18+
суббота, 3 декабря
Политика

Медведев пытается напомнить, что он еще президент

О Конституционном собрании глава страны заговорил, чтобы добиться статуса хотя бы «младшего партнёра» Путина.

  
17

Дмитрий Медведев поручил своей администрации разработать федеральный закон о созыве Конституционного собрания (КС). Подобная инициатива означает, что президент намерен внести поправки в Конституцию, уверены близкие к Кремлю чиновники и эксперты.

Уже прозвучали предположения, что в КС должны войти все депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, федеральные министры, председатели высших судебных инстанций и генпрокурор. В общем все те граждане, которые и без того уже наделены властью.

Инициатива президента, как пишут «Известия», уже вызвала большое оживление у законодателей, которые давно не прочь изменить основной закон. В ЛДПР, например, намерены поменять преамбулу к Конституции, которая относится к 1-й главе. По мнению члена думского комитета по конституционному законодательству и госсотроительству Сергея Иванова, фраза: «Мы многонациональный народ…» должна быть заменена на: «Мы, русские, и другие народы Российской Федерации…»

По мнению коммунистов, необходимо внести в Конституцию поправку, ограничивающую двумя сроками пребывание в президентском кресле одного и того же человека. Также надо закрепить в высшем законе страны прямые выборы Совета Федерации, губернаторов и мэров, говорят в партии.

Между тем ещё в феврале с идеей созыва Конституционного собрания выступил лидер Российского общенародного союза Сергей Бабурин. В интервью «Свободной прессе» он объяснил свою позицию тем, что нынешняя Государственная Дума нелегитимна и не представляет интересов россиян. Поэтому на период до избрания новых постоянных законодательных органов власти и должно быть созвано Конституционное собрание. Действительно ли власть услышала призыв оппозиционного политика или речь идёт о каком-то ином законодательном органе? С этим вопросом мы обратились к Сергею Бабурину.

— Это именно тот орган, созыв которого, на мой взгляд, является единственным цивилизованным выходом из сегодняшнего политического кризиса. Отстутствие закона о созыве Конституционного собрания на протяжении 18 лет — политическая проблема. То, что такое поручение дано, наконец, президентом, даёт надежду, что мы сможем нащупать выход из кризиса в парламентском варианте. Кстати, Конституционное собрание мы предлагали созвать ещё год назад и надеемся, что уже в 2012 году КС начнёт свою работу. Но хочу сразу заметить, что между принятием закона и созывом самого Конституционного собрания может оказаться пропасть.

«СП»: — В интервью «СП» 7 февраля вы говорили о том, что нынешняя Госдума нелегитимна. А сегодня, как я понимаю, речь идёт о том, чтобы в Конституционное собрание включить и её членов.

— Это тот социальный компромисс, который сегодня необходим. Трудностей будет много с самых разных сторон. Это неизбежно. Говоря о том, что прошедшие выборы президента России были нечестными и неравными, я, тем не менее, призываю КПРФ и своих соратников по митингам и шествиям на Болотной, Сахарова и Пушкинской идти на переговоры с Путиным для выработки политического и социального консенсуса.

Ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин весьма скептически оценивает перспективы Конституционного собрания.

«СП»: — Какую цель преследовал Медведев?

— Цель чисто медийная. Президент хочет напомнить электорату, и, что важнее, — элитам, что он существует. Последние два месяца глава государства добровольно устранился из медийного поля для того, чтобы Путин смог одержать убедительную победу. Сейчас Медведев пытается наверстать упущенное. Отсюда и его инициатива разобраться с делами десятков заключённых, которые, по мнению оппозиции, сидят по политическим мотивам.

Кстати, само Конституционное собрание упоминается в Конституции, но его правовой статус неясен. По большому счёту, даже если закон о КС будет разработан, он мало на что повлияет. Его примут и положат на полочку. По крайней мере, до тех пор, пока не случится серьёзного политического кризиса.

«СП»: — В феврале идею о созыве Конституционного собрания высказал Сергей Бабурин. Однако он имел в виду создание некоего нового временного законодательного органа, взамен уже существующей Государственной Думы, которая, по его мнению, утратила легитимность. Теперь же получается, что может быть создан ещё один властный орган всё из тех же депутатов, министров, сенаторов?

—  Думаю, что действительно суть идеи, пройдя все инстанции, будет выхолощена. Люди, которые сейчас у власти, получат ещё один пост. Это примерно, как было с путинским Народным фронтом. На первом этапе в него вошли всё те же единороссы, но пришли они на встречу с Путиным в ином качестве. Например, член «ЕР» Франц Клинцевич был представлен исключительно, как председатель «Российского союза ветеранов Афганистана». Здесь будет примерно то же самое. Появится новая площадка, которую будет занимать всё та же бюрократия. Основная идея Бабурина, состоявшая в том, чтобы обновить элиту, будет полностью выхолощена. Не хочет наша элита обновляться.

«СП»: — Между тем в некоторых партиях, в частности в ЛДПР, посчитали, что вслед за созанием КС грядёт изменение Конституции России и уже готовят свои предложения…

— Я думаю, что на сегодня вопрос об изменении Конституции не стоит. Ещё раз повторю: мы имеем дело с медийной уловкой, направленной на то, чтобы придать Медведеву статус хотя бы «младшего партнёра» Путина. Ничем иным эта инициатива президента не подкреплена.

Генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков ещё более категорично высказался против созыва нового законодательного органа.

«СП»: — Ждёте ли вы, что Конституционное собрание начнёт работу в ближайшей перспективе и каковы будут его первые шаги?

— Я не понимаю, для чего нужно это собрание. Для того, чтобы менять Конституцию, существуют чётко прописанные правила внесения изменений. В нынешней ситуации, когда страсти бурлят на улице и не только, менять Конституцию очень опасно. Поэтому я считаю эту затею бесполезной и вредной. Кроме того, она не решает злободневные проблемы сегодняшнего дня.

«СП»: — В частности?

— Главная проблема — это взаимодействие общества и власти. Нынешняя Конституция позволяет в полной мере её решить. Там всё нормально написано. Конституция в нынешнем её виде ни в коей мере не блокирует развитие демократии в России.

Да, нужно изменять конституционные законы, касающиеся, например, порядка формирования правительства. Кандидатуры министров должны предварительно выдвигаться Госдумой, было бы неплохо прописать механизмы, позволяющие подключить к этому процессу общество. Кроме того, надо возвращать выборность глав субъектов федерации, причём без всяких президентских фильтров. И третье — снова делать выборным Совет Федерации. Этого вполне достаточно, чтобы создать хорошие переговорные площадки между обществом и властью, между федеральным центром и субъектами федерации.

Сбор же Конституционного (оно же Учредительное) собрания станет обычной профанацией. Набегут чиновники и депутаты, общественные деятели из числа бывших доверенных лиц Владимира Путина, а общество опять отодвинут.

Можно, конечно, попытаться вернуться в 1918 год, когда Учредительное собрание было разогнано большевиками, не имевшими там большинства. Но тогда чиновникам надо чётко сказать: «Ребята, мы все нелегитимны, сверху донизу». С точки зрения юридической и исторической это, может быть, и правильно, но тогда Учредительное собрание должно избираться абсолютно по той же схеме, как оно избиралось в конце 1917 года.

«СП»: — Такое возвращение в наших исторических обстоятельствах возможно?

— Нет, невозможно и контрпродуктивно. Это всё равно, что пытаться восстановить сегодня монархию. Да, это было бы интересно — пожить ещё и при царизме. Полиция у нас уже появилась…

«СП»: — Президент Института современного развития Игорь Юргенс, тем не менее, считает, что Конституционное собрание могло бы стать некой альтернативой парламенту, поскольку в нём процент оппозиционных представителей будет выше. На ваш взгляд, это так?

— Конечно, нет. Ну, появится там Немцов с Рыжковым и Навальный с Чириковой и Удальцовым. А к ним прибавят ещё 700 человек из той же Госдумы. И что? Юргенс много чего дельного советовал Дмитрию Анатольевичу. Только президент на словах пытается всё реализовывать, а к делу так и не приступил. Сейчас у Медведева главная проблема — как же он должен войти в историю. Ведь он хоть и хорохорится порой, заявляя, что не уйдёт из политики, однако понимает, что с 24 сентября прошлого года (день съезда «Единой России») на нём, как на политике, поставлен крест. На вопрос, что сделал Медведев на посту президента, сегодня можно ответить: сократил число часовых поясов, отменил зимнее время и переименовал полицию. Всё остальное — разговоры. Вот под конец президентского срока он пытается ещё чем-нибудь запомниться россиянам.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня