18+
четверг, 8 декабря
Политика

Смерть бен Ладена обрушит нефтяной рынок?

России может не хватить денег, чтобы поддерживать стабильность до выборов-2012

  
6

Топливный кризис, возникший в России, стране-экспортере углеводородов, начал проявляться и за рубежом — в США и Италии. Как сообщает CNN, общее потребление бензина в США за минувшую неделю упало до 8,943 млн. баррелей с показателя в 9,148 млн. Таким образом, автовладельцы «подстраивают свои потребности под ситуацию», считают эксперты: средняя цена на бензин в США растет с темпом в 1−2 цента в день. Согласно данным энергетического регулятора Америки, средняя стоимость галлона бензина (3,8 литра) в стране установилась на уровне 4 долларов. Как пишет газета Los Angeles Times, ценовой рекорд поставили заправки Гавайских островов: на некоторых из них стоимость бензина превышает отметку в 6 долларов.

Аналогичная ситуация сложилась на топливном рынке Италии. По данным газеты Corriera Della Sera, в минувшую среду стоимость бензина в Италии побила очередной рекорд, в среднем установившись на уровне 1,6 евро за литр.

При этом вчера, 5 мая на мировых биржах рухнули цены на нефть. Так, стоимость фьючерсного контракта на сырую нефть с поставкой в июне упала на Нью-Йоркской товарной бирже сразу на 11% - до 99,8 долларов за баррель (-9,44 доллара за сутки). Это стало самым сильным дневным падением с 20 апреля 2009 года.

Будет ли топливный кризис прогрессировать, и как это скажется на России, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, почему дорожает бензин?

— Бензин дорожает по ряду причин. Ключевой является мировая инфляция, которая спровоцирована Федеральной резервной системой (ФРС) США, и спровоцирована намеренно. ФРС считает, что так будет лучше для мировой экономики — якобы, она от этого оздоровится. Кстати, полтора года назад в прессе появилось мнения МВФ, который традиционно выступал против инфляции, а тут вдруг начал убеждать, что инфляция — это очень хорошо. Главный экономист МВФ Оливье Бланшар доказывал, что в инфляции много положительных сторон. Фактически, тогда была заложена теоретическая база для разгона инфляции, и приняты две программы ФРС — так называемые Q1 и Q2 — для ее реализации на практике.

«СП»: — В чем, в двух словах, заключались эти программы?

— Были созданы условия, при которых все цены должны были пойти вверх — прежде всего, цены на активы. Рынок ценных бумаг Америки растет, полностью коррелируя с выпуском денег ФРС. Как только ФРС говорит, что будет продолжаться количественное смягчение, сразу идет рост Доу-Джонса. По сути, этим отыгрывается инфляция.

С рынком недвижимости США ситуация сложнее, там действуют другие факторы. Но этот рынок удалось, по крайней мере, вывести на стагнацию — чтобы цены на недвижимость в Америке хотя бы не падали. Этого уже достаточно, в целом, чтобы создать иллюзию стабильности, позитивных «зеленых ростков» в экономике.

«СП»: — Нефть-то здесь при чем?

— Понятно, только активы поднимать невозможно. Рост цен на базовые активы — акции развитых стран и недвижимость — неотъемлемо связана с тем, что эта избыточная ликвидность идет на развивающиеся рынки. А значит, поднимает цены в развивающихся странах, и раздувает пузыри на развивающихся рынках.

Следствием пузырей на развивающихся рынках, и на рынках активов развитых стран, является потребительская инфляция. В результате сейчас, например, цены на продовольствие находятся на историческом максимуме. Исторический максимум демонстрирует и золото, и серебро. То же самое происходит с нефтью и бензином. Правда, с нефтью дополнительную роль сыграла политическая нестабильность в арабском мире, которая началась с января 2011 года. Эту нестабильность спекулянты фьючерсами не замедлили отыграть.

Комбинация этих двух основных элементов дала нам рост цены на нефть. Соответственно, рост цены бензина в США и Европе привел к тому, что потребление стало снижаться. Конечно, этот рост ограничен — думаю, ограничен как раз ценами, достигнутыми сейчас. Цена бензина 4 доллара за галлон — это уровень 2008 года, и американское правительство теперь вынуждено о них задуматься.

«СП»: — Что значит, «задуматься»? А как же рыночная экономика?

— Несмотря на бытующее в России мнение, что в Америке все делает «невидимая рука рынка», на самом деле внутриполитический фактор в США играет огромную роль. Через год в Америке начнется президентская избирательная кампания. Понятно, что идти на выборы с дорогим бензином — не очень хорошо. Поэтому ценами на бензин в Штатах уже занялись на высоком уровне. Администрация США, лично Барак Обама и его советники понимают, что с этим надо что-то делать.

Тут очень кстати убили бен Ладена. Маловероятно, что существование сомнительного бородатого мужика может повлиять на мировую экономику. Но, как ни странно, первая реакция министра финансов Франции Кристин Лагард на это была такой: «Теперь, когда бен Ладена устранили, рост экономики стран Запада ускорится». Никакой логической связи между этими событиями нет: причем бен Ладен, сидящий в своем Пакистане, и рост мировой экономики?! Но Кристин Лагард не похожа на дуру. Действительно, не прошло и одного дня, как цены на нефть вдруг резко пошли вниз. С момента, как убили бен Ладена, они упали уже на 10%.

«СП»: — Значит, какая-то связь все же есть?

— Связь в том, что это — изменение ожиданий, плюс, конечно, скрытое воздействие на рынки со стороны американского правительства. Потому что ясно: устранение бен Ладена влечет за собой укрепление правящей группы, которую возглавляет Обама, и отвлекает внимание от Ливии и пока неудачной операции по Каддафи.

Этот масштабный пиар и позволил развернуть цены на нефть. Обращаю внимание: этот поворот произошел как раз в момент, когда цены на бензин в США достигли исторического максимума. Странное совпадение, не находите? Как раз когда нужно было нейтрализовать недовольство инфляцией, и убрать фактор политической нестабильности, шедшей из арабских стран — подвернулся бен Ладен. Операция по его ликвидации дала возможность говорить, что все прекрасно, стабильность восстановлена, команда Обамы усиливается…

Команда, кстати, действительно усиливается. Сейчас меняется министр обороны США, на место Роберта Гейтса приходит директор ЦРУ (Гейтс — республиканец, он достался Обаме в наследство от Буша; его уход развяжет демократам руки). Весьма вероятно, что через какое-то время они и с Каддафи разберутся, и с Ливией в целом. Словом, создается ситуация стабильности, и можно сбавить цены на нефть.

«СП»: — А что в Европе?

— В Европе «невидимая рука рынка» работает не менее хорошо. Та же Кристин Лагард заявила, что будет «весьма успешно» договариваться с нашим министром финансов Алексеем Кудриным о снижении цен на нефть на мировом рынке. Какое отношение госпожа Лагард имеет к мировому рынку нефти, с чего такие переговоры — непонятно. Тем не менее, она сказала, что Кудрин — милый и приятный человек, и она уверена, что в течение двух-трех месяцев ей (и другим ее коллегам в рамках G20) удастся прийти к соглашению по стабилизации нефтяных цен. Кристин Лагард заявила обо всем этом незадолго до операции по уничтожению бен Ладена.

По сути, речь идет о том, что цена на нефть является регулируемой, фактически — назначаемой. Как только она достигает рубежа, который не устраивает американскую администрацию или (в меньшей степени) европейских лидеров, начинается падение. Воздействие на нефтяной рынок может быть различным, в том числе — через прямые переговоры с его участниками. Если переговоры ведутся с Кудриным, они уж точно ведутся с Саудовской Аравией и странами Персидского залива. Тем более, аргументов сейчас для разговора с Саудовской Аравией у США и Франции достаточно.

Думаю, маловероятно, что в предвыборный год цены на нефть и дальше будут идти вверх. Несмотря на запущенный инфляционный механизм, одобренный МВФ, цены будут сдерживать в политических целях. У американцев, как показывает практика, это неплохо получается.

«СП»: — Как это скажется на России?

— В обозримой перспективы цены будут опускать. Вопрос в том, опустят ли их обвально. Кудрин говорит, что цены на нефть упадут до 60 долларов за баррель, и длительное время будут удерживаться на этом уровне. Он повторил этот прогноз несколько раз. А Кудрин — один из международный инсайдеров, и уж точно, главный инсайдер в России. Поэтому его прогнозы достаточно вероятны (напомним, что в 2008 году Кудрин также прогнозировал, что кризис в России продлится 20−50 лет — «СП»).

Возможно, цены поползут вниз через несколько месяцев. Сначала Обама с новой командой разберется с Каддафи, и его рейтинг снова подрастет, потом впереди замаячит 11 сентября — все снова будут праздновать 10-летие избавление мира от террористов. Такая обстановка праздника и эйфории абсолютно точно настраивает игроков на рынке нефти на понижение. Если же это будет сопровождаться невидимыми расследованиями на рынке фьючерсов США, — я не исключаю, что коррекция может быть достаточно жесткой. К тому же в июле 2011 года заканчивается программа количественного смягчения ФРС США — это значит, такой ликвидности, как в 2009—2010 годах, на рынке точно не будет.

В таком случае ситуация в России может резко усложниться. Проблема даже не в том, что бюджет перестанет наполняться. Еще большую проблему представляет краткосрочные перетоки капитала. Большая часть наших золотовалютных резервов непосредственно связана с краткосрочными операциями. Изменение нефтяной цены может развернуть эти потоки, а значит, повлечь за собой потерю в течение короткого времени 20−30 млрд долларов В НЕДЕЛЮ из золотовалютных резервов, как в 2008 году. Надо учесть, что минимальный уровень золотовалютных запасов для России — 350 млрд долларов. Это значит, через 5−6 недель кровоспусканий могут возникнуть серьезные проблемы.

Учитывая, что в предвыборный год наше правительство не может себе позволить хотя бы минимальную девальвацию, ему придется удерживать высокий курс рубля. Это очень сложная ситуация — удерживать курс, когда цены на нефть идут вниз, и краткосрочный капитал хочет уйти. Это, на самом деле, близко к самоубийству: правительству придется выплачивать гигантские суммы — неизвестно откуда. Эти деньги будут переходить из рублей в доллары по достаточно выгодному курсу, и тут же уходить.

При таком варианте оставшиеся золотовалютные резервы будут израсходованы довольно быстро. Это влечет наращивание внутренних и внешних долгов. И если снижение цены на нефть будет длительным, неизвестно, хватит ли денег для осуществления этой политики до выборов-2012. Два-три месяца такой политики могут настолько сильно дестабилизировать финансовую систему России, что зашатается уже и банковская система.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня