18+
пятница, 9 декабря
Политика

Мертвый Качиньский на руку живому

Спустя год после авиакатастрофы под Смоленском потепления между Россией и Польшей так и не произошло

  
51

Со дня катастрофы, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский и половина высшего руководства страны, прошел ровно год: Ту-154 разбился под Смоленском 10 апреля 2010 года. Как это ни странно, но именно данная трагедия польского народа тогда рассматривалась многими наблюдателями как отправная точка для «перезагрузки» исторически напряженных отношений Польши и России: столь тронуты оказались поляки сочувствием и состраданием, царившим в российском обществе. Российские власти подхватили инициативу и показательно открыто расследовали произошедшее. Однако год спустя от потепления не осталось ни следа. Во многом — благодаря спекуляции политиков на «смоленскую тему» в преддверие парламентских выборов в обеих странах.

Президентский борт разбился при заходе на посадку на военный аэродром под Смоленском. Делегация во главе с президентом Лехом Качиньским летела в Россию, чтобы принять участие в траурных мероприятиях: считается, что в 1940 году сотрудники НКВД расстреляли 22 тысячи пленных поляков, часть из них казнили в лесу недалеко от деревни Катынь. В этих же местах 70 лет спустя нашли свою погибель Качиньский и другие высокопоставленные польские чиновники. Эта трагедия, согласно проведенному спустя неделю опросу Левада-центра, привела в ужас 24% россиян. А 65% респондентов сообщили, что испытывают чувство сострадания к польскому народу. При этом 30% выразили надежду, что теперь российско-польские отношения улучшатся.

Эти настроения россиян не остались незамеченными и в Польше: граждане этой страны, наверное, впервые увидели в русских не только захватчиков и убийц, но и настоящих людей, и стали значительно лучше относиться к «соседям». Чувствовалось потепление и на государственном уровне: польские политики также выразили удовлетворение сочувствию России.

Однако время шло, и потепление в отношениях между странами начало ослабевать. Польские политики все чаще начали выдвигать версии о причастности России к катастрофе, в чем старались убедить и общество. А 12 января этого года, когда были опубликованы окончательные результаты расследования, проведенного Международным авиационным комитетом (МАК), поляки испытали новый шок. Оказалось, что катастрофа случилась по вине исключительно экипажа польского самолета, решившего во что бы то ни стало заходить на посадку в непригодных для этого погодных условиях. Польша, несмотря на, казалось бы, неоспоримые доказательства, все равно пытается возложить хотя бы часть ответственности на Россию — хотя в целом и соглашается с версией МАК.

«Отношения между поляками и русскими после катастрофы, несомненно, изменились: народы стали лучше относиться друг к другу, — говорит в интервью „Свободной Прессе“ историк из Польской академии наук Петр Глушковски. — Для большинства поляков было большим удивлением, что русские, на самом деле, не испытывают к ним никакой вражды, да и вообще могут тепло к ним относиться». Суть недовольства населения Польши господин Глушковски объясняет следующим: «подавляющее число поляков знают и понимают, что это была именно авиакатастрофа, а не диверсия. Однако они не удовлетворены тем, что вся вина возложена именно на польскую сторону, хотя какой-то процент вины, несомненно, лежит и на России».

При этом академик Глушковски признает: польские политики используют тему смоленской катастрофы в своих целях. «Лидер партии „Право и справедливость“ — брат погибшего президента Ярослав Качиньский — так или иначе, будет использовать это в предвыборной борьбе, как будут разыгрывать эту карту и другие политики, — говорит Петр Глушковски. — Мне сложно оценить, насколько это политическая игра, а насколько — скорбь по погибшему брату».

Действительно, Ярослав Качиньский, оправившись от шока, начал винить во всем русских, убеждая своих сторонников в том, что российская сторона не говорит правды, что-то скрывает… В недавнем интервью немецкому изданию Berliner Zeitung Качиньский и вовсе заявил, что в трагедии виноват премьер Дональд Туск, а точнее — «его предательская антинациональная политика». Тем самым брат погибшего президента пеняет Туску на то, что последний прилетал в Катынь на три дня раньше Леха Качиньского и встречался с российским премьером Владимиром Путиным. «Это был скандал, прямо приведший к катастрофе», — заявил Ярослав Качиньский. Критика слышалась и со стороны министра внутренних дел Ежи Миллера, обвинившего в случившемся российских авиадиспетчеров, и со стороны многих других официальных лиц.

Между тем Ярослав Качиньский, планирует почтить память своего брата с размахом: 10 апреля он планирует вывести на улицы Варшавы 60 тыс. человек. При этом премьер Туск и родственники других погибших полетят в Россию, чтобы участвовать в траурных мероприятиях непосредственно на месте падения самолета. Некоторые наблюдатели уже называют этот шаг Качиньского началом предвыборной борьбы. Немудрено: уже осенью состоятся выборы в парламент Польши.

Прокомментировать изменения в российско-польских отношениях мы попросили эксперта по Польше из Института научной информации РАН Ларису Лыкошину.

«СП»: — Лариса Семеновна, как вы оцениваете изменения в отношениях России и Польши спустя год после катастрофы под Смоленском?

— Та эйфория, которая была в польском, да и в российском обществе после катастрофы, эйфория по поводу потепления отношений, — она не оправдалась. Она не получила развития и продолжения. Довольно быстро все надежды на «перезагрузку» угасли. Произошло нечто, что помешало развитию этих отношений. Что именно помешало — довольно сложно определить. Наверное, мы все-таки недооценили настроение польского общества.

«СП»: — Каково же это настроение?

— Польское общество разделено, и это показали выборы президента: почти 50% проголосовало за Ярослава Качиньского. Который, в свою очередь, на протяжении всего этого года поддерживает в обществе настроение недоверия по отношению к России, муссирует идею заговора со стороны России, идею покушения на президента Леха Качиньского. Конечно, не все придерживаются такой позиции, но складывается ощущение, что в Польше таких все же больше, чем мы могли бы предположить. И искусственное подогревание таких настроений упало на благодатную почву. Говорить о «перезагрузке» все-таки рано. К тому же, развитию позитивных отношений мешает проблема Катыни — об этом недавно говорил и президент Комаровский. То есть история как бы «душит» дружбу России и Польши.

«СП»: — А используют ли эту трагедию в политических целях?

— Смоленск стал политической картой. Причем настолько значимой, что даже такие рациональные, прагматичные высказывания президента Бронислава Комаровского и премьера Туска в первое время после катастрофы — они тоже изменились. И тон стал гораздо более осторожным по отношению к смоленской катастрофе. Он и не мог быть другим: впереди выборы. И идти против значительной части общества — слишком опасно. Возможно, после выборов, когда страсти поостынут, что-то изменится.

«СП»: — То, как себя ведет и как действует Ярослав Качиньский — это скорбь по брату, или же политическая игра?

— Конечно, скорбь тут присутствует: ни для кого не секрет, как были близки они с Лехом. Но дело в том, что скорбь не бывает такой крикливой. Она все же должна таиться где-то в глубине души человека. А когда это переходит уже в навязчивую, маниакальную идею — это уже воспринимается по-другому.

Что пишут польские СМИ

Газета «Выборча» пишет о подготовке к памятным мероприятиям в Варшаве, в которых, по данным издания, могут принять до 70 тысяч человек. Усиливаются меры безопасности: комитетом по организации мероприятия создаются так называемые «добровольные дружины правопорядка», в которые записались уже 200 человек. Мелким торговцам запретили торговать свечами. Жадные лавочники, воспользовавшись спросом, поднимают цены в несколько раз, вплоть до десятикратной стоимости.

Та же «Выборча» частично публикует интервью Ярослава Качиньского порталу Wirtualna Polska. В этом интервью Качиньский говорит о том, что нужно перенести все останки расстрелянных поляков в Польшу и соорудить огромный курган с крестом. Это, по его мнению, позволит быть «независимыми в этом отношении от России».

Обозреватель газеты «Речь Посполита» Майкл Дзудржинский рассуждает о том, стоит ли вывешивать национальный флаг 10 апреля, особенно повязанный черной ленточкой. «Является ли флаг символом скорби, или же символом веры в то, что Лех Качиньский был убит?» — задается вопросом автор.

Gazeta Polska в редакционной статье требует ответить на вопрос, как погиб президент, и наказать виновных. Также издание заявляет: «Примириться со смертью элиты нации, которая определяла вектор развития страны, — это значит отдать страну в руки небольшой группы лиц, возможно даже управляемых из Москвы. Полякам скоро предстоит сделать фундаментальный выбор. И прятать голову в песок после 10 апреля 2010 года больше не выйдет».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня