18+
воскресенье, 4 декабря
Политика

Игумен Сергий Рыбко: «Шутки на религиозном поле до добра не доведут»

В Москве прошел массовый молебен в защиту поруганных святынь и доброго имени церкви

  
43

Вольно или невольно Русская православная церковь оказалась втянута в политику. Нет сомнения, что «панк-молебен» в главном храме России и последовавшая затем информационная кампания против патриарха Кирилла — звенья одной цепи. Представители РПЦ призвали верующих принять участие в молебне в защиту поруганных святынь и доброго имени церкви. Утром патриарх Кирилл совершил литургию в храме.

Как бы там ни было, надо признать: если бы у значительной части общества не накопились вопросы к Русской православной церкви, провокации против неё, от кого бы они ни исходили, не вызвали бы такого общественного резонанса.

Даже в среде воцерковлённых людей находятся те, кто готов попенять на огрехи РПЦ. Вот, например, что можно прочитать на сайте Православного братства во имя святых преподобных Иоанна Дамаскина и Илии Муромца «Русский сход», члены которого относят себя к ревностным защитникам ценностей Православия, по поводу вакханалии Pussy Riot :

«…Но, положим, суд над кощунницами состоится, и они будут привлечены к уголовной ответственности. Значит, к такой же ответственности должны быть привлечены и те соблазнители, через которых на территории комплекса Храма Христа Спасителя оказывается возможным проведение сомнительных вечеринок и форумов. Или вечеринки на территории комплекса Храма Христа Спасителя не соблазняют верующих? Причем, если плясуньи оскорбили святыню храма однажды, то устроители подобных мероприятий оскорбляют её изо дня в день.

А может не наказывать девиц тюрьмой, но принародно выпороть их и посмеяться над ними, как они посмеялись над нашей святыней? Но в этом случае надо выпороть всех тех, кто ежегодно смеётся над святыней праздника Рождества Христова, устраивая его празднование задолго до самого Рождества на новогодних ёлках и маскарадах в храме Христа Спасителя? Причём, если плясуньи посмеялись над храмом однажды, то устроители этих ёлок смеются над ним из года в год, приучая к этому десятки тысяч наших детей и прочих малых сих, верующих во Христа…"

Дала ли Церковь повод для нападок на себя?

— Думаю, да, давала. — Отвечает на этот непростой вопрос православный миссионер, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Бибиреве отец Сергий Рыбко. — Церковь оказалась не готовой к вызовам 21 века. Лишь единицы священнослужителей в силу внутренней духовности были подготовленны к непростому диалогу с большим количеством молодёжи и интеллигенции.

Самая главная проблема в том, что нынешняя церковь, это церковь неофитов. Много людей, которые всего 2−3 года назад впервые переступили порог церкви. Я служу в Православии более 30 лет. Многие процессы в Церкви и обществе проходили перед моими глазами, и мне есть с чем сравнить. Сегодня настоятелями храмов зачастую делают вчерашних семинаристов. До революции священник должен был лет десять прослужить в церкви, набраться духовного опыта прежде, чем стать её настоятелем. Сегодня всё больше людей обращается к Богу, число храмов растёт, а зрелых, устоявшихся священников не хватает.

Неофитствующая церковь не всегда ведёт себя правильно. Многие священники отрицают всю без разбора рок-музыку, огульно ругают молодёжь. Для них всё новое — плохо. Так церковь можно превратить в клуб по интересам для старушек.

«СП»: — Патриарх, надо полагать, человек с достаточным духовным опытом. У некоторых далёких от церкви людей возникает вопрос: для чего ему было затевать этот скандальный иск по поводу квартиры в доме на Набережной? Может быть, стоило взять и простить ответчиков, тем более, что дело получило такую скандальную известность?

— История с квартирой — дело тёмное. Я пытался изучить этот вопрос. Сторона ответчика Шевченко больше заинтересована в пиаре. Так мне показалось. Патриарх неглупый человек. Он понимает, что потерянное уважение не стоит тех миллионов, которые он получит по суду. Там есть что-то, что от нас с вами скрывают. Тем более Святейший, если бы задался такой целью, имел бы десяток квартир в любом городе мира. Богатые люди надарили бы ему всё, что угодно.

А посмотрите, насчёт этих несчастных часов — вот уже второй месяц мусолят. Это потому, что больше прицепиться ни к чему не смогли. Не нашли ни яхт, ни островов, которые якобы принадлежали патриарху. Кстати, святому Иоанну Кронштадскому тоже дарили очень дорогие вещи, он их какое-то время носил, чтобы не обидеть благотворителей, а потом передаривал.

«СП»: — От служителей церкви ждут примеров аскетизма, однако считается, что некоторые современные батюшки не прочь красиво пожить…

— Я как раз на днях говорил проповедь на рок-фестивале на эту тему и привёл такой пример: представляете, вы приходите в больницу и видите, что все больные дружно выздоравливают, а медперсонал от главврача до нянечки — светила медицины. Так не бывает. Дай Бог, один-два талантливых врача на больницу. В церкви тоже не могут быть все на высоте. Большинство священников — достойные люди. Они самоотверженно несут службу в глубинке, иначе церкви бы просто не было. Церковь стоит на примерах. Вспомните прошлого патриарха Алексия II. Он умер практически нищим. После смерти часто достают компроматы, а на него ничего не нашли. И сколько таких священников. У меня есть знакомый архиерей. Ему пожертвовали 10 тысяч долларов на панагею. Он попросил у знакомого священнослужителя лишнюю панагею, чтобы показать своим благотворителям: вот, мол, купил, спасибо. А все деньги отдал на строящийся храм… Причём служил он тогда в отдалённой, бедной епархии, ходил зачастую пешком, на медведя спящего наступил один раз… А многие провинциальные священники и вовсе зачастую живут на грани нищеты.

Да, в семье не без урода. Не все священники в Православной церкви достойны своего звания. Но ведь и Иуда был среди апостолов. Я лично видел лишь одного священника, которому было под 90 лет, имеющего свой мерседес. Думаю, за свою жизнь, на машину он заработал.

«СП»: — Многих верующих людей задевает, когда они видят, например, в переходе иконную лавку, рядом с которой торгуют нижним женским бельём с откровенными картинками на упаковках. Неужели нельзя избежать таких казусов?

— А что Церковь в данном случае может сделать? Я пытался открыть церковную лавку в переходе. Это очень трудно. Стоит немалых денег, да ещё надо уметь договориться с «нужными» людьми. Тем священникам, кто пытается протестовать против таких вещей, говорят: не нравится, давайте закроем вас вообще.

«СП»: — Может быть, в таких случаях лучше проявить принципиальность, закрыть лавку?

— Нет, из двух зол надо выбирать меньшее. Я считаю, что важнее сохранить лавку, где даже случайный человек может купить Евангелие и стать ближе к Православию.

Все эти казусы с нижним бельём на совести тех людей, которые допускают, что рядом со школой, например, может быть магазин интимных услуг… Это культура общества, происходящая от безбожия. Бога нет, всё позволено, человек — некое животное, которое удовлетворяет свои физические потребности и только… Вот в чём губительность атеизма.

«СП»: — Как вы относитесь к версии некоторых политологов, что информационные атаки на Церковь нужны самой власти?

— Это абсурд. Верующих всё-таки довольно много. Православие воспитывает человека смиренного, кроткого, умеющего терпеть. Но терпеть люди могут не бесконечно. За религию некоторые люди пойдут до конца… Из истории примеров достаточно… Религиозное поле всегда непредсказуемо, и здесь шутки шутить опасно.

«СП»: — Вы думаете во власти все это понимают?

— Я знаю нескольких людей достаточно высокопоставленных. Во власти немало православных людей, которым дорого отечество, русская идея…

К тому же власть имущие, когда им надо, умеют создавать провокации, и вряд ли станут замешивать в них церковь. Они знают, что там, где религия и межнациональные отношения, всё должно быть миром. Иначе последствия для власти, да и для всего государства могут быть непредсказуемыми.

Политолог, один из идеологов русского национализма Александр Севастьянов вполне допускает, что за акцией в Храме Христа Спасителя мог стоять близкий к властным кругам политтехнолог и галерист Марат Гельман.

— Я нисколько не удивлюсь, если за акцией в Храме Христа Спасителя стоит Марат Гельман. Это чистой воды антирусская провокация, без чего этот деятель не может жить, как без хлеба насущного. Но, что касается, предположения, что за Гельманом стоит Кремль — в это мне слабо верится. На данный момент я не вижу там людей, которые были бы способны на такую мерзость.

«СП»: — Чем, на ваш взгляд, вызван такой большой общественный резонанс на последние нападки в отношении патриарха Кирилла?

— Общественные настроения, которые вызваны национально и социально невнятной позицией официальной церкви, таковы, что никакая критика в адрес РПЦ, насколько я могу судить, не воспринимается, как чрезмерная. Православная церковь в своём наименовании носит слово «русская». Это не просто РПЦ, но я не вижу в её деятельности отчётливого русского национального акцента.

Есть у общества и вопросы лично к патриарху и его окружению. Дело даже не в этих злосчастных часах и квартире. К сожалению, имеет место проблема отдаления церкви от народа. Священники, иерархи высокого ранга, выходящие из безмерно дорогих автомобилей, одевающиеся с подчёркнутой роскошью — всё это сказывается, к моему прискорбию, на нравственном состоянии общества.

Церковь мало подаёт примеров осуждения греха. Мне, например, неизвестен случай, когда священник отлучил бы от церкви женщину, сделавшую аборт. А ведь он обязан это сделать. До революции это правило соблюдалось неукоснительно. (Обычно женщин, сделавших аборт, отлучали от причастия на 5 лет — СП). Ведь аборт — это убийство собственного ребёнка. Никакого иного прочтения для верующего человека быть не может… Где роль, где подобающее место Церкви в борьбе с сексуальными извращениями, с наркоманией, пьянством… Может она и есть внизу, на уровне приходских батюшек. Но внятной общественной позиции от иерархов Церкви не слышно, или слышно в крайне недостаточном объёме. Я думаю, что вот это некоторое падение авторитета Церкви и сделало возможным провокативное поведение наших отъявленных врагов. Им, может быть, на какой-то момент показалось, что Церковь настолько далека от народа, что народ проглотит любое хамство по отношению к ней, никто не возвысит свой голос в защиту морально банкротящейся Церкви. Поэтому я считаю, что чем более дружным будет отпор беснованию, которое мы наблюдаем, тем лучше будет для всех, кто любит Россию. Участие в воскресном молебне будет тем авансом церкви со стороны народа, который она должна будет оправдать впоследствии.

Фото: Ридус

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня