18+
пятница, 29 июля
Политика

Эффект путинского 10-летия: Люди поумнее бегут из России

Страну накрыла очередная волна эмиграции. На Запад уехало 1,25 млн россиян

  
17627

Из России снова массово бегут за рубеж. Если верить выкладкам главы Счетной палаты Сергея Степашина, за последние годы из страны уехали 1 млн 250 тысяч человек. Примерно столько же людей покинули родину после прихода к власти большевиков (по косвенной оценке В.И. Ленина, первая волна эмиграции составила около 2 млн человек). Что гнало соотечественников в 1917-м — понятно: террор, голод, беззаконие. Какие причины толкают на эмиграцию сегодня — рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, Степашин называет верные цифры эмиграции?

— Это непрофессиональная оценка. Степашин — не демограф, не специалист по миграции. Важно понимать: эта утечка населения — не совсем эмиграция в советском смысле слова. Речь идет не о тех, кто отказался от гражданства, навсегда расплевался с Родиной. Методика Степашина — как я понимаю — строится на недоучете собранных налогов с физических лиц. Эти неплательщики меньшую часть года живут в Москве, большую за границей, и потому платят здесь меньше налогов. Вот этих-то людей, которые де-факто живут за границей, де-юре обладают российским гражданством, платят в казну копейки, и набежало 1 млн 250 тысяч человек.

Сюда попадают и люди, находящиеся в подвешенном состоянии. Например, Чичваркин — эмигрант или нет? Он гражданин России, но живет в Лондоне. А Березовский, а Лужков с Батуриной, а дети Путина? Все они живут, вроде, там, но здесь они вроде как граждане.

«СП»: — В чем особенность нынешней волны эмиграции?

— В том, что это не как в прорубь головой и навсегда. Люди убеждают себя, что просто выехали за границу погреть косточки, получить образование, и страна так склонна думать. Но по факту получается так: человек находится за границей, пишет оттуда пафосные тексты, как не любит западников, но сам на Родину не возвращается.

Это интересный психологический момент. Такой человек злится, что Родину пришлось покинуть, что, допустим, в СССР все было гораздо лучше. Он говорит, что из Союза никогда бы не уехал, но сейчас, чтобы приличные деньги зарабатывать, ему надо жить, допустим, в Канаде. Или в США, Израиле, Германии… В реальности он живет за границей. Его тело там, и налоги он платит там. Но ментальность его находится в странном месте, которое называется «Образ Великой России».

Это как в XIX веке крестьяне верили в Беловодье — волшебную страну, где полно травы, нет помещиков, а все мужики пашут землю и счастливы.

Все эти эмигранты говорят: да я хоть завтра все продам и вернусь в Россию. Но они не вернутся. Аналогичную ситуацию я наблюдал в советские времена в Якутии. Там люди тоже жили на чемоданах и хотели бросить все, к чертовой матери, и вернуться в Москву. Но на деле возвратиться они не могли: зарплата в Якутии была в два раза выше, жилья в Москве не было. В общем, с возвращением не складывалось. Тем не менее, в их большой трех- или четырехкомнатной квартире одна комната была занята упакованными вещами. Они были готовы выехать, были готовы десятилетиями, а жили все равно там.

Нынешние эмигранты похожи: живут Бог знает где, говорят Бог знает о чем, маются, зря они уехали или нет. И только их дети решают психологическую проблему: становятся американцами с русскими корнями — в Америке модно иметь корни.

«СП»: — Но в 1990-е вроде бы наблюдался обратный ток: бывшие эмигранты из СССР стремились в Россию, разве нет?

— В конце 1990-х еще было ощущение «окна» впереди. Мне самому звонили друзья, которые уехали за границу в конце 1980-х. Они говорили, что у них выросли дети, которые знают два языка и закончили MBА или Массачусетский технологический институт. Друзья спрашивали: не могу ли я помочь их детям устроится в хорошей российской фирме, в «Аэрофлоте» или «Юкосе»? Потому что в России все растет, открываются перспективы. За этими вопросами стояло скрытое сожаление, что они, мои друзья, уехали на Запад. Десять лет они потратили на врастание в чуждый им контекст, вросли — и вдруг увидели, что в России хорошо.

Но в 2003—2004 годах это закончилось. Сейчас, наоборот, ко мне приходят люди лет сорока и говорят: хотим ехать из России, как думаете, не зря ли хотим? Может, через год все поменяется, и можно будет жить?! Мое субъективное ощущение — сейчас бег за рубеж усиливается.

«СП»: — Чем этот бег объяснить?

— Его трудно объяснить материальными вещами. Это общее ощущение: было впереди «окно», но оно захлопнулось. Уезжают, повторюсь, по причинам не необратимым: лечиться, учиться, пожить у родственников. И практически никто не возвращается. Одновременно в России происходит подток населения из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии. Если выражаться неполиткорректно, высококачественное население замещается низкокачественным. Получается, те из россиян, кто поумнее, образованнее, кто лучше понимает ситуацию — уезжают.

«СП»: — Кто конкретно уезжает сейчас из России?

— Конечно, это не идеологизированные эмигранты. Понятно, человек, который уехал, чтобы себя оправдать начинает агрессивно либо ругать «совок» (в широком смысле слова), либо либералов-западников, разваливших замечательный СССР. Но это не идеология, а самооправдание. Люди уезжают ради денежной работы, ради здоровой социальной среды, ради спокойствия.

Возраст сменился: сейчас едет молодежь. Не ярко-молодая, до 20-ти (Якименко настолько хорошо закомпостировал им мозги, что они до сих пор живут в вымышленном мире, в котором Америка хочет развалить Россию). Едет народ 30 лет, который уже подумал, взвесил, получил образование. Кто уже съездил за границу, и имеет личный опыт жизни на Западе. Едут старики, которые сдают свои московские квартиры, и живут на эти деньги в Чехии или Турции. Уезжают просто богатые люди, например, в Латвии формируется сейчас русский аристократический постсоветский клуб — здесь играет роль, что при покупке недвижимости дают вид на жительство.

Я недавно летел из Калининграда с крупным чиновником. Он сказал, что думает перебраться в Литву: природа лучше, обстановка спокойнее, зарабатывать можно больше, а продукты дешевле. Плюс к тому, все говорят по-русски. Это прямо противоречит официальной идеологии, что Прибалтика проиграла от выхода из СССР.

Это был человек в летах. Молодежь, тридцатилетние, рассуждают по-другому: в России миллион долларов не заработать, а хочется миллион. В Америку, кстати, мало кто хочет ехать, предпочитают страны поближе: Канаду, Германию.

«СП»: — Тренд на эмиграцию будет усиливаться?

— Думаю, да. Проблема в том, что наша страна — вопреки тому, что мы о ней думаем — построена не для народа, а для начальства. Народ же для начальства — только сырье. Так было и в советскую эпоху, тогда тоже жилось очень скудно. Кроме, разумеется, тех, кто имел доступ к начальственным благам: военных, сотрудников спецслужб, партийной номенклатуры. Сегодня ситуация мало в чем изменилась. Людям, которые верят официальной пропаганде, виртуально живется хорошо, а физически — неважно. А когда человек осознает, в каких позициях находится, задумывается: не пора ли с этой системой прощаться?!

Люди бежали и будут бежать, потому что Путин восстановил советскую модель, когда твоя свобода ограничена произволом вышестоящего лица. А это многих не устраивает.

Шесть волн эмиграции

Принято считать, что первая волна бегущих из России поднялась после 1917 года. Там были писатели Бунин (Нобелевская премия) и Набоков; конструкторы Сикорский (вертолеты) и Зворыкин (телевизоры); лучшие гуманитарии («философский пароход»); политики, бизнесмены, художники (Шагал), артисты (Шаляпин), офицеры — тысячи и десятки тысяч выдающихся людей.

Но до нее была самая первая, назовем ее — нулевая волна: когда от царского произвола бежали люди, пораженные в правах. В первую очередь это были разного рода сектанты — молокане, старообрядцы, штундисты и т. д. Их до 1917 года только в Канаду и США уехало не менее 100 тысяч человек. В эту же эпоху Российская Империя лишилась не менее 1,5 млн евреев — они были поражены в правах: ограничены чертой оседлости, невозможностью получать высшее образование.

Справедливости ради стоить упомянуть и «минус первую» волну — массовое бегство в середине XIX века кавказских племен с только что завоеванных Российских территорий. Точных цифр их убытия так никто и не подсчитал, но в целом историки оценивают только уехавших черкесов числом не менее 150−200 тысяч человек (в основном они отправились в Османскую империю).

Вторая волна — после уничтожения НЭПа и победного шествия коллективизации. Тут уже бежал народ попроще. Сталин на XVII съезде ВКП (б) («Съезд победителей») озвучил фальсифицированные данные по численности населения СССР — на 8 миллионов больше, чем показывали закрытые данные Центрального управления народно-хозяйственного учета (ЦУНХУ). Граница была уже на замке, но ручеек беглецов не прерывался. Бежали через Иран, через Монголию и Китай. Публика почище — через европейские столицы — в качестве невозвращенцев.

Третья волна была связана с Великой Отечественной войной и, по приблизительным прикидкам, оценивается в миллион или, минимум, в сотни тысяч. Число только уехавших коллаборационистов — тех советских людей, кто служил у Гитлера, оценивается в 150−200 тысяч человек.

Четвертая, уже брежневская, волна — через Израиль, не меньше двух миллионов. Еврейские корни обнаружились у множества исконно русских людей. Тогда же начали уезжать этнические немцы, греки, болгары, финны, и т. д.

Пятая волна конца 1980-х — начала 1990-х получила название «колбасной». Люди впервые получили возможность свободного выбора и всерьез решали вопрос: в России после трех поколений коммунистического режима могут когда-нибудь установиться приемлемые для жизни условия?

Сейчас мы имеем дело с шестой волной. Это те, кто в 1990-х поверил, что свобода пришла по-настоящему, и Россия наконец становится нормальной страной. Путинское десятилетие их отрезвило и все поставило на место.

Куда едут россияне

Главные потоки эмигрантов из России, по данным петербургской иммиграционной компании, распределяются между Европой, Северной Америкой, Австралией и Карибским регионом. Молодые специалисты обычно выбирают Канаду, Австралию, Новую Зеландию — там достаточно обширные программы приема иммигрантов. Существуют возрастные ограничения — до 45 лет, и ряд других критериев, которым надо соответствовать, чтобы иметь право начать иммиграционную процедуру.

Если россияне едут в страны Западной Европы, как правило, в них регистрируются или покупаются фирмы. Законодательство ЕС позволяет на основании владения компанией получить вид на жительство. Но его получение зависит от успешности ведения бизнеса.

В целом, список привлекательных для россиян стран выглядит следующим образом:

Австралия (переселиться хотят 9% опрошенных из числа экономически активного населения России). Причины выбора: успешное социальное и экономическое развитие страны, высокий уровень и качество жизни, теплый климат.

Германия (7% опрошенных). Причины: экономическая стабильность страны, надежная социальная защищенность граждан.

Италия (6,5%). Причины: образ жизни в стране, красота страны, климат.

США(6%). Причины: образ страны больших возможностей, падение цен на недвижимость, лояльное отношение к иммигрантам.

Великобритания (около 5%). Причины: близость к Москве, популярность британского образования, пример большого количества российских иммигрантов, выбравших Лондон своим новым домом.

Кроме перечисленных стран, значительная часть россиян мечтает поселиться в Испании, Канаде, Швейцарии, Франции, Финляндии, Швеции, Австрии, Новой Зеландии, Норвегии и Чехии.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Живой отжим Живой отжим

Сергей Шаргунов: история с Алтая о том, как крадут детей на государственном уровне

Что ждет Германию Что ждет Германию

Берлин не сможет справиться с миграционным кризисом ни при Меркель, ни после нее

Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье