18+
четверг, 8 декабря
Политика

При стоимости нефти 50 долларов власть в России поменяется

Перекладывая расходы на «нефтяные» деньги, правительство загоняет себя в ловушку

  
1410

Если верить нашему правительству, жить в России становится все лучше и веселее. Вот и председатель Владимир Путин накануне Нового года твердо пообещал, что в 2011 году пенсии в России будут увеличены на 9%, и средняя трудовая пенсия по старости достигнет 8780 рублей в месяц. Все это преподносится как блестящий успех правящего тандема. Из слов Путина так и сквозит, что если бы он не навел твердой рукой порядка в России, не было бы и сегодняшнего процветания. А значит, каждый порядочный гражданин России должен со слезами благодарности проголосовать в 2011 году за «Единую Россию», а в 2012-м — за того кандидата в президенты, которого ему отечески посоветуют участники дуумвирата.

Возможно, так и следует поступить. Но при этом нелишне вспомнить маленькое обстоятельство, которое неподвластно великому Владимиру Путину, и которое может в момент перевернуть Россию вверх тормашками. Эта досадная мелочь — цены на нефть. Если, как предсказывают некоторые аналитики, стоимость барреля «черного золота» упадет до 50 долларов, россиянам придется, образно говоря, тушить свет.

За великими и малыми победами и реформами, о которых охотно рапортуют власти, забывается обидный факт. Россия на сегодня — это не промышленный и научный гигант, как было в имперские времена СССР. Наша Раша — банальная нефтяная качалка, перевязанная двумя-тремя нитками нефте-газопроводов.

Мы качаем в поте лица — больше и больше с каждым годом. Согласно данным Росстата, 2007 году было добыто 491 млн. тонн нефти, в 2010-м — уже около 500 млн. тонн. Нефть является главной статьёй российского экспорта, составляя, по данным за 2009 год, 33% экспорта в денежном выражении (вместе с нефтепродуктами — 49%). Кроме того, от уровня цен на нефть и нефтепродукты существенно зависят цены на третий основной компонент экспорта — природный газ.

Мы плотно сидим на нефте-газовой игле, а потому подвержены, как воздушный шар сквознякам, любым колебаниям мировых цен на нефть. А цены эти порой скачут, как черти в преисподней.

Свистопляска с ценами началась в далеком 1973 году, когда арабские страны, потерпев поражение в Войне Судного дня, решили сократить добычу нефти на 5 млн. баррелей в день, чтобы «наказать» Запад. В результате общая добыча сократилась на 7%, а цены подскочили с 4 до 10 долларов за баррель. Цены на нефть сохранялись на высоком уровне и в середине 70-х годов, но своего пика достигли в начале 1980-х годов — 36,83 доллара за баррель нефти марки «брент» (с учётом инфляции это соответствует примерно 80 нынешним долларам). Как вы помните, в СССР в это время наступил золотой век брежневского застоя.

Однако долго на этом уровне цена не удержалась, и начала сползать вниз. К началу перестройки, 1985 году, баррель стоит уже всего 18 долларов. А во времена Ельцина нефть спикировала вниз с 18 долларов за баррель до 11 долларов в 1998-м, что привело к упадку нефтяной промышленности и стало одной из причин дефолта.

Владимиру Путину, с точки зрения динамики нефтяных цен, жутко повезло. Аккурат к середине 2000 года, когда Владимира Владимировича назначили президентом РФ, цены рванули к отметке 30 долларов за баррель. С конца 2003-го до 2005-го включительно произошёл новый резкий скачок цен. Цена нефти в феврале 2008 уже превышала «психологическую» отметку в 100 долларов за баррель, а в мае 2008 года была достигнута цена 135 долларов и далее удерживалась на уровне выше 100 долларов. Максимальная цена нефти сорта WTI (Light Sweet) была достигнута 11 июля 2008 года, превысив 147 долларов за баррель.

Именно в безудержном росте нефтяных котировок кроется рецепт процветания по-путински, при котором с 2002 по 2010 год средние зарплаты и пенсии в России выросли в 4 раза. Если бы во времена Ельцина баррель зашкаливал за 100 долларов, глядишь, и Чечни бы не было (Масхадову можно было бы платить оброк за спокойствие, как сейчас платят Кадырову), и пенсионеры бы вытирали слезы счастья при известиях, что пенсия им повышается на 40% в год… А Борис Николаевич тогда мог бы назначить своим преемником Черномырдина, Шумейко или ещё какого-то продолжателя великого курса стабильности.

Все было бы хорошо, но, к несчастью для России, цены на нефть снова падают, медленно и неуклонно.

Куда они могут закатиться, можно только гадать. Бывший министр топлива и энергетики Юрий Шафраник считает, например, что нефть в 2011 году будет стоить не 75 долларов за баррель, как прогнозируют российские власти, а всего 60 долларов.«В конце или в начале 2011 года будет спад — этого сейчас никто не может сказать, но спад будет, это очевидно», — уверен Шафраник.

Кажется, такая ли большая разница — 75 долларов за баррель или 60? Оказывается, разница огромная. Снижение годовой цены на нефть на 15 долларов за баррель, как следует из расчетов Института энергетической стратегии, приведет к годовым потерям российского бюджета примерно в 30 млрд долларов, или около 2% ВВП. Если сейчас дефицит бюджета планируется на уровне 3,6% ВВП, то в случае снижения нефтяных цен он может увеличиться до 5,6% ВВП. 60 долларов за баррель — это для нас гарантия стагнации.

А если нефть, не дай Бог, упадет ниже, скажем, до 50 долларов? Это уже пахнет небольшим апокалипсисом. Примерно те же деньги баррель стоил в 2004 году (в октябре 2004 года нефть впервые преодолела психологический пик в 50 долларов за баррель). Давайте вспомним, как мы жили в 2004 году. Средняя зарплата, по данным Росстата, составляла 6740 рубля, или 234 доллара по тогдашнему среднегодовому курсу, средняя пенсия — 1915 рублей или 67 (!) долларов. Сегодня, напомним, средняя зарплата у нас года 21898,8 рубля, или 711,41 долларов, пенсия — около 7500 рублей — это 250 долларов.

Получается, грохнись нефтяные цены вниз до 50 долларов, пенсии придется урезать в 3,7 раза? А цены на продукты или, допустим, ЖКХ, которые с 2004 года росли как на дрожжах? Их-то постановлением правительства в разы не урежешь!

Может ли ситуация дойти до ручки, рассуждает президент Союза арендаторов и предпринимателей Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, цены на нефть могут обвалиться?

— Краткосрочные скачки цен на нефть не исключены. Нефтяной рынок — спекулятивный рынок, в цене на нефть нет связи с реальной экономикой. Зато есть связь с определенным количеством ликвидности на мировом рынке, и желанием ряда институтов поспекулировать на каком-то товаре. В данный момент товар — нефть.

Сейчас цена на нефть не отражает реальную важность этого товара для мировой экономики, больше определенного количества ее невозможно продать. Те объемы, что продает сейчас Россия — абсолютный максимум, больше нефти никому не нужно. Заметим, при столь высокой цене становится выгодно развивать энергосберегающие технологии и альтернативную энергетику. Это закладывает долгосрочную мину «нефтянке»: получается, нынешним потребителям со временем потребуется все меньше и меньше «черного золота». Но это нисколько не мешает нынешним краткосрочным перетокам капитала в нефтяном секторе.

«СП»: — Россия сильно зависима от нефтяных цен?

— В случае России зависимость усугубляется тем, что наши власти привязали к нефтяным ценам и финансово-инвестиционую политику. Каковы ее результаты? Перед каждым Новым годом первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев уверяет нас, что капитал не будет утекать из России. Так было в 2008-м — и по итогам выяснилось, что отток составил 130 млрд долларов. В 2009-м и 2010-м ситуация повторилась, только отток составил 50 млрд и 40 млрд долларов соответственно. Получается, даже при очень неплохой нефтяной конъюнктуре за три года из России ушло 220 млрд долларов. А пришло (за 2006−2007 годы, только в этот период капитал притекал в Россию) — всего 120 млрд долларов. Это безусловно плохо для нас.

Можно отметить еще один негативный момент. Глава Центробанка Сергей Игнатьев в ноябре-декабре 2010 года начал заявлять, что у рубля есть все перспективы укрепиться. И это на фоне, когда остальные страны спят и видят, как бы ослабить собственную валюту. Это резко подрывает конкурентоспособность России.

«СП»: — Откуда это видно?

— К примеру, сейчас евро стоит 39 рублей. А в разгар 2008 года, когда рост импорта подорвал российскую экономику в момент пиковой цены на нефть, евро стоил 37 рублей. Получается, соотношение рубль-евро вернулось к 2008 году, но цены-то в России за эти 2,5 года выросли, как минимум, на 30%. Это внутренние цены, по импортным товарам рост вообще составил 60−70%. Это означает, что ни одна товарная группа не может производиться в России и при этом конкурировать с импортом.

«СП»: — Мы подрываем, в долгосрочном плане, источники доходов?

— Да. Плюс к тому, перекладываем все больше расходов на нефтяные деньги. Этим мы загоняем себя в ловушку. В перспективе падение цены на нефть даже до 70 долларов за баррель может оказаться для российской экономики смертельным. Внутренние цены в России растут, денег в бюджете нужно все больше и больше. Помните, в 2009 году представители Минфина уверяли нас, что при 70 долларах бюджет будет бездефицитным? Потом эта планка поднялась до 80 долларов. Сейчас говорят уже про 100−110 долларов за баррель.

«СП»: — Если цены на нефть все же обвалятся до 50 долларов, что нас ждет?

— Трудно и представить, что будет. Даже если цены на нефть установятся в районе 60−70 долларов за баррель на полгода, у правительства будут очень большие проблемы. Падение до 40−50 долларов тоже не исключено, такое бывает, если исчерпать ликвидность на мировом рынке. В этом случае правительству придется девальвировать рубль, никакими займами покрыть дефицит будет невозможно, да и стоимость заимствований будет очень велика в такой ситуации. Минфин так долго кричал о зависимости курса рубля от нефти, что все начнут сбрасывать рубли, и это приведет к панической девальвации.

«СП»: — Это будет сопоставимо с 1998 годом?

— Нет, второго 1998-го не будет, скорее — с 2008-м. Я исхожу из того, что на носу выборы. Понятно, если начнется падение а-ля 1998-й, власть может поменяться. Мне кажется, при самом худшем раскладе правительство попытается провести быструю управляемую девальвацию, реструктурировать кредиты. Словом, продержаться до 2012 года, на последнем издыхании проехать выборы, и уж потом обвалить все до конца.

Другое мнение

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

— Сегодняшняя модель управления Россией ориентирована на постоянный и очень высокий приток текущих средств. Когда приток сократится, автоматически ужесточится финансовая политика. Это приведет к тому, что вся экономика начнет испытывать нехватку денег, в первую очередь — банковский сектор. Это то, что мы видели в 2008-м году. Нехватка средств в банках вынудит оказывать им большую финансовую помощь. Делаться это будет без должного контроля, и помощь окажется на валютном рынке. Начнется размывание международных резервов, и государство пойдет на некоторое ослабление рубля. Это приведет к ускорению инфляции, и достаточно серьезным социальным последствиям.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня