18+
воскресенье, 4 декабря
Политика

Педофил расколол силовиков

СК, прокуратура и полиция Благовещенска заинтересованы «заткнуть» маму изнасилованной 7-летней девочки?

  
266

В Амурской области Следственный комитет и Генпрокуратуру «поссорил» педофил, изнасиловавший семилетнюю девочку. Поводом для скандала стала провальная работа сотрудников обоих ведомств. Сначала прокуроры двух инстанций Благовещенска отказались принять заявления от матери изнасилованной девочки. Потом дело было заведено в конкурирующем СК, но следователь отпустил задержанного преступника. В ответ жители Благовещенска попытались линчевать освобожденного насильника, и на защиту педофила встал ОМОН.

Бунт в Благовещенске превратил «добрососедскую» конкуренцию Следственного комитета и прокуратуры в скандал федерального значения. В минувшую пятницу следователи Благовещенска возбудили уголовное дело по статье «Халатность» в отношении двух работников МВД Амурской области. 23 июля были задержаны старший оперативный дежурный отдела милиции № 3 «Благовещенское» Валентин Овчинников и начальник отдел Николай Лапердин. Затем была начата доследственная проверка в отношении сотрудников городской и областной прокуратуры, которые отказались принимать заявление от матери семилетней девочки.

Однако спустя несколько часов после задержания сотрудники милиции были освобождены из ИВС по требования прокуратуры, а затем суд отклонил ходатайство об их аресте. Проверка в отношении прокуроров областного и городского управлений также не дала пока результата. В ответ прокуратура потребовала инициировать уголовное дело против благовещенского следователя СК, который дал указание отпустить педофила. По последней информации, следователь Юрий Кукаев был уволен органов СК «за нарушение присяги следователя».

«Попытка обвинить следователя в том, что он отпустил подозреваемого в педофилии — это лишь попытка свалить все с больной головы на здоровую», — попытался оправдаться старший помощник руководителя Следственного управления СК РФ по Амурской области Алексей Лубинский. В ответ с отповедью СК выступил генпрокурор РФ Юрий Чайка. По его словам, действия сотрудников СК были «сплошным пиаром, а не работой».

Что стоит за дрязгами между СК и Генпрокуратурой, рассуждает источник «Свободной прессы» в Генпрокуратуре РФ, в свое время имевший дело с расследованием изнасилований в Москве.

«СП»: — Скандал между прокуратурой и СК — это проявление конкуренции, нормальная ситуация?

— Нет. Конкуренция между Генпрокуратурой и Следственным комитетом — это в принципе не нормально: у них совершенно разные функции. Это как если бы конкурировали чайник с тостером. Следственный комитет — расследует, прокуратура занимается надзором за законностью. Они — око государево, и его руки. Око с руками не конкурирует.

«СП»: — Но Следственный комитет выделили из Генпрокуратуры для конкуренции, разве нет?

— Прокуратуру разделили, чтобы ослабить силовую структуру, которая имела серьезное влияние. И конкурировала в этом влиянии, в частности, с ФСБ. Эту структуру нужно было ослабить, и ее последовательно ослаблял Владимир Владимирович Путин — начиная с дела Юрия Скуратова. Просто никаким Путиным и Медведевым не нужен сильный прокурор, который в один прекрасный момент скажет: «Возбуждай уголовное дело на этого, этого, и вот этого!» И что тогда с ним, с генпрокурором, делать — непонятно, потому что по закону он так может поступить. Вопрос только в том, чтобы у него хватило духу и возможностей, чтобы была своя структура и связи.

Словом, разделение прокуратуры и СК — это ослабление структуры, а вовсе не создание работоспособных инструментов.

«СП»: — Как можно оценить действия сотрудников правоохранительных органах в Благовещенске?

— Что-то определенное можно говорить, только зная, какие первые следственные действия проводились. В частности, производился ли выезд на осмотр места происшествия — это главное. Если не производился — это чистой воды недоработка следствия. Это значит, ленивый следователь не захотел расследовать изнасилование, потому что, скорее всего, имел установку не принимать такие заявления.

Когда я работал в одной из оперативных правоохранительных структур в центре Москвы, наш зампрокурора говорил: «Запомните, на вашей территории изнасилований нет!» И все, изнасилований не было — практически никогда. И в Благовещенске, думаю, то же самое: по изнасилованиям дела никто возбуждать не любит.

Но есть одно «но» — речь идет о педофилии. Поэтому следователь должен был в любом случае провести необходимые мероприятия — независимо оттого, есть или нет доказательства на педофила. Он должен был сделать осмотр места происшествия и собрать следы: сперму, презерватив, орудия связывания, если таковые были. Дальше — освидетельствовать ребенка — если его душили, должны остаться следы на коже. Потом опросить мать, и, в любом случае, самого педофила: вызвать его, допросить, а потом уже решать — чего и как.

Не факт, что были основания мужчину сразу арестовывать. Допустим, если следов нет — допустим, он все аккуратно сделал. А у матери, допустим, есть какой-то корыстный мотив — личное знакомство, например. Что, если мать врет — бывает же такое?! Но если бы следователь нашел какие-то документальные подтверждения, в частности, на осмотре места происшествия (как правило, следы находят) — то, конечно, он должен был педофила сразу арестовать.

«СП»: — Почему не арестовал?

— Скорее всего, следователь на осмотр не ездил. Милиционеры и прокурорские пинали это заявление, и допинали до Кремля. Это говорит, что работа по изнасилованиям и педофилам ведется из рук вон плохо, а политика в отношении принятия к производству заявлений по таким категориям дел — порочная. Она направлена на отказ принимать заявление в любом случае, независимо от содержания обращения. Это — базовая тенденция.

«СП»: — Тенденция обернулась тем, что люди вышли мочить маньяка…

— Это говорит о том, что государство теряет свое присутствие на территории. Если государство не в состоянии обеспечить безопасность и наказать преступников уже по таким делам, а занимается Бог знает чем — непонятно, существует ли это государство? Или просто государством называет себя какой-то сброд в погонах.

Я, кстати, думаю, что отчасти взаимные нападки СК и Генпрокуратуры спровоцированы. Именно в интересах ослабления целостной прокурорской структуры другим силовым структурам (в частности, ФСБ и МВД) выгодно, чтобы они воевали друг с другом. Я не удивился бы, если бы узнал, что по заказу коллег из других ведомств Генпрокуратура и СК возбуждают уголовные дела на своих сотрудников. Управление, которое подписывает такие приказы, одно (у Генпрокуратуры и СК), и не удивлюсь, если по самым скандальным делам будут стоять подписи одного человека, от которого тянется связь к Кремлю.

«СП»: — Что в этой ситуации разборок наверху делать матери девочки? На нее может оказываться давление со стороны правоохранительных органов?

— На мать пострадавшей девочки могут давить все — начиная от следствия. Чтобы прикрыть свои ошибки и «косяки», чтобы забрала заявление. Обычно этим занимаются менты, но в данном случае все, кто «накосячил» в этом деле с подписями под приказами, заинтересованы, чтобы маму заткнуть. Не говоря о том, что в этом заинтересован сам педофил. Он, правда, сидит, но у него наверняка есть друзья-знакомые.

Маме надо занимать оборонительную позицию, нанимать хорошего адвоката, и добивать противников. Нужно воспользоваться тем, что дело вышло на федеральный уровень, и грамотный адвокат сможет оповещать общественность о ходе борьбы с педофилами.

Мнения экспертов

Алексей Бинецкий, адвокат:

— Во всем мире — и в России тоже — гражданин имеет право обращаться в судебные, правоохранительные, прокурорские органы для защиты своих законных прав и интересов. Эти органы не должны рассуждать, это его мнимый интерес, или реальный. Они должны принять заявление. Это первое и самое гнусное в этом деле.

Матери девушки я бы советовал обратиться к столичным адвокатам, и обязательно — к уполномоченному при президенте по правам ребенка Павлу Астахову. Наконец, я бы посоветовал написать заявление в МВД с просьбой обеспечить ей и дочке личную безопасность — в том числе, от давления со стороны работников правоохранительной системы. Мать и девочка должны быть взяты государством под охрану.

Владимир Овчинский, экс-советник председателя Конституционного суда, генерал-майор милиции в отставке:

— Работники полиции, прокуратуры, следователи Благовещенска укрыли особо тяжкое преступление, когда не приняли заявление об особо тяжком преступлении против ребенка. Против всех этих лиц должны быть возбуждены уголовное дела. Я считаю, необходимо с позором уволить из правоохранительных органов начальника ГУВД Благовещенска, прокурора города, а также руководителя регионального СК. Все они виновны в том, что фактически способствовали социальным волнениям в городе. Это единственное решение из всех возможных. Действия этих людей саботируют политику президента Дмитрия Медведева, который требует ужесточения борьбы с педофилами, реагирования на все факты таких преступлений. В этой ситуации — изуродован ребенок, причинен тяжкий вред здоровью — не может быть оправданий подонкам в погонах полиции, прокуратуры и Следственного комитета.

Из досье «СП»

В прошлый вторник в Благовещенске некий мужчина тридцати восьми лет, подошел к игравшим во дворе дома девочкам семи и шести лет и позвал на речку. Дети его знали, поэтому согласились пойти с ним. Мужчина, опознанный впоследствии как Алексей Ж., увел одну из девочек в укромное место, где изнасиловал едва не придушив. От асфиксии у ребенка лопнули сосуды в глазах.

В последовавшие за насилием дни мать пострадавшей девочки пыталась подать заявление о преступлении сначала в городскую, а, затем в областную прокуратуру. Однако ее заявления не были зарегистрированы, в надзорном органе дело не завели.

Тогда мать обратилась в региональной управления Следственного комитета РФ, где заявление было принято и расследование инициировано. Даже подозреваемого вычислили и задержали. Однако его очень быстро выпустили из ИВС…

Реакция местных жителей оказалась неожиданной для правоохранителей. Около 200 благовещенцев попытались линчевать педофила. Горожане попытались штурмовать жилище преступника, но на защиту педофила встал ОМОН. В ночь с четверга на пятницу полицейские более шести часов держали оборону у дома подозреваемого. Спасли преступника от жителей следователи, которые вывезли Алексея Ж. из квартиры, переодев в милицейскую форму.

На верхнем фото: Генеральный прокурор России Юрий Чайка (слева) и председатель Следственного комитета при прокуратуре России Александр Бастрыкин (справа)

Источники фото: «Сергей Киселев/Коммерсантъ», ТК «Альфа-канал», vesti.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня