18+
воскресенье, 11 декабря
Политика

Медведев сдает Сирию вслед за Ливией?

Россия внезапно изменила позицию по резолюции ООН против Дамаска

  
41

Россия может поддержать резолюцию ООН по Сирии. Об этом в Нью-Йорке объявил представитель России в ООН Виталий Чуркин. «Если Совет Безопасности действительно един и ему нужно найти путь, чтобы остановить насилие в Сирии, то тогда мы можем найти общую позицию, — заявил господин Чуркин. — Главное — не отходить от целей прекратить насилие и начать политический процесс, который приведет к реформам и ситуации, которая бы устроила сирийский народ».

Важно работать быстро, не допустив при этом ошибок, чтобы «сигнал Совбеза ООН был ясным», пояснил Чуркин. «Если у нас будет хороший текст, то резолюция может быть принята быстро. Если у нас будут проблемы, то мы будем продолжать работать», — сказал российский полпред.

Здесь уместно напомнить, что именно Россия в течение нескольких месяцев блокирования принятия резолюции ООН по Сирии. Буквально накануне российские дипломаты настаивали, что не поддержат введение санкций против режима Башара Асада. За несколько часов до выступления Чуркина Россия поддерживала только призыв к немедленному прекращению насилия, но не введение санкций в любом объеме. МИД Франции уже назвал блокирование Россией принятия резолюции «скандальным».

Проект резолюции, утверждают источники, сейчас рассматривается членами Совбеза в неофициальном формате. Россия при этом представила свой проект документа, он более мягкий, чем предложенный Великобританией, Францией, Германией и Португалией. Европейский проект содержит требование «немедленного прекращения насилия», но санкции могут вступить в силу, только если жесткое подавление войсками оппозиционных выступлений не прекратится. Речь, в частности, идет о введении эмбарго ЕС на сирийскую нефть. Российский вариант санкций не предусматривает вообще.

Напомним, что 23 сентября серьезные санкции против Сирии уже ввел Евросоюз. Пакет санкций предполагает запрет инвестиций в сирийскую экономику европейским юрлицам, отказ сирийским компаниям в предоставлении кредитов и запрет доставки в страну напечатанных в Европе сирийских фунтов. Ранее, 2 сентября, Европа отказалась от сирийской нефти.

Что стоит за поворотом на 180 градусов российской позиции в отношении Сирии, рассуждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«СП»: — Евгений Янович, почему мы больше не защищаем Асада?

— Башара Асада никто сейчас не будет защищать. Он является своего рода жертвой ирано-саудовского противостояния. Чем это кончится, мы не знаем. Оппозиция в Сирии не лучше Асада — скорее, даже хуже. Оппозиция разрознена, у нее нет никакой единой цели, кроме как убрать Асада. И как только уберут, оппозиционеры немедленно перегрызутся между собой. Там есть радикально-светские люди, есть курдские и бедуинские националисты, есть суннитские радикалы, включая самых тяжелых, шиитские радикалы. Алавиты и христиане, в данном случае, будут мишенью для всех — про остатки евреев я даже не говорю.

«СП»: — Чем это закончится?

— Будет новый Ирак. Ситуация усугубляется тем, что на территории Сирии находятся около 1,5 миллионов иракских беженцев и 400 тысяч палестинских, 200 тысяч из которых размещены в лагерях. И уж кого-кого, а палестинцев будут резать все — как это произошло в Ираке после Саддама. Просто потому, что их никто не любит, и даже борьба за свободу народа Палестины кончается вырезанием палестинцев внутри собственной страны, чтобы в очередной раз притравить их против Израиля. Словом, это очень тяжелая ситуация.

«СП»: — Почему Россия несколько месяцев держалась за резолюцию?

— Кто и как командует этим процессом, является ли это императивом Лаврова, или он получил руководящие указания от кого-то из членов тандема — большой вопрос. По идее, в данном случае он должен получить указания от Медведева. Кстати, подобные решения очень характерны для Дмитрия Анатольевича. Он вообще резкий на поворотах человек: сегодня твиттер, завтра часовые пояса, послезавтра Кудрин «пшел вон», — чисто медведевский стиль. Но Медведев ли принимал решение по резолюции — надо проверять. Я думаю, изначально была выбрана некая линия поведения, но теперь мы будем колебаться вместе с курсом партии.

А почему держались за резолюцию — тоже понятно: в Ливии все пошло не так, как нам хотелось…

«СП»: — А что пошло не так?

— В ситуации с Ливией была идея, что вот принимается резолюция Совбеза ООН — и над страной устанавливается бесполетная зона. В итоге, вместо резолюции было реализовано участие в гражданской войне с интервенцией. Причем, уже и Каддафи свергли, а участие в гражданской войне все продолжается. Мы так не договаривались!

Я уже не говорю о наших деньгах, которые в Ливии утонули. И уж если мы своим участием в резолюции открыли дорогу безобразию в Ливии, для блезира следовало позвать Россию и сказать: ребята, вот ваши деньги. Или так: вот ваша доля, отрабатывайте на нефтянке. Вместо этого на нас смотрят прозрачными глазами и говорят: ну, ладно, вы идите, а мы тут порешаем… Для чего вы просили, чтобы мы присоединились к резолюции?! Действуйте тогда, как в Ираке — без всяких резолюций…

«СП»: — А нынешняя резолюция даст старт свержению Асада?

— Да, и наше участие в ней также предполагало размен. Если же мы резолюцию поддержим, но потеряем в Сирии все — тогда мы идиоты.

«СП»: — Много мы можем потерять в Сирии?

— Объемы будут примерно такими же, как в Ливии — несколько миллиардов долларов, даже не десятков миллиардов. Мы ведь уже списали советские долги — и Ливии, и Сирии. Поэтому все, что могли, мы там уже потеряли. Но в новейшие времена в Ливии мы утопили еще 4 млрд долларов. Сейчас столько же, вероятно, потеряем в Сирии.

Другое мнение

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России:

— Разгадка перемены позиций по резолюции проходит не по внешнеполитической, а по внутриполитической линии. На мой взгляд, это связано с предвыборным процессом в России. Многие думают, после того, как кандидатом в президенты от «Единой России» был определен Владимир Путин, интрига тандема закончилось. Я считаю, это поспешная точка зрения: интрига по-настоящему только начинает раскручиваться.

Да, ситуация с определением официальных позиций Медведева и Путина как будто поставила точки над «i». В действительности, серьезная подковерная борьба началась именно после этого определения. На мой взгляд, с этим связан скандальный уход Кудрина, который явно считается путинской фигурой. Удар по Сирии, исходящий от официальной делегации России в ООН — тоже акт подковерной борьбы против Путина, который несомненно поддерживает нынешний режим в Дамаске.

Таким образом, Путин ставится в чрезвычайно неудобное положение. Как вы помните, именно Путин выступал против позиций Кремля по вопросу Каддафи, и говорил о «крестовых походах». Тогда между президентом и премьером возникла перепалка. Многие не восприняли ее всерьез, но на деле это был серьезный момент и серьезные расхождения.

Дело в том, что и Путин, и Медведев завязаны на разные властные кланы в высшем эшелоне международной политики. Интересы кланов разные. Все, что происходило в России после 1991 года — было линией демократов: Чубайса, Гайдара, Семьи. Все они были связаны определенными обязательствами, поскольку приватизация в России шла под эгидой клана Клинтонов.

Путин первым резко поменял лагеря. В 2001 году он, воспользовавшись терактом 11 сентября, перешел на сторону республиканцев. Это значит, он завязался на фигуры, которые присягнули Бушу и его новому мировому порядку. Путин шел последующие восемь лет при поддержке республиканцев — дистанцировавшись от Семьи и предыдущих обязательств. Но на этом пути Путин попал в ловушку.

Сейчас в мире новый тренд, в связи с приходом к власти Барака Обамы. Не случайно Хиллари Клинтон передана Обаме по наследству. Это значит, при Обаме сохранилась преемственность порядка, который Путин предал. И порядок предательства ему не простит.

Медведев, напротив, присягнул новому порядку — он завязан непосредственно на Обаму. Поэтому расхождения по Ливии, и сейчас удар по Сирии, связаны с подковерной борьбой по распределению ролей в России — борьбой, которая будет только усиливаться. Поэтому, я считаю, будут нарастать события — причем, не во внутренней политике России, а во внешнеполитической сфере. Думаю, к Новому году возможна вспышка военных действий на Кавказе, в Центральной Азии — в которые, я не исключаю, Россия будет вовлечена.

Пока это удар по Путину через слив режима Асада. В этой игре фигуры одного цвета играют разную роль — Мубарак произраильскую, Асад антиизраильскую — но все образуют систему балансов, выстроенную при Буше-старшем, и значительно укрепленную при Буше-младшем. Теперь эти фигуры защищаются, и удар по ним — это одновременно удар по тем, кто принадлежит к клану Буша. А потому не исключаю, что при нынешнем раскладе и сам Путин будет рассматриваться со временем как Мубарак-2 или Каддафи-2.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня