18+
воскресенье, 11 декабря
Политика

Сергей Удальцов: «Второй тур у нас украли»

Если оппозиция не преодолеет инерцию, активность протеста пойдет на спад

  
33

Церемония избрания президентом Владимира Путина ритуально завершилась разгоном оппозиции на Пушкинской площади. Путин как бы дал понять, что время «оттепели» прошло. Традиционные слова по завершению митинга — «спасибо полиции, расходитесь осторожно, берегите себя» — произнесенные Владимиром Рыжковым, послужили прологом к давно ожидаемому действу. Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов, депутат Госдумы Илья Пономарев, Алексей Навальный плюс около тысячи активистов попытались по завершению митинга остаться на площади в фонтане, в который так любят сигать летом выпускники московских школ. Но не продержались и часа. Застоявшийся без дела со времен Болотной ОМОН, который согнали на Пушку в невиданном количестве, без труда оцепил фонтан, и под крики «Россия без Путина!» вытащил оттуда бунтовщиков.

Итак, итоги митинга «За честные выборы». Полиция задержала 250 человек. Оппозиционеров отпустили глубокой ночью — они будут оштрафованы за нарушение правил проведения массовых акций. Нескольким участникам выступлений, в том числе журналистам, нанесены телесные повреждения. Тем временем, оппозиция уже отказалась от проведения митингов 8 и 9 марта, так и не сумев договориться о месте их проведения с мэрией Москвы. Теперь все силы будут брошены на организацию протестного шествия 10 марта.

Как постскриптум к событиям выглядит заявление госдепартамента США, обнародованное во вторник утром. Со специальным заявлением выступила пресс-секретарь ведомства Виктория Нуланд, и поздравила жителей России с избранием нового президента. «Соединенные Штаты поздравляют российский народ с завершением выборов и готовы работать с избранным президентом после того, как все результаты будут проверены и он принесет присягу», — сказала она.

Что означает разгон митинга на Пушке, рассуждает координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов.

«СП»: — Сергей, как себя чувствуете? Вы уже пообщались с судьей Боровковой, которая рассматривает ваше новое дело?

— В настоящее время вместо суда я планирую направиться в травмпункт — во время вчерашних событий получил сильный ушиб ноги. Сегодня к утру убедился, что на ноге большая гематома, и мне тяжело ходить. Суд был назначен на 10 утра, туда поехали мои защитники, чтобы просить отложить рассмотрение моего дела. Вообще, десяткам людей выписаны на сегодня повестки в 369-й судебный участок — и я не знаю, как суд справится с таким потоком.

«СП»: — Как вы оцениваете происшедшее на площади?

— Я считаю, вполне закономерно, что у части граждан возникает желание действовать более решительно, усиливать давление на власть. Прошедшие президентские выборы многих возмутили тем, что ни большая активность граждан, ни массовые митинги, не вынудили власть отказаться от грязных избирательных технологий.

Если власть считает выборы 4 марта самыми чистыми — это фарс. Они были грязными, просто технологии стали более изощренными, такими, чтобы сложнее было поймать за руку. Это «карусели», голосование без отрыва от производства, стимулирование работников бюджетных организаций премиями и отгулами… Словом, вся административная машина работала на одного кандидата. Я считаю, второй тур у нас украли — в этом главная проблема прошедших выборов.

Повторюсь, у многих ощущение, что нужно усиливать протест. Мы, например, вчера решили не расходится.

«СП»: — Почему вы выбрали такую форму протеста?

— Чтобы не провоцировать насилие — куда-то прорываться, устраивать спонтанное шествие. От прорывов мы отказались, но у людей глаза горят: сколько можно, мы выходим и расходимся по домам, давайте останемся!.. Я считаю, это правильная тактика. Если власть не будет слушать людей, рано или поздно случится так, что с площади откажутся уходить не несколько сотен, как вчера, а десятки тысяч человек. Но не будем забегать вперед…

Вчера люди остались, они общались, среди нас был депутат Госдумы. Это был своего рода Гайд-парк. По здравому суждению, нас, тех, кто остался, не нужно было разгонять. Мы имели право находиться на площади и общаться — за тем площади и существуют. Если люди не перекрывают движение транспорта, не применяют насилие — в чем проблема? На площади можно находиться круглые сутки — у нас, слава Богу, не комендантский час.

«СП»: — Почему власти пошли на разгон митинга?

— Обстановка была накалена до предела. На Пушкинскую было стянуто столько представителей правоохранительных структур, что что-то должно было произойти. Если на стене висит ружье, оно рано или поздно выстрелит — так и здесь. Пошла команда, и мирных людей начали задерживать. Все это, конечно, выглядело безобразно.

«СП» — Как отреагирует на разгон митинга общество?

— Посмотрим. 10 марта у нас запланирована следующая акция. Думаю, события на Пушкинской могут возмутить большое число граждан, и получится, что разгоном митинга власти добились обратного эффекта. В целом, я считаю, эскалация мирного протеста — тактика правильная.

Мнение эксперта

Алексей Макаркин, вице-президент Центра политических технологий:

— Почему на Пушку не пришли, скажем, 100 тысяч человек? Я думаю, в России нет традиции прихода на митинг вечером, после работы. Все митинги оппозиции — кроме самого первого, на Чистых прудах, — проходили в выходные дни. Если же сравнивать с митингом на Чистых прудах, который был спонтанным, — на Пушкинскую площадь пришло намного больше людей. Думаю, численность для такой акции была нормальной.

Проблема здесь в другом — не в численности. Есть естественная особенность нынешней оппозиции — она очень разнородная. Поэтому у нее не так много консенсусных положений, она не может, например, выдвинуть единую экономическую программу — просто потому, что такая программа должна совместить взаимоисключающие вещи. Удальцов сказал бы, что надо национализировать крупную промышленность, Рыжков — что надо гарантировать права собственности. И что, собственно, мы бы получили?!

На митингах оппозиции выступающие говорят только о выборах и ругают Путина. Такое ощущение, что наблюдается диссонанс с настроениями значительной части обычных участников митингов. Они тоже не любят власть, не любят Путина, но в той или иной форме они все это уже слышали. Может быть, сейчас слова были резкими, но сути это не меняет.

Люди же хотят чего-то более осмысленного: что конкретно делать, какие поддерживать гражданские инициативы, с какими программами оппозиция хочет идти во власть? Но нет у оппозиции таких программ. Если говорить о гражданских инициативах, оппозиционеры тоже опасаются говорить о них, потому что их мнения противоречивы.

Такое впечатление, что оппозиция не желает разрушить консенсус, который у нее сложился. Но не желая разрушить консенсус, они вызывают разочарование у сторонников тем, что говорят одни и те же консенсусные вещи. Сейчас это — главный вызов, который стоит перед оппозицией.

«СП»: — Какое отношение у оппозиции к тому, что произошло после митинга?

— Для умеренных участников протеста это было очень неприятным продолжение — они не хотят столкновений с полицией. Но если посмотреть на дело с другой стороны, со стороны организаторов, — если бы митинг закончился иначе, что было бы в нем нового? Ну, пришел и выступил Прохоров, все обратили на него внимание — и что?! Эмоции собравшихся должны были как-то выплеснуться и, наверное, случившийся вариант был не самым драматичным.

Драматичным был бы вариант, если бы митингующие двинулись в сторону Кремля, чтобы взять его в осаду. Вот это могло бы привести к по-настоящему драматическим последствиям, потому что власти были настроены очень негативно, и центр Москвы напоминал осажденную крепость или военный лагерь. Страхи по поводу оранжевой революции у нашей власти сейчас очень велики. Поэтому то, что случилось — это неприятно, но это не худший сценарий.

«СП»: — Что нас ждет теперь?

— Если оппозиция не выработает новую концепцию, не выдвинет новые идеи — наверное, все равно многие люди будут ходить на митинги. Потому что это возможность пообщаться, подчеркнуть свою идентичность, увидеть, что таких много. Но интерес к риторике оппозиционеров будет уменьшаться. Соответственно, будет уменьшаться и эффективность деятельности оппозиции, и ее численность.

Сможет ли оппозиция адекватно ответить на этот вызов, выработать новую тактику, которая была бы приемлема для тех людей, которые настроены умеренно? Возможно, ей нужно задействовать элементы карнавала, концертов, привлечь к участию в митингах деятелей культуры. Тем более, раздражители, которые толкают людей на улицы, никуда не уйдут, а к политическим раздражителям добавятся еще и социально-экономические. Поэтому сегодня главное для оппозиции — преодолеть наметившуюся инерцию.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня