18+
четверг, 8 декабря
Политика

Путин пообещал снять Россию с нефтяной иглы

Кандидат в президенты рассказал, как нам обустроить экономику

  
222

Бог любит троицу — третья программная статья кандидата в президенты Владимира Путина «Нам нужна новая экономика» оказалась «центровой». В ней Владимир Владимирович приоткрыл, как он собирается снимать страну с нефтяной иглы и развивать экономику России.

Путин сразу оговаривает, что «иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния, — для России непозволительно», и что Россия «обязана» занять место в системе международного разделения труда «как владелица постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах».

Путин предлагает развивать следующие сектора:

— фармацевтику;

— высокотехнологичную химию;

— композитные и неметаллические материалы;

— авиационную промышленность;

— информационно-коммуникационные технологии;

— нанотехнологии;

— атомную промышленность;

— космос.

Развитие ряда отраслей главному кандидату в президенты видится через вывод на рынок госкорпораций: «Часть их будет превращена в публичные компании с последующей продажей пакетов акций. Это затронет „Ростехнологии“, „Росавтодор“, „Росатом“ в его гражданской части и ряд других госкорпораций», — пишет Путин. Тут же он ставит временные рамки процесса: «до 2016 г. снизить долю участия государства в некоторых сырьевых и завершить процесс выхода из капитала крупных несырьевых компаний, которые не относятся к естественным монополиям и оборонному комплексу».

Отдельный блок мер посвящен науке и образованию, которые должны помогать экономике «порождать инновации». Развивать науку Путин планирует так:

— для Российской академии наук должны быть утверждены десятилетние программы фундаментальных и поисковых исследований;

— в несколько раз — до 25 млрд руб. в 2018 г. — будет увеличено финансирование государственных научных фондов, поддерживающих инициативные разработки научных коллективов. Размеры грантов должны быть сопоставимыми с западными;

— частные корпорации должны приучиться к тому, что 3−5% их валового дохода должно направляться в исследования и разработки.Государство, обещает Путин, займется инфраструктурой страны. «В первую очередь — по обеспечению транспортной связанности нашей страны, по обеспечению надежной связи с регионами Сибири и Дальнего Востока. Не менее важное направление — местная дорожная сеть», — пишет господин Путин. «Освоение территории России надо начинать с земель вокруг крупных экономических центров. Расширение агломерационного радиуса наших городов в 1,5−2 раза увеличит доступную территорию в несколько раз. Это позволит полностью преодолеть ее дефицит, снизить стоимость жилых и производственных помещений на 20−30%», — уверен он.

Путин подробно разбирает, откуда взять денег на перестройку экономики. Вкладываться в высокотехнологичные активы и новые производства, по его мнению, должен и отечественный капитал, и иностранные глобальные инвесторы. Кандидат в президенты признает, что пока эти господа не горят желанием размещать капитал в России. «Деловой климат в стране, ее привлекательность для долгосрочного помещения капиталов все еще являются неудовлетворительными», — пишет Путин. И тут же «переводит стрелки» на президента Дмитрия Медведева:

«За последние несколько лет по инициативе президента Медведева мы начали целый ряд реформ, направленных на улучшение делового климата. Но заметных сдвигов пока не произошло. Мы проигрываем в конкуренции юрисдикций — работающий в России бизнес часто предпочитает регистрировать собственность и сделки за границей. И дело не в налоговом режиме — он у нас в целом конкурентоспособный — и не в отсутствии законодательства, отвечающего современным требованиям (его надо, конечно, совершенствовать, оно еще недостаточно гибко и не предоставляет всего набора инструментов для бизнеса). Главная проблема — недостаток прозрачности и подконтрольности обществу в работе представителей государства, от таможенных и налоговых служб до судебной и правоохранительной системы. Если называть вещи своими именами, речь идет о системной коррупции», — клеймит Владимир Владимирович.

Этим пассажем господин Путин фактически обвиняет господина Медведева в провале главной задачи, которую Дмитрий Анатольевич сам поставил четыре года назад — борьбе с коррупцией.

Чтобы все же побороть гидру, Путин предлагает «изменить само государство, исполнительную и судебную власть в России». Конкретно речь идет о следующих мерах:

— демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов;

— исключить из уголовного законодательства зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников;

— все экономические дела должны перейти из судов общей юрисдикции в арбитражные суды.

Владимир Владимирович обещает закрутить гайки и чиновникам и ввести налог на роскошь с 2013 года. В тексте это выглядит так:

— ввести жесткий контроль за стоимостью и качеством строительства, ценами при госзакупках, ликвидировать откаты при использовании государственных денег как на федеральном, так и на региональном уровнях;

— У нас есть резерв роста налоговых доходов по ряду направлений: дорогая недвижимость, потребление люксовых товаров, алкоголя, табака, сбор рентных платежей в тех секторах, где он пока занижен. Прежде всего — то, что называется дополнительным налогом на богатство, а точнее, на престижное потребление. Основные решения должны быть приняты уже в этом году, с тем, чтобы со следующего года владельцы дорогих домов и машин платили повышенные ставки налогов. При этом важно не увлекаться, чтобы под эти меры не попали представители среднего класса.

В конце обширной статьи господин Путин предсказуемо уверяет, что построит новую экономику России, причем довольно быстро. «Доля высокотехнологичных и интеллектуальных отраслей в ВВП должна к 2020 г. увеличиться в 1,5 раза. При этом высокотехнологичный экспорт России вырастет вдвое», — рапортует Владимир Владимирович.

Можно ли верить этим обещаниям, рассуждает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Алексей Владимирович, чего хотел добиться Путин своей новой статьей?

— Перед Путиным стоит предвыборная задача — победить в первом туре. Чтобы сделать это, нужно мобилизовать весь возможный электорат. Раз так, надо давать сигналы всем основным группам. Среднему классу и бизнесу — и сторонникам социальной справедливости, сторонникам режима — и сторонникам либерализации. Такое впечатление, что Путин своей статьей попытался всем им что-то сказать и предложить.

Например, он предлагает курс на очень постепенное и осторожное снижение роли государства в экономике. Я так понимаю, наиболее радикальные предложения по приватизации не приняты, и выбран умеренный вариант — с тем, чтобы в наиболее крупных компаниях сохранить государственное присутствие. Правда, непонятно, до какого значения предлагается снизить уровень присутствия — до контрольного пакета, или до блокирующего.

Кроме того, Путин предлагает более благоприятные условия для развития предпринимательства. Например, расширение функции арбитражных судов, которым доверяют все же больше, чем судам общей юрисдикции. Все это — предложения для бизнеса.

Сторонникам новой индустриализации Путин обещает развивать высокие технологии и перечисляет приоритетные отрасли. Широким слоям населения, которые бы хотели более справедливую экономику, адресован налог на роскошь и увеличение налоговой нагрузки на наиболее состоятельной части общества.

Если посмотреть на новую статью Путина в совокупности с другими его текстами (первая статья была обращена к среднему классу, вторая содержала ряд сигналов для сторонников ужесточения миграционной политики), мы ясно увидим, что автор охватывает максимальное число избирателей — от твердых до колеблющихся, которые на парламентских выборах не голосовали за партию власти.

Здесь любопытно, что Путин оппонирует оппозиции, и в то же время пытается перехватить ее наиболее популярные лозунги — например, введение налога на роскошь.

«СП»: — Насколько верны предлагаемые меры?

— Главная проблема Путина — это не правильность мер по развитию экономики, а доверие избирателей. Многие россияне не доверяют власти. Они видели, например, как законодательно снижали административные барьеры для предпринимательства, а на практике эти барьеры только росли. Разрыв между волей государства, выраженной в законодательных актах, и реальной ситуации в экономике — огромный. Отсюда, кстати, вытекает проблема коррупции, которая оборачивается крахом многих правильных идей.

«СП»: — Но Путин предлагает и собственный рецепт борьбы с коррупцией, разве нет?

— Я вообще не уверен, есть ли у власти ответы на сложные системные проблемы вроде коррупции. Ответы, которые можно было бы презентовать обществу перед выборами. Но в любом случае, для решения таких проблем нужно доверие. Это доверие похоже на кредитную историю у заемщика, а с историей у нашей власти большие проблемы.

Могу сказать одно: статьи Путина, конечно, дают сигналы различным общественным группам, но проблемы доверия не решают…

«СП»: — Много ли граждан Владимир Путин убедит своими статьями?

—  Путин просто обязан был высказаться по ситуации в экономике, причем, сказать что-то небанальное. Отчасти ему это удалось: в статье явно есть вещи из разработок группы Кузьминова-Мау. Но люди голосуют за кандидата в президенты исходя не из прочитанных статей, а из общего представления о кандидате. Это представление складывается из личного опыта и эмоций.

Статьи, по сути, призывают к рациональному выбору: власть готова идти вам навстречу по таким-то позициям, а вы, в свою очередь, поддержите власть. Но в голосовании много решают эмоции, а эмоции, во многом, носят сейчас отрицательный характер.

«СП»: — Другими словами, эффект от статей не будет большим?

— Да. Но, с другой стороны, какие-то колеблющиеся группы они могут убедить. Насколько многочисленными будут эти группы, хватит ли их голосов для победы в первом туре — пока сказать сложно.

Другое мнение

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

— Путин, наконец, заявил, что экономика является устойчивой, если контролируется людьми, которые живут на территории соответствующей страны, и связывают с ней свое будущее. Учитывая, что Россией владеет «оффшорная аристократия», это довольно крутое замечание. Но оно противоречит всей нашей предшествующей политике, и является в устах Путина самообвинением.

Путин предлагает выделить приоритетные отрасли — но это бесконечный разговор. Он идет уже четверть века, а воз и ныне там. На фоне общего отрицания активной роли государства в экономике ничего, кроме зевоты, такие предложения не вызывают. Нет никакой уверенности, что что-то будет делаться в этом направлении — потому что это предвыборная статья. Кроме того, слишком резко это противоречит реальной политике.

Кстати, хотелось бы узнать: что собираются теперь делать с приоритетами, которые обозначил президент Медведев? Мы их забываем, отказываемся от них или интегрируем в новые приоритеты?

Путин хорошо пишет, что снижения инфляции недостаточно для развития экономики. Но ему потребовалось 20 лет загонять экономику в гроб, чтобы вспомнить эту прописную истину. Очень хорошо говорится, что развитию экономики мешает абсолютно неадекватная судебная система. Но когда Путин предлагает выкинуть из нее рудименты советской системы, сразу вспоминается, как этим занимался господин Медведев. В результате, у нас сейчас товарная контрабанда не является уголовным преступлением, уличенный во взятке может откупиться, как в Средние века, а убив человека, теоретически можно отсидеть всего два месяца.

Лично у меня было позитивное, сильное впечатление от статьи Путина по национальному вопросу. Но третья статья напоминает первую: такое ощущение, что ее писал какой-нибудь либерал, которого немного корректировали…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня