18+
пятница, 9 декабря
Политика

Убежать из России

34% россиян готовы эмигрировать, если социально-экономическая обстановка в регионе проживания ухудшится

  
384

Идея эмигрировать из России на ПМЖ куда-нибудь в Европу или Штаты больше не будоражит умы соотечественников. Ее сменила идея уехать на Запад на несколько лет на заработки. Об этом говорит интернет-опрос международного рекрутингового агентства Kelly Services. По данным агентства, 76% россиян готовы к смене места жительства ради новой, более перспективной работы. При этом 32% готовы к временной или постоянной эмиграции в другую страну Европы, а еще 15% готовы переехать и на другой континент.

Самым привлекательным местом для работы граждане России считают Европу, туда готовы переехать большинство — 68% опрошенных россиян из готовых уехать в принципе. Северную Америку россияне больше других участников опроса считают наименее перспективной — ради трудоустройства туда желали бы переехать только 12% готовых на переезд (в среднем по опросу — 20%), в Азиатско-Тихоокеанский регион еще меньше — 8% (10%).

Что характерно, всерьез раздумывают о работе за границей, прежде всего, в нефтяном, металлургическом секторах, инвестиционной сфере. При этом с большей готовностью за рубеж едут специалисты с двух- и трехлетним опытом работы (80%), а профессионалы с большим опытом не стремятся к переезду.

Опрос Kelly Services показал, что россияне рассматривают переезд, связанный с работой, не как способ поменять место жительства и не как повод к постоянной эмиграции. Так, 29% респондентов из тех, кто готов к переезду, указали, что готовы работать за границей 10 лет и более, для 25% россиян оптимальный срок — 1−3 года, 14% готовы задержаться на 5−10 лет, а 10% не хотели бы работать за границей РФ дольше года.

По логике Kelly Services выходит, что о работе за границей русские мечтают не от хорошей жизни. Они не верят, что в соседнем регионе могут найти лучшую работу. Так, в пределах России готовы перемещаться только 9% соотечественников, 6% из них — в соседнюю область. Граждане РФ предпочитают если и переезжать, то в большие города. Так, 14% опрошенных заявили: они переедут, но не дальше ближайшего крупного города РФ.

Что на самом деле происходит с миграцией в России, рассуждает доктор социологических наук, доцент кафедры социологии Российской академии государственной службы при Президенте РФ Елена Назарова.

«СП»: — Елена Александровна, насколько картинка Kelly Services похожа на реальную?

— Конечно, за границу стремятся выехать не 76% россиян. Но порядка 50% людей в возрасте до 45 лет, имеющих высшее образование, специальность, маленьких детей, готовы сменить место жительства на заграницу. Прежде всего, они делают это ради будущего детей. Чтобы дети получили западное образование, интегрировались в европейское сообщество, и так далее.

Миграционные настроения можно отследить по уровню заинтересованности в хороших языковых школах. Популярность курсов иностранного языка, причем не одного, а двух-трех (знать два-три языка — обязательное требование к соискателю работы в ЕС), очень высока. Язык дает надежду, что хотя бы ребенок сможет реализовать себя на Западе.

Сегодня растут и инвестиции в образование детей — прежде всего, у представителей среднего класса. Люди, имеющие стабильный заработок, которые могут оплачивать дополнительные программы для детей, понимают, что уровень образования в России не совсем тот, который хотелось бы иметь. Поэтому они готовы вкладывать по 30−40 тысяч евро в год (для определенного круга людей это значимая сумма, но не заоблачная) для обучения детей в частных школах Германии, Великобритании, Чехии.

Дети, получив образование на Западе, получают право на бесплатное обучение в тамошних высших учебных заведениях. В этом случае у родителей возникает плацдарм для жизни на Западе. Это касается модели эмиграции среднего поколения.

Студенты едут учиться на Запад самостоятельно. Сейчас появились широкие возможности обмена в вузах, благодаря Болонской системе (процесс сближения систем образования стран Европы, с целью создания единого европейского пространства высшего образования, — «СП». В частности, она предполагает, что один семестр из восьми в бакалавриате, или четырех-пяти в магитратуре, необходимо обучаться в другом вузе, желательно — в вузе другой страны. Болонская система подхлестывает студентов к мобильности.

«СП»: — Те россияне, кому удается вырваться на Запад, работают там по специальности?

— Если у человека на руках западные документы об образовании, он работает по специальности. Если специалист не может подтвердить квалификацию принятыми в ЕС стандартам, он, естественно, идет на неквалифицированную, низкооплачиваемую работу — это тоже один из путей адаптации. Важный плюс в любом случае — знание языка. Если люди едут на Запад целенаправленно, они, естественно, стараются предусмотреть эти моменты. Упор делается на интеграцию через детей, интеграцию через приглашение на работу.

«СП»: — Покупают ли соотечественники недвижимость при переезде за границу?

— Недвижимость сложно купить и в России, и на Западе. Но это — один из способов получить вид на жительство, богатые соотечественники этим часто пользуются. Обычный же человек, допустим, русский инженер, в течение двух-трех лет после переезда за границу не сможет купить там недвижимость в кредит.

«СП»: — Какие специалисты уезжают из России?

— Те, кто не может себя здесь реализовать. Технический персонал — инженеры, программисты. Их, с одной стороны, много выпускают, а с другой — им негде работать. Едут научные сотрудники, ученые. Причем, если раньше это были специалисты в естественно — научных дисциплинах, сейчас много ученых из социально-гуманитарной сферы.

«СП»: — Как выглядит динамика процесса: сейчас едут больше, чем в начале «нулевых»?

— Пик был сразу после распада Союза, вплоть до середины 1990-х. Сейчас поток стабилизировался. Другое дело, наши социологические исследования показывают: если обстоятельства на территории проживания обострятся, готовы выехать за границу не менее 32% граждан. Это люди, которые имеют возможность уехать. Еще больше тех, кто хотел бы уехать, но не имеет возможностей и средств.

«СП»: — Много ли россиян после отъезда возвращается обратно в Россию, не сумев адаптироваться к западному миру?

— Есть постоянный небольшой процент тех, кто после отъезда на Запад испытывают культурный шок. Когда человек осознает, что чужой язык никогда не станет своим, когда чужая культура и менталитет начинают давить на психику. Но если человек не вернулся назад после 3−5 лет проживания на Западе, это означает, что он, скорее всего, остался там насовсем.

«СП»: — То есть, когда люди выезжают на Запад якобы временно, поработать и вернуться, они чаще остаются там на ПМЖ?

— Если появляется возможность, люди стараются остаться. Или хотя бы оставить детей, чтобы иметь площадку за границей.

«СП»: — Кто заменяет тех, кто убыл за границу здесь, в России?

— Мигранты из стран СНГ. Они приезжают, как неквалифицированные специалисты. Но многие из них имеют высшее образование, они постепенно осваиваются, достают дипломы советского образца, и из дворников становятся учителями или врачами. У нас очень много таких специалистов. Как вы знаете, каждая третья ставка врача общей практики в России остается незаполненной. Немало вакансий и среди учителей. Все эти места постепенно заполняются приезжими.

«СП»: — Это плохо, их качество подготовки ниже, чем принято в России?

— Это не плохо, но и не хорошо. Это другая ментальность, другая культура. Это сказывается на обществе в целом. Например, повышается градус ксенофобии. Одно дело, когда киргиз работает дворником, и другое — врачом-неврологом в детской больнице. При этом человек часто с акцентом говорит по-русски.

В России, кстати, действует программа по переселению соотечественников. Изначально считалось, что из ближнего зарубежья в Россию поедут русские, а оказалось, подавляющее большинство соискателей — граждане титульных наций союзных республик.

Это тенденция. Я не хочу давать ей оценки, оценивать должны люди, которые будут принимать определенные решения.

«СП»: — Это такая вялотекущая утечка мозгов?

— Это вымывание интеллектуального и культурного потенциала России. Было бы неплохо, если бы люди ездили работать на Запад на год-другой, чтобы они набирались опыта и возвращались в Россию. Такая политика приветствуется и на Западе. Но у нас нет возможностей для ее реализации. Молодые люди, поработав в западных компаниях, в российские компании уже не придут — это другая культура. В этом главная проблема.

Другое мнение

Наталья Римашевская, член-корреспондент РАН, зав. лабораторией гендерных проблем Института социально-экономических проблем народонаселения:

— Прежде всего, Kelly Services оперирует данными интернет-опроса. Какая доля населения, какие слои пользуются у нас интернетом? Это первое, что нужно скорректировать. Потом, с чем сравнивать нынешнюю ситуацию?

«СП»: — В 1990-х была в моде эмиграция…

— С 90-ми вообще смешно сравнивать. Это была революция: глубокие, принципиальные реформы. Население, в среднем, потеряло половину дохода. В начале «нулевых» ситуация, да, была лучше, люди начали приходить в себя. Но за эти 10 лет тоже очень многое изменилось.

Понимаете, Запад не медом мазан — по крайней мере, последние пять лет. Никто иммигранта из России особенно не ждет, и получить там социальный статус очень непросто. Основной массе россиян в последние годы это стало очевидно.

В 90-е, даже в начале «нулевых», люди уезжали на Запад, готовые на любую работу — ухаживать за стариками, убирать квартиры. В основном, им предлагалась работа в социальной сфере. И для них самым важным был доход, потому что в России с доходами было не все благополучно — даже в «нулевых». Но сейчас ситуация изменилась. Наверное, остались те, кто готов заниматься любой работой, но, мне кажется, таких остается все меньше и меньше. Отсюда и цифры Kelly Services.

«СП»: — Эти цифры показывают если не отток, то активизацию выезда, так?

— Активизацию трудовой миграции. На ПМЖ на Запад сейчас едут мало. Там не просто получить место, которое бы тебя удовлетворяло не ближайшие два-три года, а 10−15 лет, чтобы тебе хотелось дожить там до старости.

Кстати, Запад, прежде всего Европа, никак не идет на безвизовый режим с Россией потому, что думает: как только снимут барьеры, Россия хлынет туда. С моей точки зрения, это заблуждение — не хлынет. Пенсионеры на Запад не поедут. В России им, конечно, не сладко. Но чтобы менять стиль жизни, социальный капитал, который здесь создан, неизвестно на что, нужен очень большой внешний толчок. Мог бы поехать российский средний слой, но на Западе ему непросто найти работу, которая бы давала возможность получить хороший социальный статус. Ты всегда будешь там чужим, на тебя будут смотреть косо: «Понаехали!»

Остается молодежь — это наиболее подвижная часть общества. Им кажется, вот они окончат вуз, а потом уедут на Запад, и все будут там иметь. Конечно, такая приманка существует. Но не думаю, что и молодые поедут за границу скопом. Прежде всего, для этого требуется соответствующее образование — российский диплом будут постоянно критиковать. Все не так просто.

«СП»: — Кто конкретно уезжает из России работать?

— Сложно сказать. Отъезд на работу за границу, чаще всего, дело случая. Это не то, что люди планировали, над чем думали. Сложилась подходящая ситуация — и поехали. А вообще, чтобы работать на Западе, нужно либо очень качественное образование, либо внутренняя готовность стать гастарбайтером. Гастарбайтеры везде нужны, и особенно на Западе — население развитых стран не хочет выполнять черную работу. Те из россиян, кто готовы выносить мусорные ящики, и едут на Запад.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня