18+
воскресенье, 4 декабря
Политика

«Мировая закулиса» после Каддафи возьмется за Лукашенко

Генсек ООН Пан Ги Мун обсудит с Медведевым наземную операцию в Ливии. Возможен «разговор» по Белоруссии

  
45

22 апреля в Москве генсек ООН Пан Ги Мун встретится с российским президентом Дмитрием Медведевым. В ходе беседы «особое внимание будет уделено вопросу обеспечения международной безопасности». «Эта тема сейчас приобрела особую значимость в контексте драматических событий на Ближнем Востоке, в Северной и Западной Африке, в том числе в Ливии и в Кот Д' Ивуаре», — отметили ИТАР-ТАСС в Кремле.

Россия исходит из того, подчеркнули в пресс-службе, что «выбор пути развития Ливии — безусловная прерогатива самих ливийцев, а международное сообщество, со своей стороны, должно содействовать разрешению конфликта мирными средствами без вмешательства во внутренние дела этого государства». В этой связи «одним из ключевых вопросов является имплементация резолюций ООН — в точном соответствии их букве и духу, без превышения мандата, предоставляемого Советом Безопасности».

Кроме того, в повестке дня встречи — ближневосточное урегулирование, ядерная проблема Корейского полуострова, международное сотрудничество в борьбе с новыми вызовами и угрозами, включая пиратство.

Чего на самом деле хочет генсек ООН от России, рассуждает заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Кременюк.

«СП»: — Виктор Александрович, для чего Пан Ги Муну потребовалась личная встреча с Медведевым?

— Проблема в том, что в Ливии замедлилось развитие событий. А резолюция ООН — которую мы не поддерживали, но против которой и не возражали — повисает в воздухе. Мы уже обозначили, что нам не нравится, когда речь начинает идти о военной помощи повстанцам, либо о наземной операции. Мы ставим довольно жестко вопрос об имплементации (англ. implementation — «осуществление», «выполнение»; фактическая реализация международных обязательств, — «СП») резолюции, и подключили сюда Китай, Индию — публику из БРИКС.

«СП»: — То есть, это пат?

— Наверное, господин генеральный секретарь понимает, что нужны следующие шаги по реализации этой самой резолюции. Понятно, что резолюция имела в виду свержение Каддафи, его устранение, и создание в Ливии какого-то режима. Понятно, что если этого не случиться, Пан Ги Муна будут обвинять, что он такие провокационные резолюции принимает, а реализовать их не может.

«СП»: — И что генсек предпримет?

— Он будет пытаться каким-то образом уговорить Медведева, что не надо мешать Европе заниматься Ливией. Дескать, раз она хочет заниматься — пусть занимается, и доведет дело, может быть, до каких-то более решительных форм вмешательства, которые приведут, наконец, к падению Каддафи.

«СП»: — Тогда ООН сохранит лицо?

— Да, тогда все прекрасно: ООН выполнила свою задачу, спасла ливийский народ от уничтожения, помогла так называемым прогрессивным силам Ливии одержать победу, и т. д.

«СП»: — А если Россия начнет играть самостоятельную роль, совместно с Китаем, например?

— Если это произойдет, может получиться неразбериха и стычки в Совете Безопасности. То есть то, чего Пан Ги Муну не нужно ни в коем случае — превращение Совбеза в поле сражения между державами. Поэтому задача Пан Ги Муна — найти какие-то способы уговорить Медведева смягчить свою оппозицию.

«СП»: — Каким может быть тут решение?

— Допустим, уговорить Медведева принять дополнительную резолюцию по Ливии, которая позволит реализовать главное: устранить Каддафи…

Лукашенко — на очереди?

В визите Пан Ги Муна есть еще один аспект, о котором официальные лица пока ни слова не говорят. Все, участвующие в этих контактах, понимают: на заднем плане решений по Ливии стоит… судьба Белоруссии. Дело в том, что ситуацию в Ливии можно развернуть двояко. Один поворот — ее влияние на общее положение дел на Ближнем Востоке, на ситуацию в Йемене и Сирии. А второй поворот вытекает из факта, что европейцы сами берутся за решение проблемы Каддафи. США де-факто самоустраняется из процесса — точнее, не участвуют в нем в качестве лидера. И если европейцы проблему решат сами, на своих условиях, у них появится другая самооценка. А это уже может поменять климат в Европе, заставить по-другому взглянуть на европейские проблемы.

Все это значит, что Белоруссия напрашивается на роль следующего мальчика для битья. Если европейцы добьются свержения Каддафи, так сказать, отведают свежей крови, надо ожидать, что следом они обратят взоры на Восток — на Минск. И будут браться за Батьку — а это уже вызов России.

При таком раскладе нужно найти устраивающее всех решение проблемы. И одна из функций Пан Ги Муна — предложить Медведеву решение, которое удовлетворит остальных членов Совета Безопасности, и одновременно не поставит Россию в неудобное положение. В этом и заключается посредническая миссия генсека.

По сути, Европа добивается разрешения на проведение наземной операции в Ливии. Несмотря на бомбежки, Каддафи не сдается, и его нужно добивать. В принципе, операцию в Ливии можно провернуть и без согласия России. Плюнуть на нас, как это было в ситуации с Югославией, и сделать свое дело. Но Пан Ги Мун этого не хочет, он не желает, чтобы Россия уходила в самонавязанную изоляцию, а, наоборот, оставалась участником концерта. Потому что если после Каддафи Европа развернется на Восток, ей придется по любому учитывать мнение России.

В Старом свете есть несколько проблем: Косово, Грузия, но главное — Белоруссия. Александр Григорьевич ведет себя вызывающе, и понятно, что пока Россия его субсидирует, он будет продолжать в том же духе. Европа считает, что Батьку нужно привести в чувство — не ссорясь с Россией, не создавая конфронтации. В конце концов, глупо из-за одного человека устраивать общеевропейские баталии. А значит, надо подумать, как России договариваться с этой новой Европой, которая опробует свои силы в Ливии. Возможно, Лукашенко для этого придется пожертвовать.

Белорусский лидер сидит на российских дотациях, и прижать его России не составляет труда — при желании. Правда, есть целая система российско-белорусских интересов, возможно, личные договоренности и связи. Но с точки зрения большой политики, вопрос дальнейшего политического существования Лукашенко зависит только оттого, насколько энергично будет браться за него Европа. Медведеву же, с его программой модернизации, с расчетом на участие европейских корпораций в модернизации российской экономики, не с руки ссорится с Германией и Францией из-за соседа-диктатора. А раз так, Медведеву придется искать формы решения «проблемы Лукашенко». Поскольку обратится Европа с просьбой решить эту проблему именно к нему.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня