18+
четверг, 8 декабря
Политика

Говорит и показывает Путин

О чем будущий президент поговорил с народом в прямом эфире

  
51

Премьер Владимир Путин в десятый раз пообщался с народом в прямом эфире. Разговор получился рекордным и продолжался 4 часа 33 минуты. Беседу транслировали телеканалы «Россия-1» и «Россия-24», а также радиостанции «Маяк», «Вести FM» и «Радио России». Онлайн-трансляцию разговора вела «Лента.ру».

Вопросы премьер-министру задавали через интернет, по телефону и по СМС. Кроме того, на связь с московской студией в прямом эфире выходили жители Тюмени, Владивостока, Санкт-Петербурга, Уфы, Сочи и других городов. Всего Владимир Владимирович успел ответить на 88 вопросов. В частности, дал оценку итогам выборов в Госдуму, митингам оппозиции, а также предложил ввести ограниченную выборность губернаторов.

Какие политические последствия будет иметь «прямая линия», рассуждает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

«СП»: — Михаил Геннадьевич, Путин начал с блока вопросов по выборам. Он сказал, чтобы прекратить разговоры о фальсификациях при голосовании, надо над каждой урной повесить веб-камеру, и круглосуточно транслировать ее в интернет. Это — здравая идея?

— Жест, конечно, широкий. Но у нас еще с прошлых выборов весь интернет забит протоколами участковых избирательных комиссий, результаты которых не соответствуют тем, что в итоге посчитал ЦИК. То есть, люди проголосовали, местная избирательная комиссия посчитала, что «Единая Россия» получила, условно говоря, 600 голосов. А в официальной статистике, которая учитывается по стране, оказалось, что партия власти на этом участке получила 1000 голосов. Таких протоколов очень много.

Ну, поставит Путин видеокамеру. Она покажет, что в урну положили 900 бюллетеней. А окажется, что на этом участке — 1000 голосов за Владимира Владимировича. И что?! На мой взгляд, веб-камеры — это некоторая реакция на Болотную площадь. И хорошо, что хотя бы какая-то реакция есть.

«СП»: — Кстати, о реакции на Болотную. Путин рассказал, что когда увидел повязанные белые ленточки у митингующих, то не понял, что это такое. Ему показалось, граждане повесили контрацептивы, только зачем-то их развернули…

— Что я могу сказать? Человек давно не видел презерватива. Радоваться нужно: у него все хорошо.

«СП»: — Премьер еще припомнил эпизод с Навальным, когда тот кричал «бараны!» своим соратникам. И спросил: вы хотите такую власть, которая держит вас за скотов?

— Когда у будущего президента не остается аргументов, кроме подобных заявлений — это очень плохой сигнал для страны.

«СП»: — Он еще говорил, что молодым людям на Болотной приплатили за участие в митинге…

— Каждый судит о других по себе. На Манежной площади, на митинге в поддержку путинской «Единой России», Рогозин рассказывал про нехороших мигрантов таджикским дворникам, которых нагнали на площадь. Там, по свидетельствам в интернете, действительно, студентам платили за участие от 300 до 900 рублей. Если бы аналогичные факты выяснились по поводу Болотной, они были бы сейчас обсуждались на каждом углу.

Я думаю, Путину так приятнее и комфортнее думать. Он в принципе не может представить, что кто-то куда-то пойдет не за деньги.

«СП»: — Путин довольно много говорил о губернаторах. Для начала он сказал две разнонаправленные вещи. Первая — губернаторы не отвечают за результат «Единой России» в регионе. Вторая — там, где губернатор организовывал единороссов, провал партии надо расценивать как низкое доверие населения к главе региона, и в этом случае губернатору лучше подать в отставку…

— Думаю, он хотел сказать, что губернатор не может агитировать за «Единую Россию», хотя многие главы регионов шли «паровозами» в списках. Но вторая часть соответствует действительности, в ней есть логика. У нас большинство глав регионов — члены «Единой России». Естественно предположить, если партия власти набрала мало, люди обижены на кого-то из руководителей. Они не могут быть обижены на президента и премьера. Значит, они обижены на губернатора, он — плохой.

«СП»: — Путин сказал еще, что, возможно, будет новая схема назначения губернаторов. Все партии, которые есть в заксобраниях, будут выдвигать своего кандидата (а не только «Единая Россия», как сейчас). Потом кандидаты проходят «президентский фильтр» — президент отбирает из них подходящих. Потом эти отобранные кандидаты выставляются на тайное народное голосование в регион. А если что-то пойдет не так — этого всенародно избранного губернатора президент имеет право снять. Как это прокомментировать?

— Это — большой шаг в сторону выборов губернаторов. Это признание того, что назначение глав регионов было ошибкой, которая вызывала массовое недовольство населения, дискредитировало федеральную власть, да и самим губернаторам не давало работать по-человечески.

При этом сохранены два принципиальных рычага в руках президента. Первый — не кто угодно может выдвинуть кандидатуру, а только партия, представленная в заксобрании региона. Никаких самовыдвиженцев. Второй рычаг — президент может наложить вето, он может выбрать кандидата от «Единой России» и ему на пару — наименее популярного в регионе политика. Думаю, отчасти предлагаемый механизм объясняется тем, что в некоторых регионах «Единая Россия» не является теперь крупнейшей фракцией в заксобраниях. И если оставить, как сейчас, что кандидата в губернаторы выдвигает крупнейшая фракция, — это не будет кандидат от «Единой России».

Но, несмотря на оговорки, это шаги в правильном направлении. Право президента увольнять губернатора — тоже правильно. У нас бывали случаи, когда всенародно избранные сходили с ума, и ничего с этим было нельзя поделать.

«СП»: — Путин дал понять, что в случае победы вернет экс-главу Минфина Алексея Кудрина в правительство. Нас снова ждет кудринщина в финансовой политике? И главное: раз в правительство возвращается Кудрин, значит ли, что там не будет Медведева (уходя, Кудрин отказался работать вместе ним в одной команде)?

— Кудринщину мы увидим в любом случае. Алексей Кудрин был только исполнителем финансовой политики. Если бы кого-то из тех, кто над Кудриным, его политика не устраивала, она была бы изменена. Но заказ на такую политику остался — и потому политика Кудрина будет продолжаться, независимо от того, кто сидит на его месте.

Эта политика — принципиальный и последовательный отказ от модернизации, замораживание средств в федеральном бюджете, и вывод значительной их части за пределы страны. Кроме того, по бюджету будет резаться социалка. Урезать расходы, когда бюджет изнемогает от избытка денег — это кудринское ноу-хау. Это его визитная карточка: пусть умирают дети, но мы выведем несколько десятков миллиардов долларов за рубеж, или заморозим на счетах в федеральном бюджете.

Есть и третья составляющая — наращивание внешних займов. Предполагается примерно в полтора раза увеличить средства Фонда национального благосостояния и Резервного фонда за ближайшие три года, и одновременно наращивать внутренние и внешние займы. Внешние — по 7 млрд долларов в год — это не так много. А в рублях, внутри страны, планируется занять несколько триллионов. То есть, одновременно деньги замораживаются — вкладываются под низкий процент в иностранные ценные бумаги, и тут же берутся значительные займы. Все это будет продолжаться…

Что касается возвращения Кудрина, нужно уточнить: в правительство он возвращается, или в государственные структуры — после его отставки все думали, что он возглавит Банк России. Совсем не факт, что Кудрин будет премьером. Он может вернуться на место первого вице-премьера, что будет для него некоторым повышением, и одновременно сохранит пост министра финансов. Это будет наглядной демонстрацией, кто в доме хозяин. Будет понятно: неважно, что Медведев этого человека уволил, неважно, что Кудрин сказал, что не будет работать — все будут работать, если нужно.

«СП»: — Что все же с Медведевым, его уже слили?

— С Медведевым ситуация открытая. На съезде «Единой России» Путин не обещал, что Медведев обязательно станет премьером. Там было условное обещание: ЕСЛИ «Единая Россия» выступит хорошо, ТОГДА Медведев будет премьером.

Никто, конечно, не предполагал, что «ЕдРо» выступит плохо. Но сейчас вполне можно сказать: «Единая Россия» подкачала, а Дмитрий Анатольевич у нас — прекрасный юрист. У нас для него есть Конституционный суд или Счетная палата.

Я бы не стал говорить, что он слит. Я недавно видел Медведева по телевизору, он что-то говорил с умным видом. Насколько я могу судить, Медведев действительно категорически не хотел идти в Конституционный суд. Он хотел именно осуществить рокировочку с Путиным. Но не думаю, что это от него будет зависеть.

Хотя технически Медведев и сейчас может, будучи президентом, обеспечить высокую явку людей на проспект Сахарова 24 декабря. Может приехать туда лично и, что называется, на броне подписать приказ об отставке правительства. Но Медведев не из тех людей, которые могут так поступить. Ельцин мог, а он — нет.

«СП»: — Как вы думаете, «прямая линия» поднимет рейтинг Путина?

— Я не смотрел «линию». Забавно, но в это время я был на круглом столе «Кризис государственной пропаганды в России». Думаю, это не случайное совпадение.

Что до рейтинга — думаю, «линия» немного его повысит. Путин наверняка говорил уверенно, красиво, шутил. А народу нравится, когда с ним так разговаривают.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин:

«СП»: — Что вас больше всего заинтересовало в выступлении Путина?

— Выборность губернаторов, — да, при некоторых условиях, когда президент будет фильтром, — но если будет очень популярный человек, президенту будет трудно его исключить. Вся критика тогда будет в его адрес. Соответственно, если соберется 50 тысяч человек и скажет «Мы хотим, чтобы губернатором был Иванов», у них будет стимул не просто собираться, а для конкретной инициативы.

«СП»: — Что вы думаете о высказываниях Путина относительно прошедших выборов и последующих затем акций протеста против фальсификаций их результатов?

— Я думаю, что они были ожидаемыми. Это стремление разделить протестующих и их руководителей. Это стремление показать более лояльное отношение к протестующим и более жесткое к тем, кто это организует. Однако это разделение для той аудитории, которая идет на митинги, может быть неэффективным, потому что многие организаторы являются людьми из интернета. Их знают и не видят в них каких-то агентов Запада. Другие организаторы — это люди, просто пользующиеся каким-то моральным авторитетом. Что касается третьих, то там есть разные люди, и кто-то их уважает, кто-то нет, но когда они говорят о необходимости свободных выборов и борьбы с коррупцией, люди рассуждают так: «Запад или не Запад, но это важно для нас, граждан России». И если это важно для них, то остальные вопросы для них второстепенны.

«СП»: — В разговоре прозвучала мысль о создании министерства по делам национальностей. Это действительно нужно, учитывая остроту межнациональных проблем?

— Не уверен, потому что это может быть очередная бюрократическая структура. У нас уже было такое министерство, и оно было ликвидировано просто потому что его деятельность не привела к каким-то серьезным результатам, наоборот межнациональные отношения осложнялись.

На самом деле нужен механизм взаимоотношения на уровне гражданских обществ, а не некое министерство, которое будет писать планы, отчеты, где будет департамент толерантности, отделы по конкретным национальностям и т. д. Я думаю, что необходим просто механизм нормальных взаимоотношений внутри государства, и для этого нет необходимости создавать отдельное министерство.

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин:

«СП»: — Владимир Путин сказал, что, возможно, теперь Совет Федерации стоит формировать тайным голосованием на уровне регионов. Что вы об этом думаете?

— Относительно реформирования и принципов формирования Совета Федерации уже даже существует специальное законодательство, которое подразумевает даже выбор сенаторов из регионов. Что нового в словах Путина, я не понимаю. Он сейчас просто пережевывает то, что до этого уже озвучивалось, и более того, уже законодательно оформлено. Или он не в курсе, что вряд ли, или Сергей Миронов ввел нас в гипнотическое заблуждение, потому что этот вопрос уже, вроде бы, решен: с 2012 года Совет Федерации начинает переходить на выборный принцип.

«СП»: — Как вы прокомментируете слова Путина, что обновление кабинета министров назрело, но смена министров может вызвать такую чехарду, что ведомство полгода работать вообще не будет?

— И об этом тоже он уже говорил: когда Дмитрий Медведев выступил с тезисом большого правительства, Путин резко сказал, что не следует допускать министерской чехарды. Опять же я не вижу здесь ничего нового. Он повторил свой старый тезис лишь, возможно, творчески его развив и оставив вопрос открытым, что он готов к обсуждению персоналий новых министров. Возможно, он подал этот сигнал.

«СП»: — Каково ваше общее впечатление от выступления Путина?

Общее впечатление таково: ничего нового я не услышал, Владимир Путин собрался с народом попить чайку и показать, что он, с одной стороны, белый и пушистый, а с другой, в обиду себя не даст. Но это интересно. По сути, происходит презентация проекта «Новый Путин», о котором говорил Дмитрий Песков.

«СП»: — А каким был «старый Путин»?

— У него было несколько масок. Одну ему приклеили зарубежные СМИ, нарисовав демонического Путина. По сути его нарисовал Борис Березовский, а эти СМИ повторяют его тезисы. С другой стороны, существует стереотип, что Путин замкнулся на себе, слушает только себя и является, что называется, богатым человеком во власти. А сейчас он всячески развенчивает эти мифы и легенды.

«СП»: — Он развенчивает мифы или он действительно становится открытым и слушающим других?

— Я как человек, который анализирует Владимира Путина с 98-года, могу сказать, что он не менялся все это время. Почему он должен измениться сейчас, я не понимаю.

Так говорил Путин

Про выборы

«Главная цель — это следующие выборы, выборы Президента Российской Федерации. И вот, чтобы здесь не было вообще никаких проблем, чтобы минимизировать возможность указывать на то, что эти выборы или будущие будут нечестными либо могут быть нечестными, чтобы выбить почву из-под тех, кто хочет делегитимизировать власть в стране вообще, у меня есть предложение.

Вы знаете, в прошлом году, летом, в период пожаров, которые были в центральной России, я много ездил по регионам пострадавшим с целью помочь людям восстановить жилье. Мы приняли тогда ряд совершенно необычных решений. Ведь ни в одной стране мира ничего подобного нет, где осуществлялись бы такие программы, — просто ни одной. Мы сделали: мы быстро восстановили жилье. В том числе и благодаря тому, что я попросил установить на всех строительных площадках так называемые веб-камеры, то есть видеокамеры, которые работали в круглосуточном режиме и давали мне возможность прийти в любое время суток домой или в офис, кликнуть там мышкой и посмотреть, что происходит на площадке.

Я предлагаю и прошу Центральную избирательную комиссию установить веб-камеры на всех избирательных участках страны, их у нас 90 с лишним тысяч, на всех. И пусть они работают там круглосуточно — днем и ночью — чтобы страна видела. Вывести все в Интернет, и чтобы страна видела, что происходит возле конкретного ящика. И чтобы снять напрочь всякие фальсификации на этот счет".

«Что касается ленточек и цветных революций. В отношении цветных революций, по-моему, все ясно. Это наработанная схема дестабилизации общества. Думаю, эта схема родилась не сама по себе. Мы знаем события «оранжевой революции» в Украине. Кстати, некоторые из наших оппозиционеров в это время были и на Украине и работали официально в качестве советников тогдашнего Президента В.Ющенко. Они естественным образом переносят эту практику и на российскую почву.

Если говорить откровенно, я, когда увидел на экране что-то такое у некоторых на груди, честно вам скажу, неприлично, но, тем не менее, я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие, пардон, контрацептивы повесили. Думаю, зачем развернули только, непонятно. Но потом присмотрелся — вроде нет. Но, в принципе, первая мысль была такая, что, хорошо, борются за здоровый образ жизни".

«Вы сказали вначале, многие люди вышли на площади, на площадь в Москве, как бы демонстрируя недовольство тем, как с ними обращается власть. Но посмотрите, что с экранов видно было. Когда некоторые лидеры оппозиции, которые призвали людей на площадь, что они кричали: «Бараны, вперед!». Это что такое? Разве можно с людьми обращаться, как со скотом? И люди недовольны властью. А они что, хотят вот такой власти?

Я думаю, что людям, которые вышли на площадь, а я знаю, что там даже денежки небольшие платили студентам (и нормально, пускай платят, хоть ребята заработают немножко), но все-таки позволять унижать себя — мне кажется, это недопустимо".

Про Кудрина

Э.Мацкявичюс, ведущий: Владимир Владимирович, только что мы говорили о том, что страна успешно преодолела кризис 2008 года. Во многом, это стало возможным благодаря «подушке безопасности» в виде Стабилизационного фонда, автором идеи создания которого был Алексей Леонидович Кудрин, бывший министр финансов. Вот буквально на днях он заявил, что вторая волна кризиса уже началась, и, кстати, сказал, что единомышленниками Вы с ним не являетесь. В случае победы, Вы его позовете в свою команду обратно?

В.Путин: Вы знаете, Алексей Леонидович Кудрин никуда из моей команды не уходил. Это мой очень давний, добрый товарищ, близкий, и я даже скажу, что это мой друг.

То, что произошло в рамках Правительства, там есть много факторов (я сейчас не хочу на них останавливаться), но он далеко никуда и не ушел. Я с ним позавчера только встречался, и мы обсуждали все эти вопросы.

Его позиция по многим вопросам мне понятна. Более того, он очень многое сделал для укрепления экономики страны. Не случайно Международное экспертное сообщество дважды признавало его лучшим министром финансов мира, и я горжусь, что у меня в Правительстве работал такой человек.

Мы с ним позавчера, повторяю, встречались, говорили об экономической ситуации, о будущем. Действительно, многие вещи, некоторые, так скажем, вещи не совпадают у нас, но они не носят какого-то принципиального характера.

Про губернаторов

«В Правительстве сейчас разработан перечень критериев, которые оценивают или могут быть положены в основу оценки деятельности губернаторского корпуса, конкретно губернаторов, и там нет позиции, связанной с результатами выборов».

«Что же касается выборов, то там, где напрямую губернаторы участвовали в выборах и не добились положительного результата, все-таки это говорит об уровне поддержки или об отсутствии такой поддержки со стороны граждан, проживающих в той или другой территории. И в некоторых случаях я бы на месте руководителей регионов подумал, не подать ли Президенту прошение об отставке».

«Так вот, допустим, можно (как вариант, надо подумать над этим), чтобы все партии, которые приходят в региональный парламент путем прямого тайного голосования, предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора — руководителя региона. Вот эти предложения проходят через президентский фильтр, и он вносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения, проживающего в регионе. Вот этот шаг, мне кажется, вполне возможен и обоснован.

И, конечно, за Президентом нужно будет оставить негативный контроль, то есть право отстранения от должности в случае совершения каких-то действий, связанных с осуществлением властных полномочий губернатором".

Фото: premier.gov.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня