18+
вторник, 6 декабря
Политика

«Жулики» из Сбербанка получили по $ 2,5 млн на брата

Шутка Путина приобрела двусмысленность после начисления банкирам крутых бонусов

  
56

Топ-менеджмент российских госкомпаний, госбанков и госкорпораций может вздохнуть с облегчением. Черные дни, связанные с мораторием на выплаты многомиллионных бонусов, объявленным главой Минфина Алексеем Кудриным, миновали. Об этом радостно просигналил Сбербанк России.

Как выяснилось практически сразу после встречи премьера Владимира Путина с главой Сбербанка Германом Грефом, члены правления Сбербанка получат за 2010 год — не падайте со стула — около миллиарда рублей! Это значит, каждому из 14 членов правления за непосильный труд на благо государства отсчитают, в среднем, 70 миллионов рублей.

Выплаты 2010 года не только вдвое выше, чем в 2009 году (480,3 млн руб.), но и на 5% превышают вознаграждение по итогам предкризисного 2008 года (933,565 млн руб.), хотя в докризисные времена членов правления было больше (23 человека), и «на нос» выходила сумма в районе 43 миллионов рублей.

Словом, бонусы вернулись. Надо думать, вслед за Сбербанком оросят золотым дождем высоколобые головы топ-менеджмента и другие госкомпании, госкорпорации, госбанки, и далее по списку. И какой силы будет этот дождь, можно только гадать: судя по ребятам из Сбербанка, мораторий лишь усилил менеджерские аппетиты.

Визит Путина в Сбербанк прошел на дружеской ноге. Премьер поинтересовался у Грефа, «если мы с ребятами из правительственного пула решим к вам деньги положить, вы нам сколько процентов дадите?»

Узнав, что за полугодовой депозит набежит всего 5%, Владимир Владимирович удачно пошутил: назвал менеджеров Сбербанка «жуликами».

Г-н Греф тоже пребывал в отличном настроении. Он уверял, что кредитные учреждения Запада дают процент еще меньше, так что держать деньги надо только в Сбербанке. Ну и, конечно, жонглировал цифрами: прибыль Сбера за 2010 год составила 183,6 млрд рублей против 21,7 миллиарда рублей за 2009 год, — то есть выросла в 8,5 раза. Активы же банка увеличились на 20,3% - до 8,547 триллиона рублей.

За эти показатели, надо думать, ребятам из топ-менеджменского пула и выписали пристойные бонусы.

Напомним, порочную моду сажать менеджмент на голую зарплату ввел Запад. В 2009-м, на саммите «Большой двадцатки» в Лондоне было принято итоговое коммюнике, в котором утверждалось, что контролировать выплату бонусов в условиях кризиса необходимо. Свои пять копеек вставил и президент США Барак Обама: он заявил, что недопустимы бонусные выплаты менеджменту компаний, которые из-за своего критического финансового положения прибегли к государственной помощи.

Наш либеральный лидер, президент Дмитрий Медведев, естественно, инициативу поддержал. Дмитрий Анатольевич порекомендовал руководителям российских компаний, получающих господдержку, и государственных компаний «вести себя прилично» и ограничить размер бонусов. А чуть позже, в апреле 2009 года, Кудрин объявил о моратории: «Сейчас на проработке у нас и у Минэкономразвития вопрос по уменьшению выплат бонусов как минимум на период кризиса. На два года точно».

Минимальные два года должны истечь в апреле 2011 года. Получается, топ-менеджмент Сбербанка немного недотерпел. Дело понятное: трудно «вести себя прилично» за одну зарплату.

Зато теперь, когда дана отмашка, за Сбербанком наверняка потянутся другие конторы, имеющие долю государства в капитале, и голодных топ-менеджеров в правлениях. В докризисные времена бонусы этих господ были довольно солидные.

Весной 2008 года «Мосэнерго», расставшись с четверкой топ­-менеджеров, выплатил им 94 миллиона рублей. Тогда же топ-менеджеры, потерявшие работу в ОГК‑6, получили 132 миллиона рублей.

Летом 2008 года из ОГК‑2 ушли 16 человек, на компенсации которым было потрачено 557 миллионов рублей. По данным «Коммерсанта», лично генеральный директор Михаил Кузичев получил от компании 62 млн рублей, шестеро его заместителей — по 45 млн рублей, а менеджеры более низкого звена — по 20−26 млн рублей.

АвтоВАЗ, которому обещали предоставить помощь в 25 млрд рублей, имея долги на общую сумму 44 млрд рублей, выплатил каждому из 12 членов совета директоров по 4,2 млн рублей.

Значительные бонусы получили и топ-менеджеры государственных банков. Сумма доходов, выплаченных Газпромбанком всем членам совета директоров, куда входит 12 человек, в 2008 году составила 735 054 млн рублей — по 61,3 млн рублей на каждого.

Размер вознаграждения правления Банка Москвы за 2008 год увеличился на 82,6% и достиг почти 875 млн рублей против 478 917 911 рублей в 2007 году. То есть в 2008 году вознаграждение составило примерно по 67 млн рублей на каждого из 13 топ-менеджеров.

По итогам 2008 года членам правления Россельхозбанка выплачено вознаграждение в сумме почти 188 млн рублей — почти по 21 млн каждому из девяти членов правления.

По результатам 2008 года девяти членам правления ВТБ-24 в виде премий выплачено 155,404 млн рублей (по 17,267 млн рублей на каждого).

По итогам 2008 года Росбанк выплатил членам правления 541 685 тыс. рублей — или по 67,710 млн рублей на каждого из восьми членов правления.

Не отставали в гонке бонусов и компании с госучастием. Президент «Связьинвеста» Александр Киселев получил по итогам 2008 года в виде бонусов 47 миллионов рублей, председатель правления ФСК ЕЭС Андрей Раппопорт — 24,4 миллиона, президент АК «Транснефть» Николай Токарев и гендиректор АИЖК Александр Семеняка — по 7 миллионов, гендиректор концерна «Моринформсистема — Агат» Евгений Новиков и председатель правления СО ЕЭС Борис Аюев — по 4,8 миллиона и 4,1 миллиона соответственно.

Вернутся ли бонусы к докризисному уровню? Вот как прокомментировали ситуацию наши эксперты.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

— Сбербанк — пример для остальных учреждений, госбанков и компаний с госучастием. Он наиболее тесно связан с населением, и вызывает наиболее массовые реакции населения. С этой точки зрения, Сбербанк даже более симптоматичная структура, чем «Газпром». Поэтому начисление членам правления бонусов, действительно, можно расценивать как сигнал, что мораторий Кудрина снят.

Бонусы, кстати, одна из причин, почему государство так истошно вопило, что кризис закончился: раз кризис закончился, можно закрывать тему.

«СП»: — Бонусы Сбербанка превышают докризисный уровень. Значит ли это, что бонусы вырастут и у других?

— Если деньги позволяют — вырастут: денежек хочется всем.

«СП»: — За что люди получают такое колоссальное вознаграждение?

— Как за что? За то, что им дана в распоряжение государственная собственность. Вопрос не в заслугах, вопрос в том, могу я отпилить деньги, или не могу. Если могу — вопрос в том, делать ли это легально, или через воровские схемы. Через бонусы — это легально, это позволено.

«СП»: — Можно ли оценить объем бонусов? Сколько всего бонусов выплатили, допустим, в 2008 году?

— Это кропотливая работа по сбору отчетов акционерных обществ. Надо понимать, некоторые акционерные общества всемерно стараются ограничить распространение подобной информации, даже засекретить ее. А в компаниях, которые не являются акционерными обществами, вы такую информацию просто не получите. Объем можно оценить только примерно — это миллиарды долларов, в целом по стране.

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

— В государственных компаниях и банках нарастает настроение «каждый день живем, как последний». Думаю, в ближайшее время вымывание денег из этих структур резко активизируется, и уже активизировалось — свидетельство тому большие бонусы Сбербанка. Ясно, что для многих топ-менеджеров крупных госбанков и госкорпораций эти бонусы, равно как зарплата, не являются основными источниками дохода. Главными источниками остаются откаты — в частности, с предоставляемых кредитов.

Тем не менее, бонус — это легальный доход. Поэтому через систему бонусов высокопоставленный менеджер госкорпорации или госбанка может отмыть часть своих нелегальных доходов, что для этой категории управленцев тоже очень важно.

«СП»: — Сколько зарабатывает на откатах топ-менеджер, который кладет в карман миллион долларов бонусов?

— В зависимости от объема средств, которые через него проходят. Если речь идет о подрядных работах, сегодняшний минимальный норматив отката — 30%, максимальный — 70%. Менеджеры, которые сидят на строительных проектах, на реконструкции, на заказах программного обеспечения или автоматизированных систем управления, получают более крупные откаты. От кредитов таких откатов не получишь, но 10−15% от суммы кредита — вполне реально.

В целом, думаю, успешный сотрудник госкорпорации, близкой по масштабу к Сбербанку, зарабатывает нелегально несколько десятков миллионов долларов в год.

«СП»: — На Западе топ-менеджеры также получают бонусы. Практика выплаты бонусов — это нормально?

— Конечно, практика бонусов общемировая. Вопрос только в этической стороне дела: насколько уместно платить крупные бонусы в экономической ситуации, которая складывается в России? Кроме того, в ряде западных стран введены сверхналоги на бонусы, у нас же этого нет…

Фото: premier.gov.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня