18+
суббота, 10 декабря
Политика

Выборы 4 декабря осложнили Путину жизнь

Если ВВП не предложит позитивной программы, в марте он победит с унизительным результатом

  
32

Известный экономист, президент компании экспертного консультирования «НЕОКОН» Михаил Хазин, обнародовал «краткие заметки» по поводу прошедших выборов 4 декабря. «Писать о нарушениях, реальных результатах и так далее, я не буду. Тут много найдется желающих. Мне бы хотелось отметить несколько других моментов, может быть не таких броских, но более стратегических и долгосрочных по последствиям», — отмечает экономист.

«Заметки» Хазина укладываются в несколько тезисов:

— все партии, участвующие в выборах, призывали улучшить и облагородить модель экономики, которая у нас развивалась последние 10 лет;

— суть модели — Россия встраивается в мировое разделение труда как сырьевой придаток, а полученные сырьевые доходы делятся внутри страны по некоторым пропорциям. Чем «левее» партия, тем больше она готова отдать народу;

— люди готовы жить и в рамках модели, однако она требует минимального уровня ресурсов и механизма обратной связи элиты с обществом;

— проблема в экономическом кризисе, нет денег для поддержания жизненного уровня населения, а внутри элиты «пряников не хватает на всех». Элита должна сократиться за счет внутренних разборок. Давление общества ускорит процесс. Если элита окажется сплоченной в отстаивании привилегий, давление «снизу» ее снесет, как в октябре 1917-го.

— партии «не видят» этого кризиса, они готовы критиковать «режим», но не готовы критиковать «систему». Их экономические соображения не предполагают изменения в экономике страны и описания места страны в мире. Нет образа будущего;

— поскольку картины будущего нет ни у одной партии, они не смогли воспользоваться ситуацией. Оппозиция улучшила свои результаты, и только, а требуется прорыв;

— власть понимает, что современная бюрократическая структура управления государством не в состоянии перестроиться. Всю это надстройку придется сносить, альтернатива — снос всей элиты.

—  без «образа будущего» работа по замене аппарата управления бессмысленна, перестройка управляющего аппарата должна проходить именно под эту картину.

Другими словами, кризис прижал элиту к стенке, и ей придется напрячься и предложить план реальной перестройки страны. Партии ей в этом — не помощники, как и бюрократия, которую нужно отправить в отставку. Иначе призрак революции снова начнет бродить по бескрайним расейским просторам.

Что на самом деле ждет российскую элиту, рассуждает ведущий эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров.

«СП»: — Николай Владимирович, насколько справедливы выкладки господина Хазина?

— Справедливы, наверное, но носят очень общий характер. Каждая национальная элита ищет и находит (или не находит) свой вариант решения проблем, о которых говорит Михаил Хазин. Что касается российской ситуации, я бы не рассматривал «Единую Россию» как партию элиты, а остальные парии — как ее оппонентов.

Одна из тактик элиты как раз заключается в том, чтобы вовремя отбросить неудобную политическую конструкцию, если она не выполняет функций, которые перед ней элита ставит. «Единая Россия» — прекрасный пример такой конструкции. Это отнюдь не какая-то сильная политическая партия, которая может, пройдя через трудности, сохранить ядро, и так далее. «ЕдРо» — это оболочка, которую использовала элита для решения одной из своих задач — обеспечение контроля со стороны власти над властью представительной.

Можно вспомнить, что до «Единой России» такую роль играли другие партии. Поскольку они существовали в ситуации не роста, а упадка экономики, то были одноразовые: они возникали, но к следующим выборам их приходилось менять, поскольку их популярность падала. И новая партия выполняла задачу, с которой переставала справляться партия предыдущая. В этом смысле можно говорить, что в конструкции перераспределяются оси, но она как выполняла, так и выполняет свою роль.

Но сейчас, на мой взгляд, вопрос не в том, что элита с помощью политических партий решает свои проблемы. Вопрос, что решая свои проблемы, элита резко ослабила связь — и прямую, и обратную — с гражданами. Результат этого ослабления и сказался на результатах голосования 4 декабря.

Эти связи должны быть усилены и укреплены. Поэтому мы, безусловно, увидим изменение политической системы в эту сторону, и усложнение этой системы, которая была уж очень примитивна все последнее время. У элиты были деньги, и казалось, зачем политические партии, если людям можно просто повысить пенсии и зарплаты?! Они с радостью проголосуют за лидера и ту политическую силу, которую он им укажет и объявит ответственной за эти решения (по зарплатам и пенсиям). И все, не надо морочиться. Сейчас ситуация другая. Мы столкнулись с тем, что была продемонстрирована малая эффективность действующей политической системы.

«СП»: — Элита действительно должна ужаться, поскольку «пряников не хватает на всех»?

— В конечном счете, это тоже вопрос качества политической системы. Негативная черта нашей системы — в отношении элиты это наиболее заметно — что групповые и корпоративные интересы зачастую доминируют над интересами общесистемными. Нет механизма проведения системного интереса и его доминирования, если он входит в конфликт с групповым. Но такой механизм вырабатывается. Я в этом смысле позитивно смотрю на последствия выборов 4 декабря. Это как пример, как создается механизм приведения к общему знаменателю крайне разнородных интересов элиты.

Механизм только-только начинает появляться. Причем, в нашей политической системе, которая до сих пор донельзя примитивна, имеется много резервов для усложнения. Этого резерва нет у многих более развитых политических систем. Мне кажется, решение проблем, о которых говорит Хазин, возможно путем изменения конфигурации политической системы и повышением ее эффективности.

«СП»: — Сейчас от «Единой России» отвернулось много людей, а партия доминирует в парламенте. В этой ситуации, считает Глеб Павловский, власти придется закручивать гайки, чтобы выполнять решения, проведенные через парламент. Это так?

— Исход выборов 4 декабря демонстрирует способность политической верхушки принимать решения сообразно обстоятельствам. В нынешней ситуации, когда партия власти пошла резко вниз, я не вижу возможности для такой консолидации элиты, которая бы позволила жестко применять ей силовой ресурс, идти в сторону авторитаризма.

Для перехода к нормальной авторитарной системы от нашей полуавторитарной от элиты требуется достаточно большие самоограничения. Идти на это она совершенно не готова. Первое, чего не хватает нашей системе, если двигаться в сторону авторитаризма, — жестких механизмов обеспечения контроля над элитами и выбраковки неэффективных элит. Мне же кажется, наши элиты вполне комфортно чувствуют себя без этого.

Поэтому сейчас российская элита не может пойти на меры ужесточения в отношении граждан. Не бывает так: в самой элите нет ни жесткости, ни дисциплины, а в отношении рядовых граждан действует жесткая авторитарная система.

«СП»: — Что мы увидим в ближайшее время, будет ли резкая мобилизация административного ресурса на президентских выборах в марте?

— Выборы 4 декабря, мне кажется, должны сказаться на президентских выборах очень сильно. Они продемонстрировали, что возможности мобилизации административного ресурса исчерпаны, на них невозможно делать ставку. Урок состоявшихся выборов — что граждане, электорат, негативно оценил апеллирование к прежним успехам и достижениям, и негативно оценили партию власти — при том, что она предпринимала большие усилия по покупке лояльности, проведению популистской политики. Больше нет резерва идти в этих направлениях — ни в популизме, ни в усилении административного ресурса.

Это оставляет один выход для Путина — предложить сейчас, до мартовских выборов, позитивную программу, ради которой граждане должны за него проголосовать. А не выступать с прежних позиций: при мне вам было хорошо, и еще я за справедливость. Общие вещи больше не работают. Причем, эта задача — предложить позитивную программу — стоит и перед партиями.

Все партии, кроме «Единой России», получили 4 декабря прирост голосов. Но это было протестное голосование. На президентских выборах от лидеров оппозиции потребуется представить свои программы действий и капитализировать кредит доверия, который они получили на выборах в парламент. Но перед Путиным, повторюсь, стоит более амбициозная задача — поломать тренд, наметившийся в последнее время, и убедить граждан голосовать именно за него.

«СП»: — Если Путин по каким-то причинам не сможет предъявить такой программы, что его ждет? Как будут голосовать граждане?

— Мы видели 4 декабря, что люди негативно оценили, как с ними общается, что предлагает «Единая Россия». Люди как раз и голосовали на Зюганова, Жириновского и Миронова. Не потому, что эти лидеры очень им приятны, а потому, что им неприятна «Единая Россия».

Та же модель голосования — если Путин ничего не предложит — будет работать и на президентских выборах. Но только работать, так сказать, в квадрате. 4 декабря случилось то, что случилось. Уже сняты некоторые табу, дан старт развитию некоторых процессов, которые — если Путин не предложит противоядия — через три месяца могут привести к очень негативному для него результату.

«СП»: — Допустим, Путин реально наберет 38%. Как вы думаете, он объявит об этом, или нарисует себе 60%?

— Факт, что на парламентских выборах мы такого не увидели, демонстрирует, что власть достаточно разумна, чтобы не идти на этот риск. Риск этот иллюстрирует ситуация прошлых президентских выборов на Украине: фальсификация сверх пределов, которые система может перенести, ведет к распаду системы. Власть не хочет идти на этот риск, да и административный ресурс не безразмерен. Вы ведь должны быть уверены, что сможете противостоять скандалам, обвинениям и доказательствам, что вы пошли на большую фальсификацию. Это будет вариант Лукашенко, который фактически запирает политика. Если он весь свой ресурс израсходует, чтобы отразить обвинения в фальсификациях и удержаться у власти, то станет политическим импотентом — заложником окружения, не способным к активным действиям. Думаю, этот вариант тяжел для любого политика.

«СП»: — Выборы 4 декабря осложнили Путину жизнь?

— Конечно. Если бы «Единая Россия» показала результаты, которые давали соцопросы — 55−57%, это был бы один вариант. Путин вовремя дистанцировался от «Единой России», и такой результат не ударил бы по нему лично. Но сейчас, когда результаты можно рассматривать как резкое падение вотума доверия партии власти — это касается Путина напрямую. Проблема не в том, что у «Единой России» не будет нужного числа депутатов, чтобы проголосовать за то или иное решение. Изменилась политическая атмосфера, и нынешняя Дума будет объектом куда более пристального внимания со стороны общества. А партии, которые оппонируют «Единой России», будут иметь непропорционально большое — по отношению к числу своих мандатов — влияние на общественное мнение…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня