18+
пятница, 9 декабря
Политика

Бизнес США: Союз кинжала, плаща и кошелька

Ведущие транснациональные корпорации действуют совместно с ФБР и ЦРУ

  
132

Мировой финансовый кризис заставил многих усомниться в прочности американской экономики. Но последующие вслед за этим события на Ближнем Востоке — в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии, Йемене — наводят на мысль, что Штаты играют по своим правилам (устраняют неугодные режимы, чтобы получить доступ к дешевым природным ресурсам) и в очередной раз выйдут сухими из воды. Дело в том, что гегемония американской экономики строится вовсе не на честной рыночной конкуренции. В ее основе — сплав мощи транснациональных корпораций и государственных спецслужб.

Как работает этот механизм, рассказывает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН Николай Сёмин.

«СП»: — Николай Леонидович, как получилось, что спецслужбы США и крупные частные корпорации стали работать в одной упряжке?

— Для начала немного истории. То, о чем мы с вами говорим, называется модным английским словом аутсорсинг. То есть, если не вдаваться в подробности, речь идет об использовании внешних, независимых сил и средств для решения своих корпоративных задач. Если толковать о сфере безопасности государства, то началось это не вчера, и даже не позавчера. Без углубления в библейские времена, напомню, что английская королева XVI века Елизавета I, постоянно нуждавшаяся в деньгах, как-то взяла да и объявила знаменитым пиратам (Дрейку, например), что, мол, давайте, парни, платите «откат» в казну за свои художества в море, а нет — ваши кораблики попадут под пушки моих фрегатов.

В том же веке в России — аналогичная история: «вольный казак», а по сути — полный «отморозок» и откровенный бандит Ермак Тимофеевич — собирает громадную ватагу таких же, как он, маргиналов и идет завоевывать Сибирь. Как там все было — вопрос отдельный, но правительство Ивана Грозного (то бишь, он сам) тут же сориентировалось. Москва обеспечила поддержку, дала Ермаку соответствующие грамоты (читай — полномочия), потом добавила своих войск и поставила тамошнему населению вполне понятные и приемлемые условия: мы вам — защиту всегда и во всем, вы нам — дань соболями и золотом. И при этом — никаких ущемлений по вере и по самоуправлению. Так, между прочим, складывалась Российская держава (но это - на Севере и в Сибири, на Юге и Кавказе — дело особое, не о том речь).

Чуть дальше в историю: американское правительство Линкольна в годы гражданской войны между Севером и Югом (вспомним «Унесенные ветром») в начале 60-х годов позапрошлого века, не имея своей контрразведывательной службы и видя активность южан (а их агент Бут все-таки убил Линкольна), пошло по простому и прагматичному (в американском духе) пути: привлекло к работе на правительство известное уже тогда частное агентство Алана Пинкертона, которое начало выявлять шпионов южан и немало в этом преуспело, а потом просто стало прообразом будущего ФБР.

Примеров таких — масса. А институт «наемничества», существовавший в Европе с раннего средневековья? Это — не аутсорсинг? Но все это до поры до времени было делом почти частным, по-иному говоря, носило казуальный или даже маргинальный характер, то есть НЕ БЫЛО ОБЩЕЙ ПРАКТИКОЙ. ГОСУДАРСТВО ПРОДОЛЖАЛО СОХРАНЯТЬ ЗА СОБОЙ ОДИН ИЗ ГЛАВНЫХ СВОИХ ПРИОРИТЕТОВ: ФУНКЦИЮ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ: всецело контролировало армию, полицию, разведку…

«СП»: — А сейчас что, не контролирует?

— Контролирует, иначе оно просто утратило бы свой главный статус. Весь вопрос в том, что в течение последних десятилетий (20−30 лет) мы стали свидетелями одной поразительной, но объективной тенденции: государству стало ВЫГОДНО передавать часть своих исконных полномочий по обеспечению безопасности в частные руки. Этот процесс набирает обороты год от года. Он осуществляется государством вполне сознательно — это не диктат частника, это просто отражение сложившейся ситуации.

Этот процесс обоюдный, двусторонний, а иногда и многосторонний. Выгоду ищут — и находят — и государство, и частник. Сегодня, если вспомнить известные моему поколению цитаты Ленина о том, что «империалистические государства выражают интересы монополистического капитала», надо отметить, что они не просто «выражают интересы», они ПРЯМО СЛУЖАТ этому капиталу, или, наоборот, когда выгодно, нанимают частный капитал для решения своих задач.

Вот передо мной замечательная книжка американца Рольфа Уэсселера «Война как услуга», вышедшая в 2007 году. Согласитесь, название говорит само за себя. Речь там идет о так называемых военных фирмах — контрактерах, занимающихся обучением, оснащением и внедрением (куда и когда надо) персонала для решения задач, которые, в сущности, всегда решало государство. С разведкой и контрразведкой дело обстоит несколько иначе. Все-таки эти органы в любом государстве всегда считались «последним оплотом суверенитета». Но и они сегодня (точнее, с середины прошлого века) активно сотрудничают с транснациональными корпорациями: то спецслужбы им помогают, то, наоборот, ТНК помогают решать вопросы внешней безопасности государства.

«СП»: — В Штатах спецслужбы так действуют?

— Это особенно характерно для США. Сколько мы знаем примеров XX века, когда с помощью спецслужб американские корпорации выигрывали многомиллиардные тендеры, сколько известно случаев, когда, наоборот, корпорации, обосновавшись в той или иной стране, давали дорогу американским спецслужбам, военным, дипломатам с тем, чтобы США обосновывались там прочно и надолго. Здесь просто нет времени для перечисления этого активного, взаимовыгодного сотрудничества (см. примеры ниже). АНБ, например, работает для «Локхид» или «Боинг», и те получают контракт. ЦРУ проверяет конкурентов для «Юнайтед фрут», и последняя — на коне в переговорах.

Сегодняшний бизнес в мировом масштабе, основанный на сотрудничестве спецслужб с частными компаниями, сродни эпизоду из «Пиратов Карибского моря»: в одной из серий соперник Джека Воробья говорит: «В честном бою я бы у тебя выиграл». Пират «на голубом глазу» отвечает: «Так зачем же тогда честный бой?». Вот — смысл сотрудничества спецслужб и бизнеса. Зачем конкуренция (по Карлу Марксу), если договоренность со спецслужбами даст невероятные, немыслимые в честном бизнесе преимущества?

«СП»: — Вам могут возразить: мол, вы говорите очевидные вещи…

— Да. На уровне соперничества двух небольших банков это — банальность. А если речь идет о транснациональных корпорациях и отношениях между государствами, где экономические и даже военные договоренности обставлены с тайной стороны союзом спецслужб и крупного бизнеса?

Вот о чем идет речь. Почему, думаете, у нас не очень ладится с ракетой «Булава»? Думаю, потому, что самые мелкие детали для нее (их покупка) абсолютно прозрачны для американцев, они просто регулируют этот рынок в мировом масштабе и навязывают нам свои правила игры. Вот что такое сегодняшний аутсорсинг в сфере безопасности. Недооценивать его нельзя.

Можно вспомнить популярную в свое время фразу: «что хорошо для Дженерал моторс», то хорошо для Америки". В целом — верно, но далеко не всегда. Потому как у «Дженерал моторс» (это просто пример, не более), бывают интересы, ощутимо отличные от интересов государства. Вспоминается, как Роберт Гейтс, нынешний министр обороны США, а в прошлом — директор ЦРУ, в своих мемуарах сетовал, что ему трудно было ответить своему сотруднику, который заявлял: «Я готов умереть за Америку, но не собираюсь умирать за частную корпорацию»… Все изменилось в этом мире…

«СП»: — Когда произошла активизация сотрудничества разведорганов с бизнесом в США?

— В 1990-х годах. Если при Рейгане, в 1980-е годы, бюджеты ЦРУ и Агентства национальной безопасности (АНБ) достигли максимума, то эйфория победы над врагом — СССР и его союзниками — позволила поставить вопрос об урезании расходов. В начале 1990-х бюджет американской разведки был сокращен на 14% - до 28 млрд долларов. В качестве новых финансовых источников ЦРУ и другие ведомства стали рассматривать более тесное взаимодействие с бизнесом. Точнее, передачу частным фирмам информации, полученной в ходе разведдеятельности. Клинтон просто узаконил продажу информации АНБ (а это самая мощная электронная разведка в мире) частным компаниям, если это «не наносит ущерба безопасности США».

Такой союз выглядел перспективным. Для американских корпораций вопрос был тоже актуален. Разведданные позволяли им улучшить позиции на мировом рынке. Это, кстати, отвечало и национальным интересам США.

Макроэкономическая составляющая в деятельности спецслужб США до сих пор остается важнейшим приоритетом обеспечения национальной безопасности. В Стратегии национальной контрразведки (2005 год) говорится о защите экономических преимуществ США, коммерческих тайн и ноу-хау от попыток проникновения противника. В официальных документах разведсообщества США отмечается, что контрразведка среди прочего должна инициировать ужесточение законодательства в области промышленного шпионажа и «предупреждать владельцев крупных активов, включая неправительственных агентов». В ныне действующей Стратегии национальной разведки США (2009 год) прямо заявлено о необходимости оптимизации сотрудничества разведки и бизнеса в интересах безопасности США. Никогда ранее в официальных документах администрации США столь открыто не говорилось о таком союзе.

Но это — макроэкономика, которой государство, в общем-то, занималось всегда. И здесь вроде бы союз спецслужб и бизнеса выглядит вполне оправданно. А есть еще понятие «промышленный шпионаж». Это — совсем иная песня. Эта песня о том, что сотрудник разведки (например, ЦРУ) приходя утром на работу, занимается на 2/3 государственными делами, а на 1/3 — использует служебное положение в интересах нанявшей его коммерческой структуры. Это уже — коррупция. Поэтому сотрудничество спецслужб с бизнесом на макроэкономическом уровне (экономическая разведка и контрразведка) надо отличать от микроэкономического уровня, т.е. простого использования возможностей спецслужб в интересах частника, которое в США (да и у нас) является составом уголовного преступления.

«СП»: — Как это выглядит на практике?

— В «нулевые» годы особое место в обеспечении экономического превосходства США заняли финансовые группы и частные инвестиционные фонды, тесно связанные с правительством и спецслужбами. Только в 2006 году частные инвестиционные фонды США потратили на скупку активов по всему миру 400 млрд долларов. В их советах директоров — политики высшего ранга в отставке, бывшие топ-менеджеры, высокопоставленные военные, дипломаты и отставные сотрудники спецслужб. Связи с секретными ведомствами позволяют обеспечивать главное: проверку потенциального партнёра, налаживание контактов с президентами, министрами и крупными бизнесменами развитых и развивающихся стран и, соответственно, организацию конфиденциальных переговоров на любом уровне. Важнейшее условие этого — сохранение непрозрачности сделок и структуры собственности — также обеспечивается близостью к спецслужбам. Таким образом, пользуясь возможностями спецслужб, корпорации получают невиданные конкурентные преимущества.

В результате ведущее место в осуществлении американской политики сегодня играют транснациональные корпорации, базирующиеся в США, и коммерческие фирмы, созданные бывшими высокопоставленными государственными чиновниками. Например, Джорджем Бушем-старшим или бывшим министром обороны Фрэнком Карлуччи. Обеспечение американской гегемонии в мире реализуется через многомиллиардные коммерческие проекты, в которых задействованы как силы государственной разведки, так и возможности служб безопасности и финансы ТНК.

«СП»: — Почему крупным бизнесом в США руководят бывшие госслужащие?

— Государственные чиновники высшего ранга предпочитают сохранять свои связи с бизнесом. Заняв государственные посты, они начинают действовать с учетом интересов компаний, приведших их к власти. Например, бывший президент Буш-мл, его вице-президент Дик Чейни и госсекретарь К. Райс до получения высоких государственных постов занимали руководящие должности в нефтяных компаниях.

Такое взаимодействие не может происходить без участия спецслужб. Ещё во времена холодной войны была разработана и успешно применялась на практике схема, позднее описанная в книге Перкинса «Исповедь экономического убийцы». Так называемый «экономический убийца» — обычно аналитик уважаемой консалтинговой фирмы, завербованный спецслужбами, — предлагает правительству другой страны покровительство в форме кредитов для развития инфраструктуры — электростанций, шоссе, портов, аэропортов или технопарков. Его задачей является убедить, что эти кредиты позволят стране модернизировать экономику и выйти на уровень индустриально развитых государств. Несмотря на факт, что деньги возвращаются почти немедленно корпорациям, являющимся кредиторами, страна-должник обязана выплатить полностью всю сумму долга плюс проценты. Если «киллер» добился полного успеха, кредит является настолько большим, что должник вынужден объявить дефолт по своим платежам уже через несколько лет. Это может означать либо контроль над голосованием в ООН, либо размещение военных баз, или доступ к ценным ресурсам, например нефти, или к Панамскому каналу.

«СП»: — Какие компании занимаются таким бизнесом?

— Вопрос, простите меня, не слишком корректен. Несть числа таким компаниям. ТНК уже просто не могут обходиться без государственных спецслужб. Занятно, что и последние, по-видимому, не могут обходиться без сотрудничества с ТНК. Если говорить о финансовых группах, управляющих активами, а значит, имеющих возможность инвестировать куда угодно, то это, конечно, крупнейшие финансовые игроки на мировом рынке, такие, как «Карлайл». Если говорить о производящих компаниях, то активную связь со спецслужбами имеют «Юнайтед фрут компани», «Боинг», «Локхид Мартин», «Халлибёртон», многие другие. Смотрите литературу: об этом писали Перкинс, американские журналисты Дэн Брайоди, Р. Опель, Пол Зингер.

Деятельность спецслужб, направленная на обеспечение интересов частных компаний, ставит под вопрос и факт существования классической рыночной экономики. Это наносит сокрушительный удар по одному из главных механизмов рынка — конкуренции. Очевидно, что преимущество на рынке имеет тот, кто заведомо знает о конкуренте больше. А если говорить о мировой экономике, усилия по созданию свободного мирового рынка и международных рычагов для его функционирования (о чем с особой настойчивостью стали говорить страны «большой двадцатки» в условиях кризиса) при наличии активного взаимодействия государственных спецслужб с корпорациями лишаются смысла. Но Америка и впредь намерена играть ключевую роль в мире, оставаться державой, интересы которой простираются на все регионы планеты. Поэтому наивно думать, что США вдруг откажутся от столь эффективного инструмента продвижения своих интересов.

Как действует разведка на службе американских компаний

1993 год. По указанию президента Клинтона АНБ и ФБР осуществляли прослушивание отеля в Сиэтле, где проходила конференция АТЭС, чтобы получить информацию по будущим контрактам на строительство ТЭС и ГЭС во Вьетнаме. Как выяснилось, эта информация поступала напрямую к высшему руководству компаний, принимавших участие в тендерном отборе и одновременно являвшихся спонсорами Демократической партии США.

1993 год. С целью предотвратить повторение истории 1970-х, когда японские малолитражки наводнили американский автомобильный рынок и подорвали американскую автомобильную промышленность, президент Клинтон поручил ЦРУ следить за передовыми разработками японских автомобильных концернов. Информацию полагалось передать большой тройке американского автопрома: корпорациям «Форд», «Дженерал моторс» и «Крайслер».

1994 год. Чтобы получить контракт на 6 млрд долл. с национальной авиакомпанией Саудовской Аравии, было задействовано АНБ. Посредством телекоммуникационных спутников осуществлялись перехват факсов и прослушивание телефонных звонков, были выявлены случаи взяток, полученных от европейского консорциума «Эйрбас» правительством Саудовской Аравии. Информация была предоставлена американским корпорациям «Боинг» и «Макдоннелл-Дуглас». Деятельность АНБ помогла последней получить этот контракт.

1994 год. В борьбу за контракт на 1,4 млрд долл. под проект по мониторингу тропических лесов в районе бассейна Амазонки в Бразилии были подключены силы ЦРУ, АНБ и министерства торговли. Слежка за переговорами между компанией «Томсон-Алкатель» (Франция) и бразильской стороной установила факт получения взятки бразильской отборочной комиссией. Эти данные были переданы корпорации «Рэйтион», что и помогло ей выиграть тендер.

Список высокопоставленных лиц, которые работали или инвестировали в «Карлайл»

Джеймс Бейкер III, госсекретарь США при Дж. Буше-ст., член администрации Р. Рейгана и Дж Буша-мл., старший советник «Карлайл» с 1993 по 2005 г.

Джордж Буш-старший, бывший президент США, старший консультант азиатского консультативного совета «Карлайл» с апреля 1998 по октябрь 2003 г.

Джордж Уокер Буш-младший, бывший президент США. С 1990 г. — член совета директоров в «Катерэйр», который он сменил в 1992 г. на пост губернатора штата Техас.

Фрэнк Карлуччи, министр обороны США с 1987 по 1989 г. Председатель «Карлайл» с 1989 по 2005 г., ныне почетный председатель

Ричард Дарман, глава Административно-бюджетного управления Белого дома при Дж. Буше-ст., старший консультант и управляющий «Карлайл груп» с 1993 г. по настоящее время

Алан Готлиб, бывший посол Канады в США, член консультативного совета «Карлайл»

Артур Левит, председатель комиссии по ценным бумагам и биржам при Клинтоне, старший консультант «Карлайл» с 2001 г. по настоящее время

Мак Макларти, старший консультант «Карлайл» (с 2003 г.), глава аппарата сотрудников Белого дома с 1993 по 1994 г.

Рэндел Кварлс, заместитель министра финансов США при президенте Дж. Буше-ст., ныне один из управляющих «Карлайл»

Колин Пауэлл, госсекретарь в первой администрация Дж. Буша-мл.

Каспар Вейнбергер, бывший министр обороны

Джордж Сорос, финансовый спекулянт, миллиардер

Элис Олбрайт, дочь бывшего госсекретаря Мадлен Олбрайт

Уильям Кеннард, бывший глава Федеральной комиссии связи

Норманн Пилстин, главный редактор журнала «Тайм» с 1995 по 2005 г.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня