выборов и политической обстановке в России выступает Ирина Хакамада.

Ирина Хакамада — бывший коммунист и дочь японского коммуниста. В КПСС вступила в 1984 году, в 1989-м «положила партбилет на стол». В публичной политике с 1992 года — выступила создателем «Партии экономической свободы», годом позже — стала депутатом Госдумы. В 1997 году ушла в правительство заниматься экономической реформой и поддерживать малый бизнес. В 1999 году — вновь в Госдуме. Выборы 2003 года Ирина Хакамада проиграла. В 2004 году выдвигалась на пост президента Российской Федерации, набрала около 4% голосов и заняла 4 место.

В 2005 году создала партию «Наш выбор», которая впоследствии вошла в «Народно-демократический союз» Михаила Касьянова. В мае 2008 года объявила о завершении своей политической карьеры и вышла из союза «по собственному желанию». Сейчас занимается преподавательской деятельностью.

«СП»: — Как вы считаете, назначаемость губернаторов дала больше плюсов или скорее была минусом?

— Назначение губернаторов — это не признак тоталитаризма. Во многих европейских странах губернаторов назначают. Если говорить о плюсах или минусах, то я считаю, что минусов не было, так как все были переназначены — это из молодых. Мэтры ушли, потому что поняли, что нет шансов — Калмыкия, Татарстан. К тому же, они ушли красиво, оставив своих преемников.



«СП»: — К тому же они долго не уходили.

— Если бы были выборы, то они на них победили бы.

«СП»: — Но вместе с выборностью были ограничения — по количеству сроков, как в нормальной выборной практике. Все свои сроки на момент отмены они уже отсидели.

— Да, поэтому это был естественный уход. Лужков, кстати, тоже мог бы спокойно уйти, если бы не забросал бы всякими отрицательными характеристиками президента Дмитрия Медведева, не довёл бы его до ручки.

Ничего не изменилось. Что это означает. Вот были выборы, при которых выбирали совсем не тех губернаторов. Теперь они назначаются, и назначается опять непонятно кто. То хорошо, то плохо — это не зависит ни от народа, ни от власти. Вот например Собянин — это хорошо или плохо?

«СП»: — Пока непонятно.

— Мне кажется, уже понятно.

«СП»: — И какая у вас оценка?

— Чуть-чуть лучше стало. Чуть-чуть ответственнее.

«СП»: — Лужков всё-таки просидел 18 лет.

— Человек привыкает к власти и теряет обратную связь. Конечно, по большому счёту, лучше выборы. Но выборы должны быть конкурентными. А чтобы они получились конкурентными, особенно — губернаторские кампании, надо, чтобы федеральная власть была построена по-другому. А пока всё так, как есть — нет никакой разницы, выбираются они или назначаются.

Я борюсь за то, чтобы оставили хотя бы прямые выборы мэров городов. Хотя бы чтоб назначенный губернатор испытывал конкуренцию со стороны избранного мэра. А все эти схемы с назначением сити-менеджера, как в Екатеринбурге…

«СП»: — Не только в Екатеринбурге, практически во всех крупных городах…

— Гайки закрутили, теперь всё это будет гнить.

«СП»: — Получается такой потолок для региональной элиты. Вот ты можешь стать максимум депутатом облдумы, или городской думы, выше дороги нет. Раньше политическая элита обновлялась в том числе и за счёт избранных мэров и губернаторов — тот же Собянин был губернатором. Сейчас как она будет обновляться?

— Никак, только сверху. Вот, у Бооса в Калининградской области не получилось, народ вышел, власть перепугалась, его сняли. А не вышли бы — он остался бы сидеть. А Лужкова народ избрал бы снова.

«СП»: — Разговаривал со многими экспертами на эту тему, и некоторые, в частности, Вячеслав Игрунов, сказали, что дальнейшая практика выборности губернаторов — это путь к развалу страны. Так ли это, существовала такая опасность?

— Она существовала и она остаётся. Именно поэтому сейчас премьер-министр приглядывается к развитию Дальнего Востока и начинает раздавать коврижки, совмещая внутреннее развитие и внешний вызов (в ноябре 2012 года планируется проведение саммита АТЭС в во Владивостоке на острове Русском. На его подготовку уже выделено 662 миллиарда рублей — «СП»). Мы же только на внешние вызовы реагируем — саммит «двадцатки», саммит «восьмёрки», чемпионат мира по футболу, мы не реагируем на самих себя. Только мобилизационная модель — раз, взялись, провели, всё как в Советском Союзе.

Недаром столько внимания посвящается Дальнему Востоку — он первый, кто отделится. И Китай там сильно давит.

«СП»: — То есть не Кавказ?

— Так мы уже там двух союзников себе сделали — Абхазию и Южную Осетию, в Чечне Кадырова поставили.

«СП»: — Наши лучшие союзники.

— На Северном Кавказе идёт самая настоящая война.

«СП»: — И здесь выборность-назначаемость губернаторов никак не повлияла?

— Что происходит на Кавказе — мы же видели, как там проходят выборы. 90% голосуют за власть.

«СП»: — Местами — 101%.

— Это не выборы. Нельзя рассматривать выборы губернаторов отдельно от политической системы в целом. Что в той модели, что в этой — угроза распада всё равно остаётся. Кадырову всё надоест, ни о чём не договорится, поднимет всех своих ребят, и опять начнётся по-новой.

«СП»: — Если сейчас вернуть выборность, без правки системы — не получим ли мы худший результат?

— Да ничего не изменится. Вот вернули выборы, и я вдруг решила — а возьму-ка я себе губернию, как Никита Белых, и сделаю там рай небесный. И кину клич — ребята, бизнесмены, давайте деньги. Какой регион возьмём?

«СП»: — Давайте, например, Самарскую область.

— Там кто-нибудь даст мне деньги?

«СП»: — Очень маловероятно. Я б дал, но у меня их нет.

— Готовы дать те, у кого денег нет. А у кого есть — не дадут, они хотят гарантированной победы, административного ресурса, связи с Владимиром Владимировичем.

«СП»: — А если, напротив, каким-то чудом у нас установилась нормальная конкурентная политическая система, не приведёт ли это к тому, что к власти начнут приходить радикалы — например, националисты, фашисты? Общество ведь сейчас очень наэлектризовано.

— Придут. Жириновский будет ребёнком по сравнению с теми, кто придёт.

«СП»: — Почему?

— Это популярно. Маргинализация населения всегда приводит к повышению националистических настроений. Тем более в России не хватает рабочей силы, она привлекает мигрантов, теперь даже в армию принимают людей из Средней Азии, и понятно, откуда едут эти люди — из бедных республик бывшего Союза. На этой почве националисты будут иметь успех. Они везде приходят, они везде наяривают.

Одновременно с глобализацией идёт рост национальных настроений, борьба за рабочие места. Причём это модно — бороться за рабочие места. «Что тут набежали эти кавказцы, они отнимают у меня рабочие места!». Эти люди никогда в жизни не пойдут торговать яблоками на рынке. Но «они же приходят, они некультурные, они русского языка не знают». И эти настроения даже у ведущих «Эха Москвы» вызывают позитив.

«СП»: — Я-то это воспринял как «болельщик Анжи убил болельщика Спартака».

— Это вы восприняли. А теперь если эту тему поднимет профессиональный политик, тот же Рогозин, на неимоверную, космическую высоту? Если сегодня сделать выборы абсолютно прозрачными, возьмут много.

«СП»: — А сколько? 10, 20, 30%?

— Точно 10−15%

«СП»: — Но это же нормально. Для европейской страны это более чем нормально.

— Да, это нормально. А больше не возьмут, потому что у нас народ осторожный. Сначала будут восхищаться, а потом подумают: «а ну его нафиг».

«СП»: — Но большинство они не сформируют?

— Нет, большинство не возьмут.

«СП»: — А коммунисты?

— Очень много возьмут — народ, пенсионеры очень разочарованы, они пойдут за левыми. Много возьмёт и партия власти — своё обаяние есть у Медведева, для среднего класса, и он ориентирован именно на него. Очень много добавит Путин — у него есть обаяние уже не на уровне разума, а на сердечном уровне. Это тигры, полёты, обнажённый торс, это ведь круто невероятно, это же харизма.

«СП»: — «Альфа-дог»?

— Он наярил себе такую харизму, что народ будет голосовать за него нижней частью тела. И возьмут чуть-чуть либералы — возьмут, если объединятся. Правда, в последнее время я на эту тему отказываюсь разговаривать.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня