18+
воскресенье, 24 сентября
Политика

Уго Чавес: «Господи, дай мне жизнь! Не забирай меня пока!»

Президенту Венесуэлы отводят 6−7 месяцев жизни. Чем его уход обернется для России?

  
62

В течение уже нескольких месяцев в прессе регулярно появляются сообщения о том, что состояние здоровья президента Венесуэлы Уго Чавеса настолько плохо, что еще один президентский срок он вряд ли переживет.

Как известно, венесуэльский лидер болен раком, с которым пытается справиться уже больше года. Он регулярно летает на Кубу, где ему делают операции и проводят курсы химеотерапии. Летом 2011-го кубинские врачи удалили Чавесу злокачественную опухоль кишечника, а в феврале — опухолевое образование, возникшее примерно в том же месте, что и в прошлый раз. Процесс реабилитации сопровождается многочисленными курсами лучевой терапии и окружен множеством слухов вплоть до утверждений о смерть каудильо.

Так, в конце марта венесуэльский врач Хосе Рафаэль Маркина, проживающий в настоящее время в США, выступил с прогнозом, в соответствии с которым Чавесу осталось жить не более семи месяцев. По его словам, у Чавеса диагностирована лейомисаркома — крайне редко встречающаяся опухоль кожи гладкомышечного происхождения: «Не думаю, что Чавес проживет намного больше шести-семи месяцев, если судить по скорости развития опухоли», — сказал Маркина. Несколько дней назад он же сообщил, что после прохождения президентом Венесуэлы нового курса лучевой терапии на Кубе, в области кишечника были найдены некие осложнения, из-за которых дальнейшее лечение пришлось временно прекратить. Свои утверждения врач, живущий в США, делает, т.к. якобы знаком с источниками информации, близкими к обслуживающей президента бригаде медиков как в Гаване, так и в Каракасе.

Неудивительно, что на этом фоне обращение Уго Чавеса к Богу, сделанное в минувший четверг, было многими воспринято как жест отчаяния безнадежно больного человека: «Господи, дай мне жизнь! Христос, дай мне свой венец, чтобы у меня пошла кровь, дай мне сто крестов, чтобы я их нес, но только дай мне жизнь, потому что есть еще столько вещей, которые надо сделать для моей родины и народа, не забирай меня пока!» — сказал Чавес во время мессы в храме в своем родном штате Баринас.

О сложившейся ситуации со здоровьем президента Венесуэлы и чем самые худшие прогнозы могут обернуться для России, заключившей с этой страной контракты на десятки миллиардов долларов благодаря хорошим отношениям с Чавесом, корреспондент «СП» поговорил с российскими экспертам. Ситуацию комментирует кандидат философских наук, директор Научно-информационного центра Института Латинской Америки РАН Александр Харламенко:

— Во-первых, само мнение, что Уго Чавесу осталось жить всего несколько месяцев, является весьма спорным. Бывший личный врач президента, неоднократно в последнее время выступавший с такими заявлениями, давно уже стал активным участником античавистской оппозиции, причем самого экстремистского ее крыла. Сейчас он в политических целях безобразнейшим образом спекулирует на врачебной тайне и веры ему быть не может.

«СП»: — Тогда как понимать мольбу Чавеса, обращенную к Богу, с просьбой дать ему жизнь?

— Она вполне понятна, учитывая религиозность венесуэльского народа и факт пребывания в Латинской Америке Папы Римского. Это стремление президента подчеркнуть хорошие отношения с католиками и свою приверженность католической вере. Просто эту цитату не следует выдергивать из контекста, чтобы не создавалось впечатление, что Чавес находится в каком-то подавленном состоянии духа и т. д. Все как раз наоборот. И сам он, и его соратники утверждают, что он успешно борется с болезнью. К сожалению, это политический вопрос, и мы не можем на слово верить тому, что говорит оппозиция, в том числе примкнувшие к ней медики, нарушившие свой врачебный долг. При этом у нас нет оснований для того, чтобы не верить Чавесу и его товарищам.

Тот факт, что Чавес продолжает активно бороться за победу на президентских выборах, которые состоятся 7 октября 2012 года, скорее, опровергает распространяемые сообщения, что он находится при смерти. Я думаю, что если бы это действительно было так, чавистское движение уже искало бы ему альтернативу для выборов.

«СП»: — Харизматичным лидерам всегда сложно найти адекватную замену.

— Как сказать: в истории Латинской Америки ее находили неоднократно. Например, бразильского лидера Жетулио Варгаса после его гибели в 1954 г. сменил его многолетний сподвижник Жоао Гуларт. Аргентинского лидера Хуана Доминго Перона после его кончины в 1975 г. заменила его вдова Мария Эстела, ранее занимавшая при нем пост вице-президента. Доминиканского политика-долгожителя Хуана Боша сменил Леонель Фернандес, нынешний президент. С большим или меньшим успехом замена всегда находилась.

«СП»: — Хорошо, но насколько сегодня популярна фигура Уго Чавеса в Венесуэле? За последние годы страна испытала целый ряд экономических неудач (дефицит продуктов питания, серьезный рост цен, девальвация национальной валюты и т. д.), которые сказались на его поддержке населением.

— Это тоже тенденциозная трактовка. Единственный экономический показатель, который в Венесуэле действительно является плохим, это инфляция, показатели которой являются одними из самых высоких в Латинской Америке (примерно 20% в год — прим. «СП»). Но в условиях капитализма это плата за социальные реформы, программы развития госсектора и связанные с этим крупные государственные расходы. Все остальные показатели никак нельзя назвать неудачными. Государство не только полностью индексирует зарплату и пенсии, компенсируя людям инфляцию, но и повышает их реальный размер. Только что, перед отъездом на Кубу, Чавес объявил о повышении минимальной зарплаты с 1 мая на 15%, а с 1 сентября — еще на 15%.

Кроме того, не следует забывать, что против Венесуэлы ведется необъявленная экономическая война как со стороны местного крупного капитала, так и со стороны зарубежных сил, что тоже вносит свой вклад. И для таких внешних условий экономическое положение страны является совсем неплохим. Продолжается рост ВВП, реализуются крупные социальные программы, растут социальные показатели и общий жизненный уровень населения, так что оснований говорить о какой-то экономической катастрофе сегодня нет.

«СП»: — Может быть, это благодаря тому, что экономику Венесуэлы сегодня очень сильно поддерживают высокие цены на нефть.

— Безусловно, это так, но распределение нефтяных доходов отличается значительно большей справедливостью, чем во многих других нефтедобывающих странах. Именно этому служат социальные программы Венесуэлы, так называемые «миссии». Это военно-гражданские государственные мероприятия на благо бедных и социально незащищенных слоев населения: это борьба с безграмотностью, которая уже ликвидирована, это бесплатная медицина, помощь детям и т. д. Разумеется, все эти расходы ложатся определенным грузом на бюджет страны, но это уже вопрос не экономический, а политический.

«СП»: — Предположим, что воплотится в жизнь худший сценарий, подразумевающий смерть Чавеса и приход к власти проамериканской администрации. Что ждет Венесуэлу в этом случае?

— Венесуэла держится на плечах не одного Чавеса. Кроме президента существует также правящая партия — Объединенная социалистическая партия Венесуэлы, — которая имеет абсолютное большинство в парламенте и реальные шансы выиграть следующие выборы. Происходит укрепление ее отношений с профсоюзами: к 1 Мая завершается принятие нового законодательства о труде, за которое десятки лет боролось рабочее движение Венесуэлы, и это также добавляет авторитета нынешним властям в глазах населения. Есть также и вице-президент, который тоже представляет правящую партию и является видным государственным деятелем. Так что даже в случае ухода Уго Чавеса из жизни Венесуэлу «голыми руками не возьмешь».

«СП»: — То есть опасности смены политического курса Венесуэлы сегодня не существует в принципе?

— Опасность существует, но она в другом. Нынешняя непримиримая оппозиция рассчитывает не на выборы, и даже не на кончину того или иного руководителя, а на государственный переворот, потому что других шансов на победу у нее практически нет. И если оппозиции это удастся, то внешний политический и экономический курс Венесуэлы изменится радикально. Ее лидеры неоднократно заявляли, что в случае своей победы они будут выполнять требования МВФ, то есть сворачивать социальные программы. Кто говорит такие вещи, если рассчитывает победить на президентских выборах? Так говорят, когда рассчитывают на что-то другое. Поэтому реальная опасность состоит в угрозе переворота в том или ином сочетании с вмешательством извне.

«СП»: — По вашему мнению, когда это может произойти?

— Эти планы явно приурочиваются к осени, то есть к выборам в Венесуэле и в Соединенных Штатах Америки. Античавистская оппозиция открыто координирует свои действия с крайне правыми кругами США, Испании, Колумбии и других стран.

«СП»: — Какие последствия этот переворот имел бы для российских интересов?

— Я думаю, нам следует извлечь уроки из трагического опыта Ливии, когда наше руководство заняло недостаточно принципиальную позицию и Россия понесла колоссальные убытки. Венесуэла имеет гораздо большее экономическое значение, чем Ливия. По последним геологическим данным, в ней сосредоточены самые большие запасы нефти в мире. Смена режима чревата резким падением мировых цен на нефть со всеми вытекающими отсюда экономическими и политическими последствиями для России и ее нынешнего руководства.

На вопрос, действительно ли смена политического режима в Венесуэле грозит нашему бюджету обвалом числа поступающих нефтедолларов, отвечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов:

— Даже в случае смены режима на проамериканский Венесуэла вряд ли будет обрушивать цены на нефть. Для этого есть несколько причин: во-первых, доходы от нефти играют ключевую роль в бюджете Венесуэлы; во-вторых, чтобы обвалить цены, на рынке должно быть очень много дешевой нефти, а у Венесуэлы ее нет, т.к. ее нефть очень сложно добывать, и чтобы эти проекты были рентабельны, нефть должна стоить дорого. Наконец, обосновать такой поступок политически будет очень сложно. То есть я не думаю, что если власть в Венесуэле возьмут проамериканские силы, что-то радикально изменится. Старые времена уже прошли, и вся Латинская Америка прекрасно понимает, что такое проамериканский режим, и к чему он приводит. Тот факт, что большинство населения в этом случае сильно проиграет, является очевидным уже для всех, и такой режим не сможет продержаться долго.

На самом деле, антиамериканизм Уго Чавеса является следствием этого понимания, а проявляется он в том, что Венесуэла дает доступ к своим месторождениям неамериканским компаниям, продает нефть не только США, но и другим странам, в том числе тем, с которыми у США очень напряженные отношения. Например, поставками своей нефти Чавес активно поддерживает Кубу, которая уже больше полувека находится в состоянии торгового эмбарго со стороны Америки.

«СП»: — А какие последствия для России может иметь смена власти в Венесуэле?

— Многое будет зависеть от того, как новый президент поступит с ранее заключенными контрактами. Их у российских компаний там сейчас много, и если их начнут пересматривать или менять условия, конечно, это отразится на нас негативно, то есть опасность не в обрушении мировых цен на нефть, а в том, что нас могут начать выдавливать с венесуэльского нефтяного рынка.

О военных последствиях ухода Чавеса рассуждает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин:

— В геополитическом плане в мире ничего не изменится. Венесуэла до сих пор ни на кого не напала, и если власть сменится на проамериканскую, то она тем более ни на кого не нападет. Уж если кто и мог быть источником конфликта, то это именно Уго Чавес, и если он уйдет, военных конфликтов в регионе совершенно точно не будет.

«СП»: — За последние несколько лет Россия заключила с Венесуэлой множество военных контрактов на миллиарды долларов. Причем сделали мы это в кредит. Какова будет их судьба, если у власти станут проамериканские лидеры?

— Кто оплатит уже поставленное оружие, это интереснейший вопрос, но я не уверен, что оно будет оплачено, даже если у власти останется Чавес. Оно приобретается в кредит, а если нефтедобывающая страна что-либо приобретает в кредит, значит, у нее совсем плохо с деньгами. Поэтому мне неочевидно, что даже Чавес его оплатит, не говоря уже о ком-то другом, если только речь не идет об оплате натурой, то есть об отдаче каких-то нефтяных месторождений, — зависит от того, как договоримся.

«СП»: — Сегодня вся Латинская Америка становится все более независимой от влияния США и даже антиамериканской в своей внешней политике. Изменение позиции Венесуэлы не задаст обратный вектор движения?

— Чавес является неформальным лидером в регионе, и, конечно, его уход подорвет эту направленность, но с другой стороны, она никуда не денется, потому что это вековые настроения. Народная ненависть к американцам там имеет место очень давно, просто в годы Холодной войны американцы не допускали ее выхода наружу и прихода к власти антиамериканских режимов вроде Кубы, которую они случайно упустили. После окончания Холодной войны, США просто забросили это дело и перестали всерьез интересоваться тем, что происходит в Латинской Америке, поэтому настроения прорвались уже на политических выборах. Так что движение сохранится.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня