Политика

Генерал Овчинский: Меня «ушли» за китайскую контрабанду

Силовики лоббируют возможность беспошлинно завозить ширпотреб эшелонами

  
192

Генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук Владимир Овчинский лишился должности советника Конституционного суда. «Ушли» яростного критика реформы МВД классическим способом — по звонку из Кремля. Непосредственному начальнику Овчинского, председателю Конституционного суда РФ Валерию Зорькину позвонил руководитель президентской администрации Сергей Нарышкин, и высказал неудовольствие поведением строптивого советника.

Почему ушел в отставку Владимир Овчинский, мы спросили у самого генерал-майора.

«СП»: — Владимир Семенович, чем вы не угодили Зорькину?

— Мне позвонил Валерий Дмитриевич Зорькин и сказал, что моими оценками крайне недоволен руководитель администрации президента Сергей Нарышкин, а также ряд судей Конституционного суда. Я сказал, раз такая негативная реакция — я пишу заявление и увольняюсь по собственному желанию.

«СП»: — В чем истинная причина недовольства?

— Думаю, я затронул какие-то фундаментальные вещи, особенно по проекту, связанному со «второй волной» гуманизации Уголовного Кодекса. Конкретно — предстоящую декриминализацию (исключение состава преступления из УК, — «СП») товарной контрабанды. Я выступил против этого нововведения. По просьбе главного редактора журнала «Однако» я написал на основании экспертных заключений статью, где сформулировал свою позицию, позже на ту же тему я дал интервью «Свободной прессе».

Мне предъявили претензию, почему я озвучил законопроект, который еще не внесен в Государственную думу. Якобы я нарушил конфиденциальность. Не могу понять, о какой конфиденциальности речь? Законопроект, который вносит изменения в УК, я получил в Общественной палате. Потом, какая может быть конфиденциальность при обсуждении поправок в Уголовный Кодекс, от которых зависят судьбы миллионов людей? Для сравнения: закон о полиции, никому, в принципе, не нужный, который ни на что не влияет, мы год обсуждали всенародно…

Вторая претензия была озвучена Нарышкиным (со слов Зорькина). Оказывается я, как госслужащий, не имею право ничего критиковать, это не входит в мои должностные обязанности. Вообще-то критика входила в мои обязанности. Достаточно было Валерию Зорькину сказать Сергею Нарышкину, что это и есть мои должностные обязанности — давать оценку тем или иным законопроектам — проблема была бы снята. Но он так не сказал.

Я вообще удивляюсь логике закона о госслужбе. Там, например, есть статья 17 «Запреты, связанные с гражданской службой», и пункт, который звучит следующим образом: «Запрещено государственному служащему допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе, о деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности». Получается, госслужащий в России — это существо, подобие скота, которое должно стоять и молчать, что бы с ним ни делали, какие бы законы ни выходили. Само это положение закона является, на мой взгляд, антиконституционным. Оно никогда не применялось, в моем случае его попытались применить. Но я действую по принципу: если люди не хотят со мной работать, я тем более не хочу. Потому и уволился.

«СП»: — Вы говорите, критика законопроектов входила в должностные обязанности. А в чем еще они заключались?

— В последнее время я был советником председателя Конституционного суда, и прикреплен к московскому представительству КС. Моя задача состояла не в работе над проектами решений или заключений КС, а в организации взаимодействия КС с Госдумой, Совфедом, Общественной палатой, Минюстом, МВД, Гепрокуратурой, Следственным комитетам. Словом, со всеми структурами по линии уголовной юстиции — взаимодействие по законопроектам, организационным решениям. Естественно, это подразумевало участие в совещаниях, высказывание собственного мнения, подготовка экспертных оценок, публикация статей и интервью. Я все это делал, это и были мои должностные обязанности.

«СП»: — Все-таки: вас уволили именно за критику декриминализации контрабанды, или суммарно за негативные высказывания по реформе МВД?

— Думаю, дело не в суммарном негативе. С товарной контрабандой я попал именно на тот проект закона, который, на мой взгляд, хотели потихоньку протащить через Госдуму вкупе с другими поправками в рамках гуманизации УК. Думали, никто не заметит.

«СП»: — Объясните, как сейчас действует закон о контрабанде?

— Есть статья в УК — «Контрабанда». Первая ее часть касается контрабанды вообще — незаконного перемещения предметов через государственную границу. Плюс к тому, есть вторая часть, касающаяся контрабанды наркотиков, оружия, ядерных материалов — особых предметов и веществ. Так вот, разработчики поправок хотели оставить в УК только вторую часть, касающуюся оружия, наркотиков, и т. д. А так называемую товарную контрабанду — алкоголя, табака, ширпотреба, мебели, электроники — вывести из Уголовного Кодекса.

Между тем, с товарной контрабандой связаны многие громкие уголовные дела последних лет, причем на суммы в миллиарды долларов. Например, дело о китайской контрабанде (см. справку ниже), когда ширпотреб в Россию завозился эшелонами, когда уволили высоких должностных лиц в таможенных органах, ФСБ, МВД, из-за чего были серьезные разборки в силовых структурах.

Сейчас дела о товарной контрабанде не закрыты, они расследуются Следственным комитетом, следственными подразделениями ФСБ и МВД. Этих дел огромное количество, и суммы в них, повторюсь, фигурируют миллиардные — в долларах. Если будет принят закон, что товарная контрабанда декриминализуется, все эти дела будут сразу же закрыты, товар будет возвращен фигурантам, и окажется, что все эти люди — ангелы, и ничего плохого не совершали.

Но это будет, одновременно, грубейшим нарушением международно-правовых норм. Потому что в зарубежном законодательстве именно товарная контрабанда считается элементом транснациональной организованной преступности.

«СП»: — Получается, прослойка людей, заинтересованных в декриминализации контрабанды, довольно значительна, и многие из них занимают высокие позиции?

— Думаю, лобби, которое пробивает (и, в конце концов, пробьет) этот законопроект, очень мощное.

В моем случае, никто не предъявил претензий, когда я критиковал реформу МВД, или организацию контртеррористической работы, или когда жестко высказывался против педофильского лобби. Предъявили одну претензию: как я посмел покритиковать проект о гуманизации УК.

Я же, как ученый, который жизнь посвятил вопросам криминологии, уголовного права, борьбы с оргпреступностью, пытаюсь сказать одно: декриминализировать товарную контрабанду нельзя. Что это противоречит международным нормам, что Россия будет выглядеть как страна-маргинал.

«СП»: — Представим ситуацию: поправки приняли, они вступили в силу. Что это будет означать на практике?

— У нас в несколько раз увеличиться теневая экономика, криминальные структуры получат доступ к супер-доходам. А по всей стране будут создаваться «Черкизоны», который был в Москве, для реализации огромных объемов контрабандного товара. Это значит, что страна полностью криминализуется.

«СП»: — Ваш прогноз: поправки по отмене товарной контрабанды примут или нет?

— Да, примут.

«СП»: — Почему вы так уверены?

— Уверен. Они сносят всех, кто стоит на пути.

Из досье «СП»: Дело о китайской контрабанде

В феврале 2005 года российскими органами правопорядка была получена оперативная информация о поступлении в московский регион из города Находки более 150 железнодорожных вагонов с товарами народного потребления, контрабандно ввезенных на территорию РФ из Китая. Об этом в 2006 году сообщали интернет-журнал «Новая политика» и сайт Newsru.com со ссылкой на «Московский комсомолец». В соответствии с действующим таможенным законодательством, в целях подтверждения легальности ввоза товара на территорию РФ было инициировано задержание данных вагонов на станциях Бекасово и Люберцы-1.

Товары были помещены в зону временного таможенного контроля. По словам сотрудников правоохранительных органов, «в ходе проверочных мероприятий был вскрыт механизм легализации контрабанды перемещаемых через таможенную границу товаров посредством установления с участниками внешнеэкономической деятельности „договорных отношений“».

В основу сформировавшейся системы, отметили в правоохранительных органах, «было положено согласие предпринимателя выполнять контрольные показатели федеральной таможенной службы, а взамен — возможность перемещать большее количество товара, чем официально заявляется при таможенном оформлении, либо заменять ассортимент груза на более дорогостоящий». В результате товар не проходил таможенного оформления в установленном законом порядке. Сотрудники таможни осуществляли таможенное оформление товара без их фактического контроля, по документам представляемым коммерческими организациями. Часть груза при этом проходила вообще мимо таможни — «в черную», государству тем самым наносился значительный экономический ущерб.

Установлено, что к функционированию данного крупномасштабного канала причастны как высокопоставленные сотрудники ФТС, так и ряд представителей федеральных и региональных органов власти. Ими были организованы различные коммерческие организации, имеющие представительства в том числе и в Китае, где с помощью китайских транспортных компаний собирали грузы, готовые к отправке в Россию. После пересечения границы на груз выдавались товарно-транспортные документы от имени российских граждан. Российские получатели и отправители грузов, как правило, были подставными лицами. Доставка грузов осуществлялась морским путем до порта Восточный, а затем железнодорожным транспортом в московский регион на Черкизовский рынок, где этот груз передавался для реализации реальным владельцам — гражданам Китая — через представителей китайских транспортных компаний.

По ходу расследования тогдашний президент Владимир Путин подписал указы о снятии с должностей весьма крупных фигур. Кресла пошатнулись под начальником Управления собственной безопасности ФСБ РФ генерал-лейтенантом Александром Купряжкиным и начальником Службы обеспечения деятельности ФСБ генерал-полковником Сергеем Шишиным, который в свое время возглавлял УСБ российской контрразведки. Также «под указ» попал откомандированный в Федслужбу по техническому и экспортному контролю генерал-полковник Владимир Анисимов (тоже когда-то возглавлявший УСБ). Он до середины 2005 года числился в кадрах ФСБ как заместитель директора.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня