18+
суббота, 10 декабря
Политика

Сергей Обухов, КПРФ: «Нарышкин — ухудшенная копия Грызлова»

Возглавив нижнюю палату парламента, новый спикер заметно оробел

  
24

В Госдуме РФ — новый спикер. Кресло председателя парламента предсказуемо занял бывший глава президентской администрации Сергей Нарышкин. На первом же заседании нижней палаты VI созыва кандидатуру Нарышкина поддержали все 238 депутатов-«единороссов». 88 депутатов от КПРФ высказались против, однако это ни на что не повлияло.

Господин Нарышкин пообещал, что при нем атмосфера в российском парламенте изменится в сторону большей открытости. «Хочу подчеркнуть: парламентское большинство вовсе не означает монополию, тем более в нынешнем составе Госдумы», — сказал он. «Ее работа может быть успешной лишь при взвешенном учете мнений всех фракций Госдумы, при условии постоянного межпартийного диалога, который должен стать залогом успешной и эффективной законотворческой работы», — добавил господин Нарышкин.

В то же время новый спикер не удержался от соблазна запустить шпильку в адрес своего предшественника Бориса Грызлова. «Мое твердое убеждение в том, что, действительно, парламент — это место для самых серьезных и конкретных дискуссий», — заявил господин Нарышкин. Как известно, господин Грызлов прославился как раз афоризмом противоположного содержания: «Парламент — не место для дискуссий»

Представители оппозиционных партий уже высказались, что как к профессионалу, претензий к Нарышкину нет. Возмущение вызвал сам факт, что спикер навязан партией власти. Игорь Лебедев, сын Владимира Жириновского и один из лидеров ЛДПР, озвучил общую мысль. Четвертое лицо в государстве — спикер Госдумы — «представляет перед всеми иными органами власти и за рубежом всю палату, мнение всех ее депутатов», напомнил депутат. Однако поскольку Нарышкин избран только одной фракцией, «в любой момент, где бы и чего бы он ни сказал, мы всегда будем указывать, что это не мнение Госдумы, а мнение «Единой России», — выложил бесспорный козырь господин Лебедев.

Посты вице-спикеров делили со спором. В итоге, вице-спикерами избрали Александра Жукова от «Единой России» и Ивана Мельникова от КПРФ. Зампредами стали, в основном, единороссы — Андрей Воробьев, Олег Морозов, Сергей Неверов и Людмила Швецова. От оппозиции должности зампредов получили Николай Левичев из «Справедливой России» и Игорь Лебедев из ЛДПР.

В итоге, по сравнению с прежней конфигурацией Госдумы, число зампредов сократилось с 10 до 8. Меньше стало и комитетов — 29 против 32-х. Руководство комитетами поделили по квотам: 15 досталось «Единой России», 6 — КПРФ и по 4 — «Справедливой России» и ЛДПР.

О чем говорит новая конфигурация парламента, рассуждает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Алексей Владимирович, чем новая Дума отличается от прежней?

— Важнее всего, что оппозиционные партии считают полученные в Думе посты своим завоеванием. Это вовсе не ситуация Госдумы пятого созыва, когда счиалось, что власть раздала посты, а оппозиция должна ее долго за это благодарить. Сейчас оппозиционные партии смотрят на то, что получили, как на собственное достижение. И потому ведут себя иначе, чем раньше.

Да, у оппозиционных партий и сейчас разные приоритеты. Жириновский, например, настроен более конформистски, чем коммунисты и эсеры. Он мог бы символически проголосовать за власть — потому что голосование за Нарышкина, по сути, означало согласие с итогами выборов, причем публичное и ясное — но не стал этого делать. Проблема как раз в том, что легитимировать выборы 4 декабря не хочет никто.

Коммунисты признали выборы вообще нелегитимными, эсеры в жесткой форме опротестовали их результаты по ряду регионов. ЛДПР ведет себя мягче, но тот же Жириновский, призывая коллег по оппозиции к сдержанности, все же заявил, что «сейчас не будем раздувать конфликт, но потом мы им покажем». Это значит, Жириновский вынужден искать аргументы, чтобы объяснить мягкость и не вызвать недовольства избирателей некритичным подходом в отношении власти.

«СП»: — Какие еще видны приметы перемен?

— Еще примета новой Думы — в ходе голосований за кандидатуру спикера оппозиция голосовала друг за друга (все конкуренты Нарышкина получили при рейтинговом голосовании более 200 голосов: за Жириновского проголосовало 204 депутата (174 против), за Мельникова — 208 депутатов (16 против и 4 воздержались), за Миронова — 203 депутата (64 против и 1 воздержался), — «СП»). Понятно, коммунисту трудно проголосовать за Жириновского или Миронова, и наоборот, но в данном случае они переступили через себя. Это сигнал, что при голосовании по определенным вопросам оппозиционеры могут договориться. И, возможно, в Госдуме они будут периодически объединяться против «Единой России».

«СП»: — Распределение комитетов сильно усилило оппозицию?

— ЛДПР получила в новой Думе четыре комитета против двух прежних. Причем один комитет из этих двух прежних — комитет по делам молодежи — проходил по квоте Кремля. Его председатель Павел Тараканов был лидером движения «Вместе», и ориентировался на Кремль, а не на Жириновского. Сейчас ЛДПР получила четыре комитета и может выстраивать работу в них так, как считает нужным.

Эсеры не получили комитет по экономике, который хотели для Оксаны Дмитриевой. Зато получили политически важный, вновь созданный комитет по ЖКХ для Галины Хованской. На деле, многие избиратели эсеров голосовали, в первую очередь, за Хованскую. Теперь получается, что в виде комитета по ЖКХ эсеры получили отличный политический плацдарм, с которого могут критиковать власть.

Наконец, КПРФ получила пост первого вице-спикера для Ивана Мельникова, пост председателя комитета по обороне для адмирала Владимира Комоедова. При этом коммунисты сохранили достаточно выгодные для себя позиции. Они отмежевываются от внепарламентской демократической оппозиции — Немцова и Касьянова, — но делают это в мягкой форме, и по многим вопросам солидаризуются с митингующими на Болотной площади.

«СП»: — Это тоже новая примета времени?

— Да. Одним из принципов функционирования нашей парламентской системы до сих пор была глухая стена между оппозицией в Госдуме и так называемыми «оранжевыми».

Сейчас эта стена остается, но в ней пробиты бреши. Представители парламентской оппозиции — прежде всего, «Справедливая Россия» и Оксана Дмитриева — уже взаимодействуют с внесистемной оппозицией. КПРФ тоже осторожно идет в этом направлении. Появление брешей, на мой взгляд, важный фактор, который будет актуален на дальнейшую перспективу.

Это значит, меняются правила игры. Оппозиция чувствует себя более уверенно. Она не имеет большинства, но власти уже приходится не просто учитывать ее мнение, но и серьезно идти ей навстречу в определенных случаях. В дальнейшем, думаю, такая практика будет только расширяться.

«СП»: — Насколько далеко зайдет этот процесс?

— Это будет во многом зависеть от социально-политической ситуации в стране. Если она будет усугубляться, если начнут нарастать экономические проблемы, возможно соперничество парламентской оппозиции, которая будет радикализироваться вслед за своими сторонниками, и внепарламентской. Но я не исключаю, что по ряду вопросов они смогут договариваться, и количество брешей в стене будет увеличиваться.

«СП»: — Давайте поговорим о новом спикере. Стиль Нарышкина будет отличаться от грызловского?

— Ему придется быть более гибким. Грызлов был спикером парламента конституционного большинства, и мог позволить себе, что угодно. У Нарышкина совершенно другая ситуация. Не только потому, что арифметически выросло количество депутатов от оппозиции, и они получили дополнительные комитеты. Меняются общественные настроения, и нельзя действовать по-прежнему.

Наверное, правой рукой Нарышкина станет Александр Жуков — человек, имеющий опыт работы в парламенте третьего созыва, когда власти приходилось договариваться с левыми и либералами, когда создавались различные ситуативные коалиции. Нарышкину придется больше взаимодействовать с оппозицией, а значит — заниматься подлинной парламентской деятельностью.

«СП»: — На ваш личный взгляд, Нарышкин — это удачный выбор?

— Нарышкин — это выбор, который был реален. Кремль хочет сохранить за собой контроль над парламентом — пусть в ослабленной форме. Нарышкин в этой ситуации выглядит естественной фигурой. Ему доверяет Путин, он, как и Грызлов, «государев человек», но по отношению к нему у депутатского корпуса нет предубеждения. Неслучайно он сразу заявил, что парламент — это все-таки место для дискуссий.

Но только практика может показать, насколько удачной будет Нарышкин на посту спикера. Думаю, первые выводы мы сможет сделать уже через полгода.

Другое мнение

Сергей Обухов, депутат Госдумы, секретарь ЦК КПРФ:

— Принципиально ничего в новой Госдуме не изменилось. 238 голосов обеспечивают «Единой России» полный контроль над парламентом, и она пользуется этим не задумываясь. Оппозиция, скажем так, показала свои возможности и желание противостоять. Об этом говорит факт, что 208 депутатов проголосовало за кандидатуру Ивана Мельникова на место спикера. С другой стороны, против Нарышкина не проголосовали ни «Справедливая Росси», ни ЛДПР — только компартия.

То есть, от наших коллег по оппозиции мы слышали немало слов, какие они оппозиционные. Но голосовать против Нарышкина коллеги так и не решились.

Власть, конечно, сейчас напугана улицей. Поэтому, пока будет улица, мы каких-то уступок от нее, возможно, добьемся. Но как только улица закончится — «Единая Россия» снова станет продавливать свою линию.

Что касается впечатлений от нового спикера, Нарышкин — это ухудшенная копия Грызлова. Возможно, он пока не обтесался, но на первом заседании Нарышкин чувствовал себя очень неуверенно в новой роли. Это понятно: одно дело выступать перед подчиненными в органах исполнительной власти, и совсем другое — стоять перед депутатами, которые имеют точно такой же статус. Это требует совсем других личных качеств. Пока видно, что Нарышкин оробел…

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня