18+
пятница, 9 декабря
Политика

Косовские сербы просятся в Россию

Но Путин вряд ли повторит поступок Петра Великого

  
494

Российское посольство в Сербии в понедельник вечером обнародовало обращение нескольких тысяч сербов с просьбой предоставить им российское гражданство. В петиции, адресованной Госдуме РФ, около 21 тысячи сербов, живущих в Косово и Метохии и притесняемых «законными владельцами» края — мусульманами-косоварами, просят парламент России содействовать в получении ими гражданства России.

Основным мотивом просьбы в документе названа защита их безопасности, рассказал журналистам советник российского посольства в Сербии Олег Булдаков. Часть жителей Косова уже вынуждена была бежать на юг собственно Сербии, опасаясь начала этнических чисток.

Учитывая, что реальное решение по этой потенциально громкой акции будет принимать самое высшее руководство РФ — скорее всего, сам нынешний премьер и вероятный будущий президент Владимир Путин — обращение косовских сербов нельзя не рассматривать как потенциальное начало отличной пиар-истории. Ведь Путин, удовлетвори он ходатайство косовских беженцев, последовал бы примеру одного из славнейших российских государей - Петра I, привлекшего на российскую службу несколько сотен сербов, как национально и религиозно близких европейцев и одобрившего беспрепятственную их иммиграцию.


О том, что побудило косовских сербов именно сейчас обратиться за помощью к России, в интервью «СП» рассуждает Олег Бондаренко, замгендиректора Института международной интеграции:

— Именно этим летом ситуация в Косово вокруг сербских анклавов весьма обострилась, сербам приходится в буквальном смысле идти на баррикады. Дело в том, что в июле этого года контрольно-пропускные и таможенные пункты на границе Сербии и Косова были заменены: международных миротворцев из миссии К4 сменили представители косовских властей.

«СП»: — Какие именно проблемы появились из-за этого у косовских сербов?

— Надо понимать, что косовары-пограничники между Сербией и Косово — это прямая гибель для населения сербских анклавов на севере региона. Сербы Косова находятся под необычайным экономическим прессингом, фактически — в блокаде со стороны албанцев. И если сегодня это только экономическое давление, то завтра может дойти и до большего. Для сербов сообщение с «большой» Сербией — это важнейший вопрос, от него зависит, жить им или умирать. Ведь север Косова — а только там и осталось сейчас сербское большинство, в других частях Косова сербов вырезали или выдавили — снабжается сейчас, в основном, из Сербии, причем помощь идет не столько на государственном, сколько на частном уровне. Через границу идет всё — от мобильной связи до питания и медикаментов.

Международные наблюдатели, между тем, не столько смягчают, сколько обостряют ситуацию. Например, министр иностранных дел Великобритании недавно отметил, что наличие сербских анклавов в Косово препятствует вступлению Сербии в ЕС. Так что, возможно, власти Сербии снова бросят соплеменников в беде из-за возможности вскоре стать кандидатом в члены ЕС…

«СП»: — Сейчас в Евросоюзе масштабный кризис. Возможно, с ним и связано обострение в Сербии?

— Нет, думаю, никак не связано. Напротив, у европейцев сейчас стало меньше возможностей интересоваться ситуацией в Сербии и управлять ей. Хотя многие политики по-прежнему считают это важным. Например, министр иностранных дел ФРГ Гвидо Вестервелле регулярно посещает Белград, он обозначает, что Западные Балканы — так называют регион в ЕС — остаются зоной преимущественного интереса Германии.

«СП»: — Почему косовские сербы обратились именно к России? Примет ли их наша страна?

— В Россию — потому что больше бежать им не к кому. Примет ли их Россия — нужно спрашивать у российского посольства.

«СП»: — Были ли в недавней истории подобные прецеденты?

— Один из главных прецедентов — Южная Осетия, жители которой тоже попросили у России защиты от притеснений со стороны Грузии. И такую защиту получили.

«СП»: — Иными словами, на Балканах возможно повторение «войны 8.8.8»?

— Конечно, нет — сегодня Россия не пойдет воевать на Балканах, мы просто не чувствуем достаточно сил для этого. Но вот сами сербы бороться будут, и поэтому Балканы остаются пороховой бочкой Европы.


Впрочем, не только военная операция, но и простое предоставление гражданства сербам — не так вероятно, как может показаться, полагают некоторые аналитики. Например, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов напоминает: за все последние годы Россия не знала ни одной успешной программы по возврату (и интеграции в гражданство РФ) соотечественников.

«Учитывая политику по отношению к „совсем своим“ — то есть к русским, оказавшимся за пределами России в результате распада Союза — я не преисполнен особой надежды на прием в РФ сербов Косова, — отметил Ремизов. — С чего бы им иметь приоритет над русскими, которые бежали из зон конфликтов, годами мыкались, пытаясь получить гражданство, и до сих пор не имеют четкого правового статуса? Власти России не дали им ничего, кроме громких заявлений».

Так что, хотя сербы — это исторически дружественный, близкий культурно и религиозно к России народ, рассчитывать на отзывчивость российского правительства довольно сложно, констатирует Ремизов. «Российская поддержка в таких случаях слаба и ущербна, — говорит аналитик. — А всё дело в том, что российское государство не имеет инструментов, чтобы отличать своих от врагов — хотя бы по этническим и культурным признакам».

С другой стороны, история с возможным спасением косовских сербов от притеснения косоварами — потенциально красивая и может дать России возможность уколоть своих традиционных партнеров и конкурентов из ЕС и США. Ведь при их попустительстве происходит то, что происходит в Косово. А значит, Россия все-таки может оказать какую-то помощь «братьям-славянам» — хотя в каком именно виде и размере, пока неясно, говорит Ремизов.


Если в результате принятого по обращению решения косовские сербы все-таки получат российское гражданство, это будет продолжением почтенной традиции, восходящей к временам Петра Первого, в армии которого сербские военные (около 500 человек) служили еще во времена Прусского похода. Тогда сербских военных — они были подданными «римского кесаря», то есть Австро-Венгерской империи — расквартировали в Нежине, Чернигове, Полтаве и Переяславле.

Законные основания для жизни в России сербы получили в 1715 году по указу Петра «об отводе земель молдавским, волошким и сербским офицерам и солдатам для поселения в Киевской и Азовской губерниях и выдаче им жалованья» — тогда им воспользовалось 157 сербов, остальные вернулись в Австро-Венгрию. Обещая наделить землей сербских офицеров, Петр призывал их привлечь в Россию и других своих соотечественников. Призыву вняли несколько сотен семей сербов и черногорцев.

Известно, например, что семья Н.В. Никшича, брата воеводы И.В. Никшича, была взята в плен турками, а его имение турки разорили из-за его участия в антитурецком восстании в 1711 г. под руководством полковника М. Милорадовича. В связи с этим в 1715 г. Н.В. Никшич переселился в Россию, где в 1721 г. Петр І дал ему разрешение на жительство, и повелел выдать ему деревню и определить его «сотником на убылом месте в Малой России». Таким образом, Россия начала проводить политику заселения южных районов для обеспечения защиты страны от татаро-турецких нашествий.

Сербы на военной службе были нужны, как видим, России для заселения малолюдных земель Малороссии. Ради этого иммигрантам предоставлялся целый ряд привилегий: сохранение чина, который они имели в австрийской армии; повышение в чин полковника, если они приведут целый полк; выдача земли на поселение и пропитание, если они переедут семьями и т. д. В результате такой политики к 1725 году сербов на русской службе было уже несколько тысяч.

Идея Петра І о формировании сербского гусарского полка была подтверждена Указом Екатерины І от 1726 г., а Указом Петра ІІ от 18 мая 1727 г. «сербская военная команда» была переименована в «Сербский гусарский полк». Указом Высшего тайного совета в мае того же года Военная коллегия обязалась решить вопрос о поселении сербов в Белгородской губернии. Однако на практике, в 30-е годы ХVІІІв. не существовало определенного места для поселения, так как полк почти непрерывно находился в действующей армии.

В дальнейшем Россия еще несколько раз призывала к себе сербов для службы в одноименном полку — это было уже в 1730-х годах. Для этого российские императоры получали особое согласие от своих австро-венгерских августейших коллег. В 1751 году Елизавета Петровна издала указ, гласивший, что «сколько бы из сербского народа в Российскую Империю перейти не пожелало, все они как единоверные, в службу и подданство приняты будут». Сербы селились, в том числе, и казачьими слободами на Дону, образуя новую пограничную линию от Усть-Самары до Бахмута, названную «Славяно-Сербией». Важнейшим результатом сербского переселения стало освоение новых территорий, а набеги крымских татар значительно сократились.

Автономию сербов в Российской империи пресекла Екатерина II, интегрировавшая эти образования в Новороссийскую губернию. Далее до самого конца Российской империи сербы пребывали в статусе дружественного и родственного народа, а защита их интересов была одной из главных официальных причин русско-турецкой войны 1877 — 78 годов, как и участия России в Первой Мировой войне, окончившегося для империи трагически.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня