18+
понедельник, 26 сентября
Политика

Дальний Восток отдадут в «хорошие руки»

Россия готова передать иностранцам миллионы гектаров пахотных земель

  
771

Миллионы гектаров российской территории на Дальнем Востоке вскоре могут быть переданы в долгосрочную аренду иностранцам. Россия готова пустить на свою территорию инвесторов из стран Азиатско-Тихоокеанского региона. «У нас есть свободные площади сельскохозяйственных земель, куда в принципе вполне возможно пустить иностранцев», — заявил накануне на встрече с журналистами замминистра экономического развития Андрей Слепнев. Это предложение, как планируется, должен официально озвучить в сентябре во Владивостоке участникам саммита АТЭС-2012 новый президент РФ.

Однако уже сейчас, по словам чиновника, ряд таких инвестпроектов предварительно прорабатывается с Вьетнамом, Сингапуром, Тайванем, Японией и другими странами. В частности, Амурская область оказалась привлекательна для северных корейцев, которые готовы арендовать несколько сотен тысяч гектаров сельхозугодий.

Цена арендной платы носит символический характер — всего 50 рублей за гектар. В России общая площадь земель сельскохозяйственного назначения составляет 168 млн гектаров. И около четверти из них не обрабатывается. Получается, что до 40 млн гектаров земли от Владивостока до Калининграда выведены сегодня из сельхозоборота.

Зону проникновения иностранных сельхозарендаторов пока предполагается ограничить Приморским и Хабаровским краями, Амурской областью. Зарубежные компании могут заполучить в аренду 150−200 тысяч гектаров земли для создания на них предприятий АПК. По словам Слепнёва, аренда земли будет «явно больше, чем на пять лет».

Предложение Минэкономразвития комментирует директор Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов

«СП»: — Сумма аренды 50 рублей за гектар в год, это издевательство над здравым смыслом?

— Сама по себе эта сумма не должна смущать. В техническом плане это правильный ход. Государство, стараясь не отпугнуть потенциальных инвесторов, назначает такую условную плату. По сути, предоставляет им землю бесплатно. Проблема в другом. У меня сразу возникает вопрос: почему российское государство не хочет вкладываться само, а ждёт, что вложатся наши уважаемые партнёры по АТЭС. Что из этого получится, догадаться не трудно. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Владельцы корейских, вьетнамских, сингапурских компаний несомненно привлекут на нашу территорию рабочую силу из своих стран для решения собственных проблем, таких, как например, безработица. Иностранные инвестиции в наше сельское хозяйство, может быть не сразу, но обязательно приведут к политическим последствиям.

«СП»: — Если земля будет сдаваться за бесценок, то какая вообще польза для России в том, чтобы пускать иностранцев на свою территорию?

— На неком низовом примитивном уровне логика Минэкономразвития правильна. На пустующих пространствах появятся люди, заработают трактора. В результате всей этой деятельности будет создана продукция, налоги с которой пойдут в бюджет Российской Федерации.

Правда, есть два принципиальных «но». Первое — почему подобные условия не создаются государством для своих граждан. И главное — обычно за такими заманчиво звучащими для чиновников словами, как инвестиции, организация труда, налоги — в итоге открывается банальное выкачивание капитала в другие государства. Инвесторы будут решать свои проблемы за счёт России. Им надо окупить свои затраты. И окупить с лихвой. Поэтому в 9 случаях из 10 они и будут вывозить капиталы из России, не заботясь ни о каком развитии российских территорий. На этом и строится принцип экономического неоколониализма. Вся его практика, начиная с 60-х годов прошлого века, сводится к этому. Казалось бы освободившиеся от иностранного владычества страны вдруг попадали в ещё более чудовищные условия: их с удвоенной силой эксплуатировали через иностранные корпорации, вывозя капитал. Возник даже специальный английский термин, который можно перевести, как зависимое развитие. Под эгидой развития, помощи, экономического содействия происходит выкачка капиталов, не говоря уже про уничтожение почвы, истощение природных ресурсов и тому подобные вещи.

Кстати, и в России подобное уже проходило в 20-х годах прошлого века, когда заключались разного рода концессионные соглашения. И нашумевшие в 90-е годы «Соглашения о разделе продукции» из этой же серии.

«СП»: — Чем закончились концессионные соглашения в 20-х годах для нас?

— Тогда тоже отдавали территории под разработку полезных ископаемых и для ведения сельского хозяйства, оправдывая это необходимостью создания хоть какой-то инфраструктуры. Сахалин был фактически отдан на разграбление. В 30-е годы деятельность иностранных трестов была свёрнута, в политэкономическом смысле это было целесообразно. Если убрать политико-коммунистическую риторику некоторых московских процессов 1937 года, то в значительной мере они были направлены на борьбу с теми олигархами, которые возникли в системе транснационального капитала.

«СП»: — В данном случае тоже стоит ждать негативных последствий для нашей экологии?

— С вероятностью 101 процент.

«СП»: — А сможет ли без иностранцев Дальний Восток сегодня сам себя прокормить?

— Он уже себя кормит. Другое дело, что сельское хозяйство, как и почти везде в стране — на боку. А доходы от биоресурсов, от той же рыбы идут зачастую мимо местных бюджетов.

Помимо прочего, заявление Слепнёва фиксирует провал восточной политики государства. Вместо того, чтобы сделать Дальний Восток опережающим регионом развития, чиновники Путина делают такие заявления во время президентской компании. Это не просто странно. Это какой-то театр абсурда.

«СП»: — Некоторые эксперты оправдывают планы Минэкономразвития тем, что население, которое сейчас живёт в Приморском и Хабаровском крае и в Амурской области «очень сильно маргинализированное население с высокой степенью алкоголизации и не очень эффективными трудовыми навыками». По сравнению с китайцами, оно, дескать, неконкурентоспособно. Можно ли местными силами поднять те миллионы гектаров, которые собираются отдавать азиатским корпорациям, или лучше пусть они тихо зарастают?

— Я, кстати, написал две книги, которые отвечают на этот вопрос. Главное, что надо сделать — кардинально изменить отношение к Дальнему Востоку. Сам он не поднимется, о чём свидетельствует в том числе и нелепое предложение Слепнёва. Поэтому нужны мощные государственные инвестиции и привлечение туда талантливой молодёжи со всей России. Дальний Восток сегодня находится в экономическом центре мира. Пора это понять. Рядом — могучий, растущий Китай, Южная Корея, Япония. И мы в этом ключевом регионе мира, где сосредоточена половина населения, присутствуем самой неразвитой и заброшенной частью. Нужно осуществлять проекты, которые изменят сам имидж российского Дальнего Востока. Например, создавать космический кластер. Космодром «Восточный», который я 5 лет продвигаю, так называемый Восточный коридор развития, с опорой на БАМ и создание моста на Сахалин. Это — яркие проекты. Без такого кардинального шага проблем этого региона в полной мере решить не удастся. У нас сегодня правительство России воспринимает проблемы Дальнего Востока, как что-то далёкое, второстепенное. Надо, чтобы проблемы этого региона стали для них, скажем так, местно-бытовыми проблемами. Чтобы день в России начинался оттуда. А то ведь сегодня, когда в Москве чиновники приходят в свои кабинеты, день во Владивостоке уже заканчивается. Нужна система мер для того, чтобы Дальний Восток был признан геополитическим регионом номер один для России.

«СП»: — Быть может, подготовка к саммиту АТЭС говорит о том, что наше руководство начинает понимать важность этого региона?

— Задумка с саммитом была неплохая. Но всё сделано так, что возможные выгоды от него опошлены. Даже предложение господина Слепнёва будет официально озвучено на саммите АТЭС. По сути своим партнёрам по этой организации мы сами предложим формат неоколониальных отношений. Вместо того, чтобы поднатужиться и изобразить интересные инициативы, имеющие мировое значение, мы позоримся, предлагая иностранцам обрабатывать нашу землю.

«СП»: — Ваши предложения о «модернизации» Дальнего Востока звучат красиво. Однако по силам ли они нам сегодня?

— Конечно. Главное — победить разруху в головах, изменить умонастроения. Берём космодром «Восточный». Мне лично приходилось не раз сражаться с Роскосмосом, чиновники которого ленятся лишний раз повернуть голову. Никто конкретно за реализацию строительства космодрома не отвечает. Или проблема строительства новых благоустроенных городов для молодёжи. Рядом с «Восточным» должен быть построен один из них. И деньги на его строительство имеются. Однако всё это движется ни шатко ни валко. И я боюсь, что вместо красивого современного города, который можно было бы презентовать на том же саммите АТЭС будет создан новострой, бессмысленный и беспощадный.

Из стороны в сторону

Примечательно, что идея о передаче в аренду иностранцам миллионов гектаров земель была озвучена вскоре после того, как глава МЧС Сергей Шойгу предложил создать госкорпорацию, которая бы занималась проблемами Дальнего Востока и Восточной Сибири. По словам Шойгу, программа создания новой корпорации поможет создать более 5 млн рабочих мест. Идея заинтересовала премьер-министра Путина, который дал команду ее проработать.

Однако у многих экспертов предложение Шойгу вызвало скепсис. В частности, Владимир Алпатов, заместитель директора Института Востоковедения РАН, выразил сомнение в том, что у государства вообще есть серьезная программа развития дальневосточного региона. Отсюда и постоянные экстравагантные предложения.

Коллега Алпатова — директор Центра региональной и инновационной политики, основатель и экс-директор Дальневосточного центра экономического развития Ирина Бойко, привела в пример опыт Советского Союза, когда государство стимулировало приток в регион квалифицированных специалистов со всего СССР. Тогда на Дальний Восток переехали десятки тысяч семей. Этот процесс остановил распад Союза. В дальнейшем отсутствие внятной политики по освоению огромных территорий привело к тому, что начался обратный процесс — люди в массовом порядке стали уезжать. В итоге Дальний Восток, где сейчас проживает чуть больше 6 млн человек, превратился в самый депопулирующий регион страны: за период 1991—2010 гг. демографические потери здесь составили 1,8 млн человек (22% населения).

И вот теперь пошли разговоры о долгосрочной аренде пустующих земель. Понятно, что родной эта земля для иностранцев никогда не станет. Соки выжмут, а дальше — и трава не расти. Причем в буквальном смысле.

Судя по тому, что спасать Дальний Восток хотят то за счет госкорпорации, то за счет миллионов гастарбайтеров, в Москве вообще слабо представляют, как вдохнуть в регион вторую жизнь. Зато более 350 миллиардов рублей, предусмотренных в рамках последней целевой программы по развитию Дальнего Востока и Забайкалья (2008−2013 гг.), успешно освоены или осваиваются. Правда, преимущественно в одном месте — Владивостоке, где и пройдет саммит АТЭС.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Севастополь по-украински Севастополь по-украински

В годовщину бандеровской блокады крутые иномарки с «жовто-блакитными» номерами стали неотъемлемой деталью Крыма

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье