18+
понедельник, 5 декабря
Политика

Ходорковский попросился на волю

Экс-глава ЮКОСа подал прошение на УДО

  
36

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, получившие по 13 лет колонии, попросились на свободу. Экс-глава ЮКОСа и экс-руководитель МЕНАТЕПа подали ходатайство об условно-досрочном освобождении (УДО) в Преображенский суд Москвы (по месту заключения — СИЗО «Матросская Тишина»). Подача УДО не означает признания вины, а формальные шансы на освобождение Ходорковского и Лебедева есть, так как у них нет непогашенных взысканий.

Ходорковский объяснил в ходатайстве, что вмененные ему статьи «предусматривают такую возможность после отбытия половины срока» (УДО «по половинке»). «Из назначенных 13 лет я отбыл более 7,5. Свою вину я не признаю, поскольку продолжаю оспаривать вынесенное судебное решение», — пишет Ходорковский. Предприниматель добавил, что ущерб, обоснованность которого он оспаривает, он, тем не менее, погашает в меру возможностей зарабатывать в месте отбывания наказания.

Платон Лебедев в своем ходатайстве заметил, что уже отбыл на полтора года больше, чем половина назначенного срока. Ничего о признании или непризнании вины Лебедев сообщать не стал, а просто заявил: «Считаю, что далее я не нуждаюсь в дальнейшем отбывании наказания, доказательства чего будут представлены непосредственно в суд».

Пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева подтвердила, что ходатайства Ходорковского-Лебедева поступили в Преображенский суд, однако дата рассмотрения пока не назначена. «Суд примет решение о назначении ходатайства к рассмотрению в соответствии с нормами уголовно-процессуального кодекса РФ», — объяснила Усачева. В свою очередь, пресс-секретарь Преображенского суда Лолита Дарчиева заявила, что тянуть с рассмотрением ходатайств суд не станет: «Срок на назначение заседания не ограничен, но это будет разумный период времени».

Выпустят ли Ходорковского и Лебедева на свободу, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, есть шансы, что Ходорковского выпустят?

— Я боюсь сглазить. Мне кажется, ситуация с Ходорковским поменялась базовым образом, поэтому шансы есть.

«СП»: — Базовым — это как?

— Краткосрочные пряники, которые принесла процедура изъятия ЮКОСа и посадка Ходорковского-Лебедева, закончились. Пряники съедены, началась эпоха долгосрочных минусов.

Первый минус — репутационные издержки российской власти, как внутри страны, так и за рубежом. Второй — снижение качества инвестиционного климата. Глава Центробанка Сергей Игнатьев, например, говорит об удивительно высоком оттоке капитала за границу. Третий минус — нарастание угрозы чисто материальных потерь для государства. Бывшие акционеры ЮКОСа подают в европейские суды иски по незаконному отъему собственности. Если иски поддержат, РФ мало не покажется: речь идет о десятках миллиардов долларов компенсации.

«СП»: — А какие были плюсы?

— Отъем собственности ЮКОСа и передел ее между участниками «Байкал Финанс Групп». Плюс краткосрочный пропагандистский эффект: Ходорковского посадили, порядок навели — теперь людям стало лучше жить. Ведь нам говорили, что из денег Ходорковского будут выплачены пенсии.

Сейчас это уже не работает, краткосрочный эффект кончился. Ходорковский сидит, а жить лучше не становится, да и пенсии по-прежнему отстают от роста цен. В итоге, создается ощущение, что с Ходорковским нас обманули. Тем более, за эти долгие годы у общества — как бы оно не относилось к Ходорковскому — появилось ясное ощущение, что в деле есть политическая составляющая. Что это не чисто налоговое, воровское дело. Практически все понимают, что Ходорковского преследуют по мотивам личным и политическим.

«СП»: — То есть, от пребывания Ходорковского в заключении теперь одни неприятности?

— Элиты — в широком смысле слова — понимают, что из этой ямы надо выбираться. Долгосрочные минусы с приближением выборов радости никому не доставляют.

«СП»: — И кто будет осуществлять этот выход из ямы?

— Понятно, Путин выпустить Ходорковского не может. Ведь он в мачистской, жесткой манере рассказывал про мозги в гараже, про руки по локоть в крови. Он не может демонстрировать податливость: в системе ценностей Путина это резко снижает его популярность среди граждан, которые сохранили к нему интерес. Соответственно, элиты — согласованно с Путиным или нет — ищут альтернативный выход из ситуации.

В свою очередь, Медведев — согласовано с Путиным или нет — ясно дает понять, что у него другая позиция по Ходорковскому. Можно вспомнить, что и в середине мая, во время своей большой пресс-конференции, Медведев сказал, отвечая на вопрос журналиста, что выход на свободу Ходорковского «абсолютно ничем не опасен» для общества. Поэтому шансы, мне кажется есть.

Другое мнение

Алексей Бинецкий, адвокат, доктор политических наук:

— С формальной точки зрения, Ходорковский и Лебедев поступили абсолютно правильно — у них есть право обратиться за УДО после того, как был снижен срок наказания. Как будет себя вести в данном случае администрация УФСИН и Преображенский суд — предсказать сложно. Сегодня суды не являются свободными, а администрация УФСИН уж точно не является источником справедливости. Скорее всего, все действия будут согласовываться с кураторами из Кремля.

По закону, Ходорковский и Лебедев имеют 100% шансы по получение УДО. Они не являются социально-опасными агрессивными преступниками. Но обращает на себя внимание другое: ЕСПЧ не признал решения российских судов политически мотивированными. Это свидетельствует о том, что западная элита и Фемида в ситуации с Ходорковским заняли политизированную позицию.

С одной стороны, арест Ходорковского был удобным поводом разговаривать с Кремлем на повышенных тонах. С другой — никаких интересов у Запада для накручивания ситуации с Медведевым и Путиным сегодня нет. Поэтому судьба Ходорковского, к сожалению, решается не в правовом поле, а в закрытых кабинетах. И даже, видимо, людьми, которых никто в публичном поле никогда не слышал.

«СП»: — И как вы оцениваете шансы, что они отпустят Ходорковского?

— В нынешней ситуации — как нулевые.

Россия должна экс-главе ЮКОСа 24 543 евро

Европейский суд по правам человека отказался признать дело Ходорковского политически мотивированным, говорится в коммюнике ЕСПЧ. При этом в Страсбургском суде подчеркнули, что арест и содержание Ходорковского под стражей были осуществлены с процессуальными нарушениями: содержание под стражей до окончания расследования и судебного разбирательства было чрезмерно продолжительным, а условия содержания вызвали массу вопросов.

В итоге, суд решил взыскать с России 10 тысяч евро в качестве компенсации Ходорковскому. Кроме того, Россия обязана покрыть судебные издержки и всевозможные расходы, связанные с рассмотрением дела, в размере 14,5 тысяч евро, говорится в решении Страсбургского суда.

Борец с олигархами: Свободу Ходорковскому!

Бывший замгенпрокурора Владимир Колесников, во времена правления Владимира Путина считавшийся одним из ведущих «ястребов» компании по «равноудалению» крупного бизнеса от власти, заявил, что суд может условно-досрочно освободить экс-совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

«Если суд примет решение об освобождении, я бы не возражал, я бы приветствовал такое решение суда», — сказал «Интерфаксу» Колесников. По его словам, оба фигуранта уже понесли заслуженное наказание. «Всем все понятно», — добавил экс-замгенпрокурора.

При этом Колесников заявил, что часть руководства ЮКОСа замешана в тяжких преступлениях. «Если не 100%, то некоторые в руководстве компании в крови», — отметил замгенпрокурора. По его словам, один из совладельцев ЮКОСа Леонид Невзлин, находящийся сейчас в Израиле, замешан именно в таких делах.

Из досье «СП»

Возможность попросить об УДО появилась у Ходорковского и Лебедева после того, как на прошлой неделе Мосгорсуд снизил срок наказания обоим с 14 до 13 лет лишения свободы. Поскольку срок по двум приговорам — первому Мещанского суда и второму приговору Хамовнического суда — исчисляется с 2003 года путем частичного сложения сроков, то получилось, что более половины наказания предприниматели уже отсидели. В случае истечения полного срока осужденные должны выйти на свободу в 2016 году.

Ходорковский уже пытался добиться условно-досрочного освобождения три года назад, еще сидя в колонии Краснокаменска, а затем в СИЗО Читы. Лебедев тогда обращаться с такой просьбой не стал. Суд в итоге отказал Ходорковскому, мотивируя это тем, что подсудимый не признал вины и «не раскаялся в совершении преступлений». Кроме того, администрация колонии вынесла экс-главе ЮКОСа несколько взысканий, но не сделала ни одного поощрения, на что особо упирала в суде прокуратура (у Ходорковского тогда было шесть взысканий, три из которых отменил суд, и два были погашены за сроком давности).

С момента рассмотрения того дела об УДО правовая ситуация изменилась. Во-первых, еще в 2009 году Конституционный суд постановил, что для УДО не требуется деятельное раскаяние. Нужны лишь положительная характеристика личности со стороны администрации исправительного учреждения и примерное поведение заключенного. Во-вторых, ни у Ходорковского, ни у Лебедева сейчас нет непогашенных взысканий.

Фото: «© Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня