18+
воскресенье, 26 июня
Политика

Путин станет супер президентом?

Сторонники Владимира Путина призвали упразднить пост премьер-министра РФ и передать его полномочия главе государства

  
89

На днях директор Института стран СНГ и депутат Государственной Думы РФ I, IV и V созывов Константин Затулин от своего имени и от лица «Клуба избирателей России и Владимира Путина» опубликовал в «Московском комсомольце» статью, в которой решительно призвал к отмене поста премьер-министра с передачей его полномочий президенту России.

В тексте можно выделить две основные причины для такого шага: авторов не устраивает непосредственно фигура Медведева и тех людей, которые входят в его окружение и пытаются «украсть плоды нашей победы» (то есть победы Владимира Путина на выборах президента РФ — прим. «СП»): «Сейчас, проиграв на выборах, они, не стесняясь, вновь навязывают свои советы, свои идеи, и вместе с ними — самих себя» — пишет Затулин и соавторы.

Второй причиной для отмены поста премьер-министра России Затулин называет то, что этот властный институт сам по себе является причиной двоевластия в нашей стране, когда в государстве одновременно реализовываются два противоположных сценария его развития. Затулин с соавторами уверен, что уступка Путина — согласие на занятие Медведевым поста премьер-министра — дала надежду на реванш силам, протестовавшим против его прихода к власти еще на 6 лет. Поэтому теперь часть из них «проводит масштабную операцию по инфильтрации во властные эшелоны столь ненавистного ей „путинского режима“, чтобы разложить или низложить его». По какому праву проигравшее меньшинство навязывает свою волю победившему большинству и диктует условия его капитуляции? — задаются вопросом авторы.

Из этого они делают вывод: «Поддерживая Владимира Путина на выборах и до выборов, все мы рассчитывали, что его возвращение в Кремль приведет к очищению властных и иных государствообразующих „авгиевых конюшен“ от сомнительных фигур. Но это только полдела. Важно устранить саму предпосылку для двоевластия, дублирования, удвоения проблем и расходов в управлении Российской Федерацией. А она, судя по всему, заложена фактом сосуществования двух правительств России — одного в Кремле и другого на Краснопресненской набережной».

После прочтения этого неоднозначного текста, у нас возникли вопросы, которые мы адресовали единственному из раскрывших свою личность авторов, — Константину Затулину:

— Идея написания этого письма возникла примерно месяц назад в связи с выборами президента, а поводом к ней стало заявление Владимира Путина, что он будет предлагать Дмитрия Медведева в качестве премьера. Текст прошел несколько редакций и был написан мной и еще двумя российскими политологами. Изначально предполагалось не давать вообще никаких фамилий под статьей, а обнародовать текст просто от группы обеспокоенных граждан, поскольку мы прекрасно себе представляем, что настроения такого рода широко развиты и в политическом сообществе, и в более широких кругах. Но «Московский комсомолец» поставил обязательным условием наличие подписи под текстом. Я был к этому готов, но мои коллеги на этом этапе решили свое участие не раскрывать.

«СП»: — Ваше письмо подписано «Клуб избирателей России и Владимира Путина». Он действительно существует?

— Это виртуальное название, но я не исключаю, что может быть, мы придем к тому, чтобы создать этот клуб формально и зарегистрировать его, но де-факто это пока только образ. Это группа интеллектуалов, которая еще год-полтора назад начала обсуждать то, что происходит в нашей стране.

«СП»: — Вам уже известны отзывы на свою статью?

— Еще до публикации со статьей ознакомились наши друзья и эксперты, большинство из которых его поддержало. Это Станислав Говорухин, Юрий Поляков, Владимир Мамонтов, Михаил Леонтьев, Максим Шевченко. Как я понимаю, этот текст уже услышан, но, очевидно, какое-то время будет предприниматься попытка его замолчать или сделать вид, что не обратили на него внимание. Если эта попытка не удастся, я не исключаю, что вместо содержательного обсуждения идей, которые там высказаны, будут предприниматься попытки обсуждать меня и мою личность как единственного подписавшегося автора.

«СП»: — Для претворения в жизнь вашей инициативы ее должно поддержать 300 из 450 депутатов ГосДумы, но сейчас у «Единой России» такого большинства нет. Тогда как вы собираетесь ее реализовать?

— Я не думаю, что эта идея должна принадлежать одной «Единой России». Я надеюсь убедить в ее правильности новоизбранного президента, от чьего лица эта идея должна исходить, на мой взгляд. Мы поддерживаем Путина и его возвращение на высокий пост, но это не просто автоматическое продление того же курса, которым Россия шла при нем или при Медведеве. Мы боремся за свое понимание путинского курса, то есть мы разделяем не все из того, что делалось им до сих пор. Тем более мы сейчас обеспокоены тем, что может выдаваться за тот курс, который поддержали 63% наших сограждан на выборах. Мы видим совершенно очевидную попытку присвоить эту победу теми, кто скрытно или открыто боролся против Путина — это те, кто, по сути, явился причиной тех манифестаций, которые мы увидели после выборов в Государственную Думу.

Мы не считаем, что провозглашенный нами тезис о необходимости ликвидации поста премьера и перемен в руководстве страны будет немедленно реализован, но то, что мы сейчас наблюдаем с экрана, это сплошная вакханалия вокруг обсуждений, кто какой пост займет, — этим занимается Дмитрий Медведев, обсуждая эти темы в рамках «Открытого правительства» и тому подобных консультативных советов. У меня совершенно четкое впечатление, что уходящий президент хочет использовать свой нынешний пост и инерцию восприятия его как президента России после 7-го мая для того, чтобы добиваться сохранения того, что нам категорически не нравится, — так называемого «тандема». То есть он фактически претендует на то, чтобы разделить власть с Владимиром Путиным, но я считаю, что мы выбирали не Медведева, а именно Путина. Назначение Медведева премьером и те намерения, которые демонстрирует он и его окружение, являются тем, что мы называем «растащить плоды победы».

Поэтому мы и хотим, чтобы дискуссия переключилась на другую тему — тему угрозы двоевластия, которая уже не раз приводила нашу страну к самому печальному исходу. Это было и в период распада Советского Союза, и в период краха самодержавия. Каждый раз одной из причин тех событий, которые повлекли грандиозные катаклизмы, жертвы и беды, было двоевластие.

«СП»: — Ваша основная мысль состоит в том, чтобы произвести изменения в политической системе, чтобы на фоне будущих опасностей максимальная полнота власти была заключена в одних руках, или в том, чтобы убрать именно Медведева с его либеральным окружением?

— Мы (авторы статьи), безусловно, не являемся поклонниками Дмитрия Медведева, но речь не идет исключительно о его личности. Меня беспокоит то, что еще в 1993-м году было заложено конструктивное несовершенство нашей политической системы: она порождает параллелизм и дублирование власти, а в случае с тандемом, — и само двоевластие. Параллелизм фактически означает, что в стране есть два правительства: администрация президента и правительство Российской Федерации. И даже если между президентом и премьером нет проблем и они действуют в духе начальник-подчиненный, все равно их аппараты конкурируют между собой, борются за ресурсы. Если хотите, на определенном этапе участвуют и в коррупции: кому именно относить взятки и т. д. Все это как минимум удваивает то бремя, которые лежит на нас в связи с такой системой принятия решений в России.

Гораздо логичнее система власти реализована в США — стране, применимой для сравнения с нами во всех отношениях. Федеративное государство с огромной территорией, многонациональное, имеющее претензию на доминирование в мире так же, как и мы до 1991-го года. Это страна, в которой реализован такой же вариант власти: президент, министры, конгресс. Никакого премьера в Америке нет, и нет никакой перспективы разыгрывать здесь какую-то фронду внутри власти.

«СП»: — Услышав это, многие вам возразят, что в США, каким бы ни был президент — «Ельциным», «Путиным» или «Горбачевым» — это страна все равно будет продолжать идти тем же курсом, которым шла десятки лет до этого, а у нас от фигуры президента фактически зависит существование всей страны. Не усугубит ли эту ситуацию передача президенту еще и премьерских полномочий?

— Это примерно та история, которую мы проходили при Ельцине: «Да, Ельцин сам плох, зато его премьеры смогут компенсировать его недостатки». Это все игра с общественным мнением, причем, как правило, нечестная. Мы прекрасно помним, что происходило между Ельциным и его премьерами, и насколько эти премьеры были ему подотчетны, а если они, как Примаков, пробовали выйти из его подчинения, они немедленно вылетали из правительства. Я также хочу обратить внимание на ситуацию, что когда президент укрывается за спиной премьера, это приводит к печальным результатам и для самого президента. Ельцин, конечно, сваливал все проблемы и недостатки на премьеров, но при этом его рейтинг и суммарный рейтинг власти неуклонно падал вниз. То же самое происходило у Николая II: он тоже был слабым государем при той системе власти, а премьеры, которых он назначал, были крупными политическими деятелями. Что в этой ситуации начинало происходить? Окружение царя настраивало его против премьеров и он рано или поздно отправлял их в отставку. То есть в аппарате начинаются бесконечные интриги, направленные на того, кто берет на себя бремя решения.

Я хочу обратить внимание на то обстоятельство, что мы не выбираем премьера, а этот человек в нашей властной системе является вторым — это нонсенс, потому что если мы выбираем президента, то это, по крайней мере, человек, облеченный ответственностью, дарованной ему народом. А премьера мы не выбираем, эта власть делегированная, но он занимает несоизмеримо важное место в ее структуре. В случае если президент по каким-то причинам не может выполнять свои обязанности, то их исполняет премьер-министр, что совершенно нелогично. Правильнее было бы если бы их исполнял глава Государственной Думы, потому что она выбирается напрямую нашими гражданами, и, на мой взгляд, это было бы гораздо правильнее с точки зрения чистоты демократического процесса.

Но самый главный вопрос — это опасность двоевластия, которая возникает вне зависимости от того, кто премьер, кто президент, просто при нашей конструкции власти. В нынешней обстановке эта опасность многократно усиливается, ибо бывший президент предлагается на пост премьера. При этом его сторонники, такие как Юргенс, Иноземцев, настаивавшие на том, чтобы Медведев шел на второй срок, накануне выборов выступили с утверждением, что ему не следует стремиться к посту премьера и он не подходит на эту роль.

Нужно устранить двух координаторов власти, оставив одного. Мы также считаем, что президент должен расширить полномочия Федерального собрания. Мы считаем, что министры, назначенные президентом, должны подвергаться обсуждению в Государственной Думе, а может быть, и в Совете Федерации, чтобы эти органы имели возможность отправлять их в отставку, если кадры оказались непрофессионалами или совершили какие-то ошибки. Именно такая норма в определенном виде присутствует в американском законодательстве и позволяет корректировать решения президента, если он или выбранные им представители из-за каких-то соображений назначают людей, которых отвергает общество. В этом случае вносятся рекомендации Конгресса по тем или иным кандидатурам.

По опыту своей работы в Думе могу сказать, что и тогда, и теперь у многих депутатов, которые поддерживают власть, было горячее желание избавиться от тех или иных министров, которых они считали вредными. Например, в прошлом составе «Единая Россия» всеми силами пыталась отправить в отставку Христенко, Сердюкова, Фурсенко, но она не имела для этого никаких правовых возможностей, потому что депутаты могут ставить вопрос об отставке всего правительства, но не могут ставить вопрос об отставке отдельного министра.

«СП»: — Из вашей статьи складывается впечатление, что вы также считаете необходимым удалить из власти нынешний либеральный блок. Это так?

— Те, кого мы в России называем либералами, не поддерживаются подавляющим большинством населения, но оказывают непропорционально большое влияние на политику правительства, особенно в сфере экономики. Они обладают эксклюзивными властными правами на протяжении уже 20 лет. Мы знаем, что те рецепты, которые они используют, полностью провалились. На Западе из этого делают выводы, а у нас вместо этого Кузьминов с Мау пишут «Стратегию 2020», в которой предлагается все то же самое, но в еще худшем варианте. Причем пишут они ее по заказу правительства.

«СП»: — Вы уже получили какой-то ответ со стороны власти?

— Я в принципе не предполагал, что будет какой-то ответ. Это приглашение к дискуссии в достаточно важный момент в жизни нашей страны: в момент, когда формируется новая власть. Да, Медведев, скорее всего, будет назначен премьер-министром правительства России. Но несмотря на это, мы предлагаем продолжить дискуссии по вопросу института премьерства в нашей стране, а затем спокойно решить этот вопрос через конституционные поправки.

Иначе возникнет очень странная история: или Путин должен будет окончательно перейти на сторону правых либералов и стать Медведевым, или он не досидит до конца срока, потому что власть перейдет к другой группировке, которая спровоцирует кризис, или Путину надо искать какой-то повод, чтобы через какое-то время ставить на пост Медведева более лояльного и близкого по его духу и идеям человека. В любом случае то время, которое пройдет при таком разброде в установках, будет временем, которое Путин должен будет отнять от своего президентского срока.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин критически оценивает статью и утверждения Константина Затулина:

— В свое время Константин Затулин покинул Думу, а до этого был вынужден покинуть пост заместителя председателя Комитета по делам СНГ Государственной Думы по причине конфликта с Дмитрием Медведевым. Медведев сейчас намеревается стать премьер-министром. Соответственно, Константин Затулин сейчас находится в числе тех, кто выступает за максимальное расширение полномочий президента. Раньше эта тема, насколько я понимаю, его не сильно волновала, а сейчас, когда премьером может стать Медведев, эта тема стала его очень волновать. То есть здесь проблема не столько в эффективном управлении, сколько в конкретной фамилии.

Тем не менее, я думаю, что эта статья все же выходит за рамки личного конфликта Затулина с Медведевым, потому что то мнение, которое озвучил Затулин, разделяют многие люди в нынешней Думе. Они полагают, что Путин в 2008-м году совершил ошибку, объявив Медведева приемником, они полагают, что Путину надо было идти на 3-ий срок, и при этом никакой необходимости в ликвидации поста премьера не было бы, т.к. он мог быть техническим, вроде Фрадкова или Зубкова. Но обещание премьерства Медведеву уже дано, и в итоге сейчас чувствуется достаточно серьезное напряжение, связанное с перспективами перестановок в правительстве. Например, понятно, что Дмитрий Анатольевич не совместим с частью членов нынешнего правительства, в первую очередь — с Игорем Сечиным. Так что понятно, что те люди во власти, у которых с Медведевым сложные отношения, хотели бы, что тот не стал премьером, и эта статья может быть одним из сигналов именно со стороны этой части нашей государственной улицы.

«СП»: — Может ли пост премьер-министра действительно быть упразднен в России?

— Я думаю, что игра за то, чтобы сейчас ликвидировать должность премьера или не пустить Медведева, имеет очень мало шансов на успех, потому что иначе были бы нарушены определенные неформальные правила игры, на которых строится существующая политическая система. Я думаю, что это игра на перспективу: если у правительства будут проблемы в экономике, будут к нему претензии, то к этой теме можно будет вернуться.

Что касается того, что премьер-министр у нас является козлом отпущения, это действительно так, но если говорить о возникновении двоевластия, то это зависит от конкретных фамилий. В период с 2004 по 2008 год премьеры были технические, и никакого двоевластия у нас не было, так что премьерство — это необязательно двоевластие.

«СП»: — Как вы оцениваете сравнение нашей и американской политических систем?

— Пример США я считаю не очень корректным, потому что там существует пост вице-президента, который позволяет президенту делегировать часть своих функций, чтобы себя разгрузить. У нас пост вице-президента отсутствует и вводить его опасно: два прецедента уже были, и оба вице-президента очень быстро оказались в следственном изоляторе из-за того, что подумывали, а не стать ли им исполняющими обязанности президента и даже сделали для этого все возможные шаги. То есть эта должность в России является миной замедленного действия, и поэтому должность премьера нам, наверное, более свойственна.

Сегодня в нашей стране наоборот идет речь о том, что у президента слишком много функций, часть из которых у него поэтому отбирается. И вдруг несмотря на эту тенденцию нам предлагают ликвидировать премьерство. В итоге мы снова получаем суперпрезидента. Но в США есть вице-президент, есть очень сильный и амбициозный Конгресс, причем во многих случаях происходит так, что весь Конгресс или одна из палат контролируется оппозицией, а кандидатуры всех министров рассматриваются через увеличительное стекло. В США очень сильная и независимая судебная власть, и если мы согласны на все это, тогда это может быть каким-то противовесом, но сегодня у нас очень слабый парламентаризм и слабая судебная система. Мы, конечно, можем получить суперпрезидента, но непонятно, кто с него будет спрашивать результаты его работы. То есть в США множество ограничителей, которых у нас нет, и в нашей ситуации появление суперпрезидента, на мой взгляд, может быть опасным.

Что касается утверждения Константина Затулина о либералах, то, во-первых, я не думаю, что он должен говорить от лица всех тех, кто голосовал за Путина, потому что многие из них действительно ничего не имеют против Медведева. Во-вторых, Затулин хорошо сказал на счет 20 лет, которые либеральный блок находится у нас во власти. Из них Медведев находится в правительстве с 2005-го года, и правительство, сформированное в 2008-м году, было полностью определено Владимиром Путиным. Именно он, а не Медведев привел в правительство Кудрина и поддерживал его финансовую политику. То есть игра идет не против либералов и их курса, а конкретно против Медведева.

«СП»: — Между администрацией президента и официальным правительством действительно имеет место постоянный конфликт?

— Конфликт действительно есть, но влияние первой на вопросы экономики традиционно носит неформальный характер, поэтому если президент станет одновременно и премьером, он не откажется от своей администрации. Просто сохранится такая ситуация, что если между администрацией президента и официальным правительством возникнут разногласия, они будут обращаться к арбитражу президента, как это происходит и сейчас. Мало что изменится, потому что ни один из них не исчезнет, и если их будет возглавлять один человек, это не будет служить гарантией того, что институты не будут иметь собственных амбиций. Более того, в случае совмещения должностей президенту будет сложнее контролировать государственные институты и согласовывать их интересы.

Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье