18+
суббота, 10 декабря
Политика

Медведев не хочет быть «хромой уткой»

Глава государства выступил с прощальной речью на Госсовете

  
60

Во вторник президент Дмитрий Медведев выступил, по сути, с прощальной речью на расширенном заседании Госсовета. Торжественное мероприятие в Большом Кремлевском дворце собрало российскую элиту: губернаторов, членов правительства, лидеров партий и парламентариев. В первых рядах расположился будущий президент, Владимир Путин, пребывающий в превосходном расположении духа.

Медведев-уходящий, впрочем, тоже не выглядел недовольным. Он пафосно напомнил свои слова — «свобода лучше, чем несвобода» — и подтвердил, что это и есть его политическое кредо. Затем перечислил достижения: в «кризисные» годы власти «не допустили массового обеднения населения», рост экономики («что бы ни говорили»), самый низкий уровень инфляции.

Медведев пообещал не отступать в войне с коррупцией. Он отметил, что «будут реализованы дополнительные меры по борьбе с так называемой большой коррупцией, а также с бытовой коррупцией».

Глава (пока еще) государства напомнил, что именно по его инициативе была начата «беспрецедентная по масштабу политическая реформа за последние 20 лет». Он защитил меры по ужесточению режима, принятые в 2004-м Владимиром Путиным. По словам Медведева, политическая система, которая досталась от анархии и олигархии 1990-х, нуждалась в санации методом ручного управления. Но теперь порядок наведен, и демократия возвращается: «Демократия более не является бранным словом, ее престиж восстановлен, а перспективы в нашей стране гарантированы», — заверил Медведев.

Завершая выступление, Медведев обозначил семь задач будущего правительства до 2018 года.

Средняя продолжительность жизни в России должна вырасти до 75 лет.

Доля семей с доходами ниже прожиточного минимума через пять лет должна быть устойчиво ниже 10%. А у большинства российских семей средние доходы должны соответствовать базовым характеристикам среднего класса.

В мировом рейтинге комфортности ведения бизнеса Россия должна подняться с нынешнего непрестижного 120-го места, как минимум, на 40-е с перспективой вхождения в первую 20-у не позднее 2020 года.

За пять лет должно быть создано не менее 25 миллионов новых эффективных рабочих мест — в несырьевых секторах. Они заменят низкопроизводительные рабочие места и придадут импульс развитию всех регионов страны. Уровень безработицы должен составлять не более 5%, а производительность труда — повышена в 1,5−2 раза.

Не менее пяти университетов страны к 2018 году должны войти в первую сотню мировых рейтингов.

Большинство российских семей, по замыслу Медведева, смогут улучшать жилищные условия не реже чем раз в 15 лет.

Россия должна быть в первой десятке стран по уровню внедрения электронных технологий во всех сферах жизни общества.

Что стоит за выступлением президента, рассуждает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Алексей Владимирович, в чем главный посыл президентской речи?

— Выступление Медведева можно рассматривать как заявку на то, чтобы остаться в политике. Сейчас он идет в премьеры, и вопрос в том, каким премьером он будет: как Фрадков и Зубков, которые занимались техническими вопросами, или будет влиять на политику? Медведев сделал заявку, что будет влиять. Это будет зависеть, прежде всего, от позиции главы государства, который у нас традиционно за политику отвечает. Плюс, от того, в каком виде сохранится властная иерархия, выстроится ли схема, в которой президент и премьер находятся в отношениях строгой соподчиненности.

Медведев сказал, что хочет влиять на политику. Но при этом у него есть две проблемы.

Первая — он разочаровал собственных сторонников в качестве президента. То, что Медведев инициировал серьезные политические реформы, доверие ему не вернуло. Реформы о восстановлении прямых выборов губернаторов, и фактическая отмена ограничений на регистрацию новых партий были уступками. Они были проведены, когда люди вышли на улицы. Кроме того, по мере воплощения в законы, власть демонстрирует, что это уступки для нее нежелательные. Самый яркий пример такой демонстрации — введение муниципального фильтра на губернаторских выборах, который выборы сильно ограничивает.

«СП»: — А вторая проблема?

— Среди элит — да и в обществе — есть немало людей, которые считают, что соправление далее невозможно, и что Путин должен брать всю власть в свои руки. Они считают, что Медведев — опасный либерал, который хочет приватизировать нашу экономику, и ослабить роль государства в ней. Мало кто из сторонников этой точки зрения говорит о ней открыто — разве что Затулин, который уже потерял депутатский мандат. Остальные осторожничают, потому что не желают атаковать потенциального будущего премьера. Тем не менее, такие настроения носят очень серьезный характер.

Таким образом, Медведев как политик, который хочет остаться, оказывается между двух огней. С одной стороны, ему очень трудно опереться на разочарованных либералов, с другой — ему оппонируют достаточно сильные традиционалисты, связанные с силовиками. Поэтому его премьерство, в любом случае, будет очень проблемным.

«СП»: — Сколько времени он будет премьером?

— Это, видимо, зависит от цен на нефть. Это, кстати, еще одна проблема Медведева. Какую бы разумную политику он ни проводил, если цены на нефть упадут, ответственным за ухудшение экономической ситуации окажется он лично. Вообще, Медведев может стать ответственным много за что. Сейчас, например, планируется, что он станет одним из руководителей «Единой России». С одной стороны, это дополнительный ресурс, с другой — «Единая Россия», проиграв в регионах, сможет указать пальцем конкретно на Медведева: вот, смотрите, кто виноват в проигрыше… Пожалуй, пока у Медведева больше проблем, чем реальных возможностей.

«СП»: — Медведев в конце выступления себя хвалил. А как вы оцениваете его деятельность на посту главы государства?

— Трудно найти человека, который уходит с поста президента на пост премьера, и подвергает себя самобичеванию. Думаю, Медведев оказался в драматической ситуации. С моей точки зрения, он сделал действительно много. Причем, речь не только о последнем периоде его президентства, когда он проводил реформы. На мой взгляд, самое важное, что связано с его именем — это остановка курса на ужесточение политической системы, на восстановление Сталина в качестве образца, на «перезагрузку» отношений с Америкой.

Самое важное — что Медведев остановил тенденцию 2007 года. Если помните, 2007-й — это учебник истории, в котором Сталин оценивался достаточно позитивно, это осада посольства Эстонии, антилиберальная кампания на парламентских выборах. В медведевское президентство эти процессы были остановлены и где-то повернуты вспять, в обществе развернулись политические дискуссии после его послания Федеральному собранию 2008 года, в котором он подверг резкой критике чиновничество. Раньше, до Медведева, говорившего подобные слова сразу обвиняли в том, что он — агент мирового империализма, желающий подорвать стабильность.

«СП»: — Почему же Медведев, в целом, разочаровал?

— Связанные с ним ожидания были слишком велики. Они были намного больше того, что Медведев мог реально сделать. Причем, эти ожидания, в значительной мере, переносились на его второй срок. Считалось, что первый срок, в течение которого он остановил негативные процессы, является подготовкой ко второму, который будет ознаменован реформами и либеральной экономической политикой.

Но факт, что Медведев не пошел на второй срок, ставит под сомнение его возможности в реализации политики, о которой он говорил. В связи с этим, многое из того, что он сделал, выглядит декларативно. Негатив от понимания этого обращается и на Медведева. То, что он реально сделал, воспринимается не как основа для дальнейших реформ, а как отдельные, слабые и недостаточные решения. В этом драма Медведева как политического лидера.

«СП»: — Есть ли у Медведева шансы снова стать президентом?

— Это будет зависеть от многих обстоятельств: от его деятельности на посту премьера, от того, захочет ли Путин в 2018 году идти на новый срок (недавно он сказал, что такая возможность для него остается). А самое главное — от того, какой будет социальная и экономическая ситуация в стране перед следующими выборами, будет ли запрос на Медведева, как политика…

Другое мнение

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— Мне кажется, главный смысл нынешнего мероприятия — подчеркнуть, что Медведев будет премьер-министром, что он никуда не уходит, что «хромой уткой» он себя не ощущает, и по-прежнему является вторым по влиянию человеком в стране. Это и есть главный посыл, а какими словами он сопровождался — по большому счету — неважно.

«СП»: — Самые бурные аплодисменты (за исключением финальных) возникли, когда Медведев заявил о необходимости создать новые 25 миллионов рабочих мест. Как эту реакцию слушателей понимать?

— Это путинская идея, точнее — «Деловой России». Титов предложил ее Путину, как один из программных лозунгов, а Медведев ее только повторяет.

«СП»: — Он еще сказал, что регионам и муниципалитетам нужно передать дополнительные средства от налогов на триллион рублей. Это будет сделано?

— Идея о повышении финансовой самостоятельности регионов и органов местного самоуправления достаточно давно повторяется представителями власти. Почва для этого есть, потому что в последнее время централизация финансовых потоков достигла у нас запредельного уровня. Поэтому сейчас можно сделать некоторое послабление.

«СП»: — Президент сказал, что в 2004-м были приняты верные решения (укрупнение партий, отказ от прямых выборов губернаторов), что это была борьба с сепаратизмом и хаосом «лихих 1990-х». Зато теперь, поскольку стабильность начала переходить в застой, нужно снова повернуться к демократии. Этот поворот — от понимания, что по-старому нельзя, или все же от нужды?

— Конечно, это результат общественного давления. Не было бы Болотной и Сахарова — не было бы политической реформы.

«СП»: — Президент много говорил о борьбе с бедностью. В итоге получилось, что мы ее везде почти побороли, и большинство населения в скором времени будет жить, как средний класс. Есть ли шансы, что наше благосостояние будет расти?

— На мой взгляд, на ближайшую перспективу таких шансов нет. Дыру в Пенсионном фонде придется закрывать, а для этого — проводить непопулярную пенсионную реформу. На носу реформа образования и здравоохранения — с последствиями коммерциализации этих сфер мы столкнемся уже нынешней осенью. С июля вырастут тарифы на услуги ЖКХ. Словом, в ближайшей перспективе значительную часть населения ждет снижение уровня жизни.

«СП»: — Что сейчас чувствует Медведев? Это чувство хорошо выполненной работы, или сожаление об упущенных шансах стать реальным президентом?

— Думаю, эмоционально Медведев снова хочет стать президентом. Его посыл — ребята, я никуда не ухожу, я в политике всерьез и надолго. Думаю, еще 12 лет в политике Дмитрий Анатольевич себе запланировал.

«СП»: — У него есть шансы снова стать президентом?

— Я считаю, шансы есть. Они не очень большие, но существуют. Сейчас многие скептически по Медведеву проходятся: мол, да ладно, уже все, он премьером месяц отработает, и его отправят в отставку. Я так не думаю. У Медведева стопроцентная известность — это уже неплохо. У нас политиков с такой известностью можно по пальцам пересчитать. Если брать соотношение позитивной оценки деятельности к негативной — позитива больше. Сколько у нас политиков, у которых этот баланс в позитиве? Думаю, не больше десяти человек. Возраст Медведеву позволяет еще какое-то время подождать. И я вовсе не думаю, что Путин хочет от Медведева избавиться. Медведев дал Владимиру Владимировичу такие гарантии лояльности, какие никто еще не давал. Поэтому Медведев еще может сыграть по-крупному…

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации (ИПРОГ)

«СП»: — Какое впечатление произвела на вас экономическая программа Дмитрия Медведева?

— Слова «программа» и «Медведев» даже ставить рядом смешно. Какое значение имеет то, что планирует человек, который в такой стране как Россия умудрился пробыть всего лишь «техническим президентом»? Важно, что говорит Путин, потому что это реализуется. То, что говорит Медведев, имеет слабое отношение к реальности. Это можно видеть по его программе модернизации страны, планам введения цифрового телевидения, замены лампочек накаливания. Все эти достижения интересны лишь Первому каналу телевидения и то, до тех пор, пока есть команда сверху это показывать.

«СП»: — То есть вы не видите никаких достижений в экономике за действующим президентом?

— Из того, что он сказал, по-настоящему важна лишь монетизация льгот чиновников. Потому что можно не сомневаться, что эта программа будет выполнена в повышенном объеме. Правящая бюрократическая тусовка получит все свои льготы по очень хорошим завышенным ценам. Но Медведев не понимает сути государственно-бюрократической работы, того, как работает бюрократический аппарат на самом деле. И это не вызывает удивления.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Он пытается стать выразителем интересов правящего класса в России, но как будто не осознает, что ни льготы, ни заработная плата, даже в очень большом размере, давно уже не является источником существования тех людей, которые принимают по-настоящему важные решения в экономике. Когда высокий чиновник арендует для работы кабинет класса «люкс» стоимостью 135 тысяч рублей в день, это не считается роскошью — просто человеку создают удобные условия для мыслительной работы.

Разве будет играть такую роль при Путине человек, способный иметь экономическую программу и самостоятельно ее реализовывать? Ведь назначение Медведева на должность главы «Единой России» похоже на то, как если бы капитан перед столкновением корабля с айсбергом назначил своего помощника старшим на корабле: «Сейчас будет кораблекрушение, но отвечать за это будешь ты».

P.S. Едва закончился Госсовет, будущий президент Владимир Путин сделал давно ожидаемое заявление: после инаугурации он сложит с себя полномочия лидера «Единой России», а теперь предлагает на этот пост Дмитрия Медведева. Об этом Путин заявил на встрече с активом «Единой России».

«Буду просить вас и членов партии созвать внеочередной съезд во второй половине мая и в связи с тем, что Дмитрий Анатольевич Медведев возглавлял список „Единой России“ на выборах в Госдуму, и в связи с тем, что я буду рекомендовать его кандидатуру на должность председателя правительства, считал бы правильным, если бы он и партию возглавил», — заявил Владимир Путин, пояснив, что в России президент обычно «являлся надпартийной фигурой».

По Путину выходит, что совмещение поста премьера и лидера партии власти — нормальная мировая практика: «Правительство опирается на парламентское большинство», «только так и можно добиться эффективной совместной работы», — сказал Владимир Владимирович.

В ответ председатель Высшего совета партии «Единая Россия» Борис Грызлов заверил, что на съезде Медведев будет избран лидером партии единогласно. «В мае будет съезд партии, и ваше предложение избрать Дмитрия Медведева лидером партии, будет поддержано всей нашей партией, всеми делегатами съезда», — отчеканил Грызлов.

Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Климентьев

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня