18+
вторник, 6 декабря
Политика

Киргизия пошла на конфликт с Россией

В Бишкеке начинается судебный процесс по делу русского журналиста Владимира Фарафонова, которому грозит полвека тюрьмы

  
150

1 марта в Первомайском районном суде столицы Киргизии Бишкека начнется суд над независимым журналистом и блогером Владимиром Фарафоновым. Будучи гражданином Киргизии, он позволил себе опубликовать в одном из интернет-изданий серию материалов о небывалом росте национализма и о тяжелом положении русскоязычного населения в этой стране.

Спецслужбы Киргизии сочли, что эти статьи способствуют разжиганию межнациональной розни и возбудили против Фарафонова уголовное дело. Теперь ему грозит 48 лет тюрьмы.

Почему такой срок? Как объясняет сам журналист в одном из интервью, статья, которую ему инкриминируют предусматривает от трех до пяти лет. Рассматривают всего 16 эпизодов. Путем умножения получаем результат — минимум 48 лет.

«В первой половине января 2012 года следственным управлением Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизской Республики мне было предъявлено обвинение по „антиконституционной“ статье 299 часть 1 Уголовного кодекса КР: „Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой… вражды, … если эти деяния совершены публично или с использованием средств массовой информации“. ГКНБ пообещало в общей сложности 48 лет лишения свободы», — пишет журналист в открытом обращении к российской общественности, опубликованном на сайте ИА «Фергана».

По словам Фарафонова, его обвиняют за публикации, размещенные в российском информационном пространстве: на страницах интернет представительства фонда содействия гуманитарному сотрудничеству «Русское единство»: «Этот сайт освещает проблемы действительного, а не декларируемого местными властями положения российских соотечественников на просторах СНГ».

"Такого масштабного лицемерия, — отмечает автор, — новейшая история Киргизии пока ещё не знала. Воистину не ведают, что творят. Тут уже не до наглядной иллюстрации «объективности киргизской Фемиды». Тут впору говорить о скандале. Что интересно: титулов за «перегибы» не трогают. В киргизских учебниках истории русских называют не иначе как «колонизаторами» и «оккупантами» (Иманкулов М.К. История Кыргызстана XX—XXI вв. Учебник для 9 класса средней школы). С лёгкой руки иманкуловых русских школьников избивают их киргизские одноклассники — с «оккупантами и колонизаторами» не церемонятся, особенно в подростковой среде. За идеологию разжигания межнациональной вражды, которую детям вдалбливают сызмальства, ни авторы, ни киргизские СМИ ответственности не несут. Никакой. Зато В. Фарафонову просто необходимо устроить «показательную порку» за его интернет публикации. По национальному признаку. Чтоб другим неповадно было".

В понедельник представители русскоязычной прессы провели в Бишкеке несанкционированный митинг у здания посольства России в Киргизской Республике в поддержку Владимира Фарафонова. В акции приняли участие более 30 человек, рассказал «СП» один из ее участников и организаторов, политолог, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев.

Он сообщил, что пресс-секретарю российской дипмиссии Виктору Харченко было передано письмо на имя Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ Валентина Власова с просьбой обратить внимание на создавшуюся ситуацию, а также на «факты проявления национализма и этнической нетерпимости в отношении русскоязычных журналистов и изданий, проявляемых во властных структурах».

"СП": — Именно эти проблемы, как я понимаю, в своих статьях поднимал Фарафонов. Так что же изменилось в Киргизии при новом президенте Атамбаеве?

— Начнем с того, что на протяжении последних семи лет после свержения Аскара Акаева, который, в общем-то, проводил сбалансированную межэтническую политику, отмечается очень мощный рост киргизского национализма по отношению ко всем национальным меньшинствам. Пиком являются известные события лета 2010 года на юге республики, в Оше и Джелалабаде — резня узбеков, по сути, на грани геноцида. Для киргизскоязычных газет примитивнейшие оскорбления в адрес любого нацменьшинства, типа «русские свиньи» и т. п. — это в порядке вещей. Можно взять любую газету, любой номер, что-то подобное обязательно встретится. Прямые оскорбления в адрес нацменьшинств есть, кстати, и в газетах, принадлежащих действующему президенту Атамбаеву. Полтора года назад в одной из них меня за мои высказывания политического характера по поводу национальной политики просто впрямую призывали убить. Я оставил это без внимания. По судам ходить дело бесполезное, тем более, в Киргизии. А Фарафонов, в общем-то, занимался как раз критикой вот этой тенденции, скажем так, этого явления. Занимался достаточно остро, на грани, можно сказать. Меня самого порой поражала резкость его высказываний, но, тем не менее, насколько я могу судить, и как говорят сейчас юристы, никакого преступления в этих публикациях нет. Не говоря уже о том, что в Киргизии интернет-пространство не является средством массовой информации. То есть под закон о СМИ не подпадает и им не регулируется. Тем более, выступал он в основном в российской доменной зоне — это технические детали, но, на мой взгляд, они тоже важны.

«СП»: — Фарафонова решили наказать, вы считаете?

— Конечно, дело было сфабриковано. Оно исключительно заказное и политическое. И я вижу здесь два следа: во-первых, это попытка преподать урок всем нацменьшинствам, чтобы они не поднимали впредь эту тему. А второй момент… Я думаю, в деле присутствует интерес председателя Госкомитета национальной безопасности Киргизии Шамиля Атаханова. Он человек в высшей степени проамериканский. Идеалом его государственной деятельности является грузинский образец. По коридорам всех госструктур в Киргизии (при Атамбаеве уже) толпами ходят грузинские советники, направленные, естественно, американцами. И думается мне, не случайно, что дело Фарафонова появилось накануне визита Алмазбека Атамбаева в Москву. Хотя изначально было видно, что визит этот будет неудачным. Атамбаев и сам наделал большое количество антироссийских шагов, буквально накануне визита: главными гостями у него на инаугурации были помощник госсекретаря США Роберт Блейк и президент Грузии Саакашвили. Но Атаханов, со своей стороны, я думаю, постарался максимально испортить визит и киргизско-российские отношения в целом.

«СП»: — А какой смысл?

— Это заказ американцев. Они во всех проявлениях поощряют национализм, поощряют все антирусское, антироссийское. И это не новость. Такие примеры где угодно можно найти: и в Киргизии, и в Таджикистане. Все местные националисты в любой республике постсоветской Азии прямо связаны с американскими неправительственными организациями, ими финансируются, поощряются и т. д.

«СП»: — Но такая политика в отношении русскоязычных там может плохо отразиться на мигрантах из Киргизии здесь, России?

— Любые действия вызывают адекватное противодействие. В России немало случаев противоправных действий в отношении мигрантов, в том числе киргизских, со стороны различных неформальных группировок. Но вам, например, известны случаи, чтобы в России государственные органы обвиняли (причем в такой масштабной степени) кого-то из представителей нацменьшинств вот за такую журналистскую, блогерскую деятельность? Я таких случаев не знаю. Поэтому, я могу предположить (на уровне сознания членов этих националистических группировок в России), то, что сейчас происходит с Фарафоновым, может вызвать определенный всплеск неадекватных, естественно, действий в отношении киргизских мигрантов.

«СП»: — А внутри республики такое отношение к нацменьшинствам не вызовет новую волну насилия? Какова, кстати, сейчас численность русскоязычной диаспоры?

— Проблема здесь, действительно, не только с русскими. Проблема с русскими, я думаю, на втором месте. На первом — узбеки. Приведу примерную статистику: население республики составляет где-то 5 млн. 300 тысяч человек. Около миллиона из них (какая-то часть на постоянной основе, какая-то — сезонно) работают в России. Причем все эти трудовые мигранты (99,9%) — этнические киргизы. А киргизами считают себя примерно 3,5 млн жителей. То есть без мигрантов их тогда остается в республике 2,5 млн из пяти с хвостиком. Русских формально сейчас где-то около 600 тысяч. Скажу, что для себя я выделил два периода: при Акаеве и после. Первый сопровождался определенным ростом национализма по отношению к некиргизам. Но это был, так сказать, в основном бытовой национализм, не слишком агрессивный, не критичный. Теперь национализм стал государственной политикой. Сегодня политика — это монополия только киргизов, некиргизы в ней не участвуют. Да, там декоративно выставляют время от времени министра русского или там узбека или еще кого-то — но это чисто декорации. Эти русские не имеют никакого отношения ни к проблемам, ни к потребностям, ни к условиям жизни русской общины, так же и к остальным нацменьшинствам.

«СП»: — Атамбаев, вроде, был, в каком-то смысле, «пророссийский президент»?

— Никогда он им не был. Я хорошо знаю Атамбаева порядка 20 лет, лично. Он всегда был националистом. В прошлом году, когда шел на выборы, он нуждался в поддержке России. Тогда Атамбаев очень нарочито, иногда даже несуразно, демонстрировал свою пророссийскость. Но как только его избрали, необходимость такая отпала. Главными гостями на инаугурации были американцы, турки, грузины, которых он обхаживал. Первый официальный визит Атамбаев нанес не в Россию, а в Турцию. Россия сейчас где-то на вторых ролях. Турция — мать родная. Могу объяснить: в Турции находится его личный бизнес.

«СП»: — Национальный вопрос, таким образом, не стал менее острым при новом президенте?

— Отношение к русскоязычному населению начинает меняться в худшую сторону. И дело Фарафонова — яркий тому пример. Вообще, по официальным данным, за последний год в республике произошло порядка 140 мелких межэтнических конфликтов. Широко известные случаи я могу назвать: это конфликт киргизов с таджиками на юге, где было сожжено несколько домов и машин. И конфликт киргизов с представителями кавказских национальностей в Чуйской долине.

«СП»: — А с русскими подобные конфликты были?

— Такого рода нет. Но была серия, причем именно серия, ограблений православных церквей.

«СП»: — Русские не стремятся покинуть страну?

—  Когда Союз развалился русских здесь было в два раз больше. Те, кто хотели и имели для этого возможности, уехали еще в первые три-четыре года. 1994 год — пик такой миграции. Потом, в конце 90-х — начале 2000-х, ситуация в этнической сфере постепенно стабилизировалась, стала спокойной. В социально-экономической сфере люди тоже как-то приспособились более или менее, появилась какая-то надежда на перспективу. Но после свержения Акаева в 2005 году произошел колоссальный всплеск новой эмиграции. Остались две категории русских: это те, кому просто некуда и не на что ехать. И те, кто готовится уехать, но отъезд временно откладывает по каким-то семейным причинам.

«СП»: — Когда вы рассчитываете получить ответ на свое письмо?

— Ну, для этого прошло еще слишком мало времени. Но секретарь посольства нас заверил, что ситуация с Фарафоновым отслеживается, поскольку, хотя он по паспорту и гражданин Киргизии, по российскому законодательству является соотечественником. И как мне стало известно из неофициальных источников, российское диппредставительство готовит ноту для киргизского МИДа по делу Фарафонова.

На снимке: в столице Киргизии у Посольства России прошел митинг в поддержку журналиста Владимира Фарафонова.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня