Политика

Модернизации России мешают инвалиды, безработные, бедные и крестьяне

Разработчики «Стратегии-2020» забраковали 71% россиян

  
7912

71% населения России не нужны государству и мешают модернизации. Они не владеют английским, имеют отличный от западного тип поведения и лишены возможности участвовать в инновационном процессе. Об этом заявил руководитель экспертной группы № 5 (отвечает за инновации) разработчиков «Стратегии-2020», первый проректор Высшей школы экономики Леонид Гохберг.

Как пояснил господин Гохберг, росту на основе инноваций препятствует то обстоятельство, что российская наука по своей структуре до сих пор является советской: во всех развитых странах львиная доля инноваций рождается в стенах предприятий (в США — 72,6%, в Японии — 78,5%), у нас же 88,2% инноваций приходятся на НИИ.

Вдобавок на шее модернизации тяжелым камнем висят 39,7 миллионов инвалидов, свыше 5 миллионов безработных, 18,5 миллионов людей с доходами ниже прожиточного минимума и еще 37,6 миллионов человек сельского населения. Все они, по словам руководителей группы, «имеют консервативный тип поведения по сравнению с Западом, лишены возможности участвовать в инновационном процессе и, к тому же, при этом не владеют английским языком». Леонид Гохберг даже воскликнул в сердцах: «Я не понимаю, как эти люди до сих пор еще могут существовать без английского в условиях растущих вызовов?!» Чтобы пенсионерам и инвалидам было легче существовать, уже намечен ряд мер «по вовлечению этих категорий населения в инновационные процессы». В первую очередь, их обучат английскому.

Как считают разработчики «Стратегии-2020», нам «надо или раскрываться полностью перед мировой экономикой или полностью закрываться, как было во времена СССР. Иначе не устоим». В момент раскрытия к нам хлынут западные товары, но это даже хорошо, уверил господин Гохберг. Предприятия, занимающие «уютную» нишу, при этом закроются, но и это тоже хорошо — «не будет больше российских локомотивов, которые на порядок хуже импортных». Кроме того, господин Гохберг призвал давать деньги на инновации не тем, кто строит самолеты, а тем, кто делает детское пюре — детей у нас в стране больше, чем пассажиров, а это значит, что детское питание всегда будет давать больший рост по сравнению с самолетами.

Почему разработчикам «Ситратегии-2020» не повезло с народом, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, прав Гохберг, что с таким народом, как наш, инновационной каши не сваришь?

— Слова господина Гохберга выглядят, как дурной пример бюрократического менталитета. Наши чиновники всегда жаловались, что с народом не повезло. Так нам говорили про милицию — мол, какой народ, такая и милиция. Так же господин Сергей Иванов говорил про армию — дескать, сейчас солдаты такого низкого качества, что в войсках просто не может не быть дедовщины. Теперь выясняется, что народ не годится для инноваций.

Это, в лучшем случае, самообман. Надеяться, что инвалиды или сельские жители будут привлечены к созданию инноваций — мягко говоря, самообольщение. В XXI веке на коленке инновацию не создашь. Инновации рождаются в специфических учреждениях, узких как географически, так и социально. Например, на Западе — в Силиконовой долине, у нас — в советское время — в наукоградах.

«СП»: — Наукограды и НИИ у нас есть — и что толку?

— Нужна еще среда, которая предъявляет на инновации спрос. Вот ее в России нет. У нас человек с хорошей инновационной идеей не знает, куда ткнуться.

На Западе развита инфраструктура «стартапов», есть венчурное финансирование. В Штатах еще в эпоху Рональда Рейгана авторам инноваций дали «зеленый свет». Если автор делал открытие, работая в университетских лабораториях, фактически за государственные деньги, ему позволяли на льготных условиях создать частную фирму, реализующие на практике найденные идеи. В результате, в США буквально в течение нескольких лет возник инновационный сектор стоимостью в десятки миллиардов долларов — буквально на пустом месте.

«СП»: — А у нас?

— В конце 1990-х мои знакомые физики занимались проблемами использования лазера в жидких средах. Одно из очевидных применений этих технологий — лазерная хирургия на глазном яблоке: глаз практически полностью состоит из воды. К несчастью, они не смогли продать свои идеи в России. У потребителей в российской провинции не было возможности купить технологию и простроить центры по лазерной хирургии. Зато на Западе владельцы глазных клиник по достоинству оценили удобства метода, и купили его за вполне приличные деньги. Таких примеров — масса.

«СП»: — Вы хотите сказать, что с идеями у нас и сейчас — порядок?

— Наши НИИ по-прежнему рождают идеи, но они не находят реального спроса. И по щелчку пальцев его не создашь, на это уйдут годы. Нужны, например, гарантии прав на интеллектуальную собственность, льготы на развитие инновационного бизнеса. Российский же изобретатель гол и бос. Даже если он подкует блоху, как Левша, но не поднимется на уровень царя-батюшки, никто не предъявит спроса на его талант.

«СП»: — Почему господин Гохберг про спрос на инновации не говорит?

— Гораздо проще обвинить народ в том, что он отсталый, плохо образованный, и не умеет говорить по-английски. Хотя, даже если бы наши инвалиды умели говорить по-английски, вряд ли они у нас на коленках, в кустарной мастерской, изобрели взрывную технологию. Нужны лаборатории, то же венчурное финансирование, когда бизнес готов вкладывать деньги в исследования с риском получить результат в двух случаях из десяти.

Разговоры о том, что народ плохой, мне напоминают ситуацию 1941 года. По воспоминаниям Никиты Хрущева, в первые месяцы войны Иосиф Сталин произнес: «Вот говорят, у русского народа смекалка — где она, эта смекалка в этой войне?!» Хрущев пишет, что не помнит, ответил ли он вождю, и что можно было ответить на такие слова. В 1941-м оружия не хватало, фашисты наступали, а товарищ Сталин предъявлял претензии русскому народу — мол, у него смекалки не хватает создать на коленке средства обороны.

Интересный подход, вы не находите? Но так устроена человеческая психика: легче обвинить народ, и сказать, что раз нет смекалки — придется бросать его под танки без оружия. Примерно то же слышится сегодня в словах господина Гохберга. Что сказать на них? Только одно: с народом начальству снова сильно не повезло.

Другое мнение

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

—  «Стратегия-2020» — стратегия социально-экономического развития России — исходит из посыла, что РФ не является европейской страной, и главной ее проблемой является население, не готовое к реформам и модернизации. Гохберг не сказал ничего нового. Фундаментальные установки разработчиков стратегии — Владимира Мау и Ярослава Кузьминова — озвучивались и раньше, Леонид Гохберг лишь заострил некоторые углы.

«Стратегия-2020» говорит о том, что после президентских выборов-2012 настанет очередной период непопулярных реформ. Россию реформаторы рассматривают как страну Третьего мира, которой не под силу социальная система европейского образца и европейского уровня. Кстати, для подобных реформ отлично сгодятся менеджеры типа Михаила Прохорова. Даже если его мечтам о премьерстве не суждено сбыться, не исключаю, что «Правое дело», в случае прохождения в парламент в декабре, делегирует нескольких своих сторонников в кабмин нового образца.

Такой сценарий отвечает приоритетам и Дмитрия Медведева, и Владимира Путина. В этом смысле, совершенно все равно, кто из них станет президентом — блок непопулярных реформ будет реализовываться при любом из них. В прежние годы лидеры опасались социальной нестабильности, теперь таких опасений нет. Новый президентский срок составляет шесть лет, а этого вполне достаточно, чтобы воплотить в жизнь самые радикальные решения.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня