18+
четверг, 8 декабря
Политика

Страна бесконечного застоя

«Брежневщиной» болеет не только власть, но и оппозиция

  
20

Объявив своего шефа Владимира Путина «хорошим Брежневым», пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков немного превысил свои полномочия. Сам Путин хотел бы, чтобы его сравнивали с Рузвельтом или Де Голлем — политиками, которые многократно выигрывали выборы (и выиграли, в числе прочих, Вторую Мировую войну). Однако это сравнение — точнее, и уж точно ближе большинству россиян, родившихся именно при Леониде Ильиче.

Леонид Ильич Брежнев возглавлял страну с 1964-го по 1982-й год, то есть 18 лет. Самым младшим, родившимся при нём, сейчас 29. Все, кто старше — если и не помнят его живым, то захватили «дух эпохи» бесконечного застоя. Кстати, согласно соцопросам, к этому времени россияне относятся положительно: 75% респондентов среднего возраста оценивают «застой» положительно, также считает 20% молодёжи.

Поэтому для власти использование ностальгии по тем временам более чем естественно. Именно так легче всего объяснить людям, почему она решила стать несменяемой.

Но этим занимается не только власть. И не она первая. Если посмотреть на российскую оппозицию, то мы увидим ту же самую картину — основные партии возглавляются людьми с «брежневским» стажем. И, очевидно, они совершенно не собираются никуда уходить и никому уступать своё место.

Отчасти эта консервация естественна: большая часть лидеров появилась в политике в период наибольшей свободы, до 1996-го года. Остальные уже выращивались искусственно, при частичном (а потом и полном) государственном контроле в основных средствах массовой информации. Представить себе сейчас появление из ниоткуда нового Жириновского или Зюганова невозможно — для этого его часами надо показывать в прайм-тайм на «Первом» и «России» (не реже, чем показывают Путина и Медведева).

Но политика — вещь социальная, и все законы социума невозможно отменить даже в Кремле. Кроме того, есть законы биологии, над которыми «кукловодство страны» уж точно не властно.

И если первое поколение российских политиков пришло в это пространство в период 1991—1994 года, то следующее поколение должно подрасти аккурат через 20 лет, к 2011−2014 году. То есть — прямо сейчас.

«Свободная пресса» решила опросить тех, кто следил за политической жизнью лидеров и их партий: была ли там борьба за место под солнцем? И почему она не увенчалась успехом?

«Яблоко»

Начать следует именно с этой организации. Несмотря на её нынешнее скромное влияние, именно партия Явлинского дала больше всего молодых лидеров, которым не нашлось места в рамках организации.

В 1993-м году Григорий Явлинский был всего лишь одним из лидеров избирательного блока «Явлинский-Болдырев-Лукин». Однако скоро он стал практически единоличным лидером в этой организации с почти анекдотичной склонностью к размежеванию с коллегами по демократическому движению.

В 2008 году Явлинский «уходит из политики», передав своё место Сергею Митрохину. Как говорят недоброжелатели — сделал тот же финт, как и Путин, уступивший своё место Медведеву. И в 2011 году Явлинский триумфально вернулся — как это планирует сделать Путин. Впрочем, это пристрастная оценка.

«Это не совсем так», — считает политолог Владимир Прибыловский. — «Власти у Митрохина внутри „Яблока“ было гораздо больше, чем у Медведева в государстве. Как раз ситуацию Явлинский-Митрохин можно с большим основанием называть „тандемом“, дуумвиратом. Григорий Алексеевич сознательно воспитывал преемника, младшего партнёра. И действительно передал многие полномочия Митрохину. То, что Явлинский якобы „отошёл“ от политики — чепуха, ни от чего он не отходил. Всё это время он занимался тем, что добывал деньги для партии. А кто контролирует кошелёк — тот и правит. И когда возникали спорные вопросы, мнение Явлинского оставалось решающим».

Решающим оставалось мнение Явлинского и в череде бесконечных «уходов» и исключений из «Яблока». Одним из альтернативных лидеров организации одно время считался глава Санкт-Петербургского отделения Максим Резник. Московским партийцам не понравилась его самостоятельность — он вступил в движение «Солидарность» и получил там пост члена Бюро федерального политсовета. Ему поставили выбор — или-или. Он выбрал «Яблоко», и расстался со своими амбициями.

Другой молодой лидер, молодёжный яблочник Илья Яшин, оказался в схожей ситуации — но выбрал вместо «Яблока» «Солидарность». Его исключили. «Но там сложнее — от него и хотели избавиться», — добавляет Владимир Прибыловский.

Один из самых популярных выходцев из «Яблока», Алексей Навальный, был исключён за «националистические взгляды» и сопредседательство в движении «Народ», созданном, а потом брошенном политологом Станиславом Белковским.

Ещё одна «лишенка», к которой «Яблоко» по-прежнему относится с нескрываемой ревностью — Оксана Дмитриева. Её исключили за то, что в 1998 году она ушла в правительство Сергея Кириенко — на пост министра труда и социального развития РФ. «Однако, Игоря Артемьева (с 2004-го — руководитель Федеральной антимонопольной службы, „СП“) при этом не выгоняют», — напоминает Владимир Прибыловский.

Можно сделать вывод — если люди уходят «налево», значит, они не могут реализоваться в своей организации. Вопрос — что и кто им мешает?

ЛДПР

Эта партия — полная противоположность «Яблоку». Она как раз бедна на лидеров. Вождь у неё один — Владимир Вольфович Жириновский. Свой пост он занимает с 1990-го года, он самый старый партийный лидер в России. Руководство фракцией на короткое время «передоверял» своему сыну Игорю Лебедеву, то есть, получается, рассматривает партию как семейный бизнес.

«ЛДПР можно назвать бизнес-проектом, где политический лидер — он же директор предприятия и держатель всех акций. Если его будут свергать, он просто лишит партию всего недвижимого имущества. Раньше лично на Жириновского были записаны все региональные офисы — десятки, почти сотня квартир по всей стране. Сейчас формально они ему не принадлежат, но не думаю, что он утратил контроль над этим имуществом», — говорит Владимир Прибыловский.

«Партия Жириновского изначально строилась как личный проект одного человека. Если в КПРФ раньше были другие люди, то в ЛДПР таких людей не было никогда. Как только появлялся намёк на какую-то конкуренцию — Александр Венгеровский там на что-то намекал, потом был Алексей Митрофанов. Митрофанов не гигант, но что-то из себя представляет — поэтому и был зачищен», — вспоминает Анатолий Баранов, главный редактор сайта ФОРУМ.мск.

КПРФ

Левый сектор пережил бурный рост в 90-е, и все 2000-е постепенно сокращался. Если раньше в России был почти десяток левых партий, то к приходу к власти Путина всем бывшим лидерам пришлось либо влиться в КПРФ, либо навсегда исчезнуть из политики.

Впрочем, войдя в КПРФ, они не стали влиятельными партократами — что значит бывший лидер Аграрной партии Николай Харитонов? Или глава РКРП-РПК Виктор Тюлькин?

Однако свои интриги и попытки сместить лидера были в КПРФ. «Во-первых, уходил Геннадий Селезнёв, пытался устроить переворот Геннадий Семигин», — перечисляет Владимир Прибыловский.

В КПРФ были лидеры и помоложе, например, Илья Пономарёв. Он ушёл в «Справедливую Россию». «Его „съела“ группа Никитина-Кашина, объявив его „неотроцкистом“», — говорит Владимир Прибыловский.

Со скандалом уходил и Анатолий Баранов журналист, владелец самого популярного левого сайта Форум-мск. Сейчас он состоит в незарегистрированной партии «Родина. Здравый смысл», и очень жёстко оценивает перспективы обновления своей бывшей партии:

«Получилась обратная селекция — Зюганов на фоне своего окружения выглядит титаном, тяжеловесом.

Есть люди помоложе Зюганова, которые сидят и ждут — вот, они получат его наследство, пусть не сейчас, а через 5−10 лет. Партии нет: есть бренд, есть пакет документов из Минюста — то есть это акционерное общество", — считает журналист.

Другой перспективный лидер левого фланга — Сергей Удальцов. Он никогда не был в КПРФ — один раз баллотировался от неё в Мосгордуму. Мнение Сергея насчёт политического лидерства узнать не удалось — на момент написания статьи он как раз в очередной раз попал на 10 дней за решётку. За политическую акцию.

«Справедливая Россия»

Как ни странно, но эта партия за свою относительно короткую историю вырастила несколько молодых политиков, которые уходить из организации вроде бы никуда не собираются. Напротив, «СР» пытается привлечь к себе сколь-либо яркие фигуры. Но это не всегда удаётся — скажем, Кремль запретил «эсерам» брать в список скандально известного борца с наркоторговцами Евгения Ройзмана и писателя Сергея Шаргунова (недавно на Ройзмане обжёгся ещё один кремлёвский конструкт — «Правое дело»).

Да и главу «эсеров» Сергея Миронова не назовёшь «брежневым». Хотя общеизвестно, что ему эту партию «назначили» — Кремль пытался сконструировать «вторую ногу» из обломков «Родины» и нескольких мелких партий. И под относительно слабым лидеров выросло несколько перспективных фигур, которых вождь пока «съедать» не собирается.

Во-первых, это уже упоминавшаяся бывшая яблочница Оксана Дмитриева. Сейчас она возглавляет список «СР» на выборах в Госдуму. «Она бы там вполне могла выиграть честные губернаторские выборы», — считает Владимир Прибыловский.

Там же — Олег Шеин, оппозиционный политик номер один в Астраханской области. «Он скорее использует „СР“, внедрившись туда», — говорит политолог.

Ещё один значительный персонаж — Дмитрий Гудков, Гудков-младший — один из самых молодых перспективных политиков. «У него уникальное положение — у него папа один из „дедов“. Случай „у маршала свои внуки“. Вполне можно рассматривать ситуацию, в которой СР эволюционирует в сторону социал-демократии и оппозиции, но для этого им действительно нужно избавиться от Миронова. Теоретически, его могут подвинуть», — заключает Владимир Прибыловский.

Кто виноват?

Впрочем, из «брежневской теории» есть и исключения. Ирина Хакамада добровольно отказалась от подобного статуса. Ей ничего не мешало до сих пор входить в оппозиционную элиту — занимая в рейтинге популярности место где-то между Борисом Немцовым и Григорием Явлинским. Однако она нашла в себе силы сказать «нет», и уйти в бизнес.

«Сегодня все 6 партий прямо или косвенно контролируются Кремлём. Я не хочу играть по этим клеточкам. Наигралась. Если, например, Явлинскому это нравится, он готов идти на негласные договорённости — это его проблемы и его партии. Прохоров вон вошёл, и надолго его не хватило. Он думал, что может пожать руку в Кремле, и дальше делать то, что хочешь. Нельзя.

Я это всё уже прошла. СПС был в конструктивных и позитивных отношениях с властью, и при этом изображал оппозицию. Чем всё это кончилось для СПС? Провалом в 2003-м году. Ни то, ни сё. Я профессионал, я точно знаю, что сломаю свою личность, потому что бесконечно буду идти на компромиссы. Вопрос — ради чего? Представлять 10 человек в парламенте и так пытаться изменить страну? Лучше я буду писать колонки, книги, вести мастер-классы — влиять на мозги нового поколения. Разводить брежневщину ещё и в оппозиции — нельзя!", — говорит Ирина Хакамада.

«На самом делен новое поколение пришло», — говорит Анатолий Баранов. — «Но пока те места, которое оно должно занять, оккупировано старым. Властям это удобно, они подыгрывают привычным фигурам.

Новому поколению приходится биться башкой в закрытую дверь. Сейчас идёт соревнование между башкой и властью — что крепче. И в данном процессе власти и «старички» действуют не просто заодно, они представляют одно целое. Легальные политические партии, существующие за счёт бюджета, являются частью этой системы. Они сидят несменяемо в парламенте по 15−20 лет. Многие успели состариться за это время".

Однако, не всё объясняется злой волей власти и нежеланием политиков поколения «освободить дорогу, считает Ирина Хакамада.

«Объективно — любая власть, захватив посты, пытается удержать их вечно. Это нормально и для демократических стран, и для авторитарных. Никто не стремиться побыстрее всё сделать и уйти, это противоречит природе власти.

Если сваливать вину, то, конечно, в этом виноваты и демократы 90-х: они сделали всё, чтобы россияне увидели институты демократии незавершёнными, на полпути уничтоженными, и разочаровались. Виноват сам народ, который очень быстро отказывается от своих свобод, и готов разменивать их на текущее потребление".

«Но надежды на эволюцию нет, — заключает Анатолий Баранов. — На самом деле перспективных политиков огромное количество. Но дверь, повторяю, закрыта, и припёрта с той стороны старыми толстыми дядьками, которые своего не отдадут. Ещё и вашего прихватят».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня