18+
вторник, 6 декабря
Политика

«Народный фронт» отвоевался

Станет ли ОНФ новой партией власти, будет известно осенью

  
33

Не успел Дмитрий Медведев стать лидером «Единой России», как проблемы возникли и в «конкурирующей организации» — «Общероссийском народном фронте» (ОФН). В среду стало известно, что Фронт приостанавливает работу до осени. Об этом заявил зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Вячеслав Лысаков, выдвинутый в парламент от «Фронта».

"Событий действительно никаких не происходит. И потом, у нас имел место некоторый тренд на анабиоз в работе региональных координационных советов «Фронта». В ряде регионов они там вообще не собирались. Проблема есть, я о ней говорил Владимиру Владимировичу Путину", — сообщил Лысаков «Известиям». Формальная причина затишья — грядущая инаугурация Владимира Путина и формирование нового правительства, где премьером, скорее всего, будет Дмитрий Медведев. «Потом уже начнется период отпусков и так далее, так что, думаю, к сентябрю работа активизируется», — считает Лысаков.

Показательно, что и сайт «Фронта» не обновляется больше месяца. Например, на нем нет информации, что 3 апреля на встрече «фронтовиков» с Путиным говорилось о необходимости преобразовать ОНФ в движение.

Вопрос с перерегистрацией так и висит в воздухе. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил «Известиям», что «сроки (регистрации ОНФ) еще не определены», однако предположил, «что не позже осени будет регистрация». Песков сказал еще одну важную вещь. На вопрос, сможет ли после перерегистрации «Фронт» выдвигать кандидатов в губернаторы (эту идею озвучивал депутат Валерий Трапезников), Песков ответил отрицательно: «Общественная организация не может заниматься политическими вопросами».

Это значит, что «Фронт» (который был создан как партийный полуфабрикат) превращать в партию не торопятся. Скорее всего, осени ждут, чтобы посмотреть, как проявит себя «Единая Россия» на региональных выборах, и принять уже общее решение — и по «ЕдРу», и по ОНФ.

Как сложатся судьбы «Единой России» и «Общероссийского народного фронта», рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, о чем говорит «фронтовое» затишье?

— Мне кажется, это симптом некоторого разброда и шатания во власти. В этом шатании есть несколько уровней проблемы.

Первый уровень — управленческая проблема «Путин-Медведев». Что ни говори, «Единая Россия» — это ключ к Государственной думе. Чисто функционально Медведеву, как главе правительства, придется проводить законопроекты через Госдуму. Правильно было бы использовать для этого механизм, который создал Владимир Путин — контролировать ведущую партию в Думе. До сих пор все, что шло от Путина или Медведева (если медведевскую инициативу поддерживал Путин), автоматически проходило через парламент. Можно сказать, между Госдумой и «Единой Россией» можно было ставить знак равенства.

Медведеву, чтобы пользоваться этим механизмом, нужны ключевые позиции в «Единой России». Это логично, иначе в роли премьера ему пришлось бы идти против партийного большинства.

Поэтому «Единая Россия» нужна Медведеву, хотя ясно, что в электоральном смысле — это камень на шее власти, а не воздушный шар, с помощью которого можно взлететь к небесам.

«СП»: — А второй уровень?

— Это проблема «Единой России» не как машины для голосования, а как политического игрока. Главное, сегодня непонятно, что из себя партия представляет в целом. На последних думских выборах «Единая Россия» выступила плохо. Кроме того, у нее отвратительный имидж. Ярлык «Партия жуликов и воров» приклеился к партии власти намертво, и, видимо, уже не отклеится. Однако после победы Путина ВЦИОМ показал рост рейтинга «Единой России». Непонятно, случайность это, или возрастающий тренд? Проблема, получается, в том, что нельзя адекватно оценивать эффективность «Единой России».

Тем не менее, все сомнения перевешивает функциональный аспект. Кто-то должен выдвигать кандидатов от власти на выборах в регионах, руководить региональными парламентами. Понятно, что здесь без «Единой России» трудно обойтись.

«СП»: — Получается, партию глупо задвигать в угол политического поля?

— Конечно, пока надо дать ей побарахтаться. Вот Грызлова убрали — вдруг придут к руководству молодые, вдруг себя покажут? «Единая Россия», с точки зрения власти — это актив, который карман особо не тянет, блестящих перспектив не обещает, но, скорее, вещь более полезная, чем вредная.

«СП»: — Вы говорите, в элите сегодня наблюдается разброд. В чем его признаки?

— Сейчас идут внутриэлитные разборки. С уходом Владислава Суркова — автора нынешней партийной системы — и приходом на его место Вячеслава Володина, началось лоббирование Володиным закрытия «Единой России» и открытия «Народного фронта». Казалось, интрига почти удалась, но сейчас очевидно, что затея провалилась.

Многие люди в «Единой России» не готовы уходить из политики, и сопротивляются этому изо всех сил. Возможно, им помогает Сурков, рассчитывая на свое возвращение в большую политику уже в медведевской команде. Например, сейчас появились слухи, что Сурков станет руководителем аппарата нового премьера. Такие слухи тоже свидетельствуют о трениях внутри элиты. Эти трения выражаются и в приступах то любви, то ненависти к «Единой России» и «Народному фронту».

Получается, картина складывается так. «Единую Россию» выгонять сейчас некстати: без нее не будет ни хорошей работы Медведева в качестве премьера, ни работы на выборах губернаторов и региональных парламентов. Но тогда возникает вопрос: чем заниматься «Народному фронту»?

Да, раньше были разговоры о его превращении в партию, теперь говорят только о преобразовании в движение. Но чем занимается движение? Ходит на митинги и раздает ленточки? В итоге, ситуация остается подвешенной.

«СП»: — И как она разрешится?

— Видимо, наверху решили подождать осени и посмотреть, как «Единая Россия» проявит себя на региональных выборах, какие у нее будут результаты, сможет ли она сказать избирателю что-то новое? Тогда и будет ясно, делать ли из «Фронта» альтернативную партию, на которую можно перенести вес власти, или оставить его на скамейке запасных.

«СП»: — Насколько громким должен быть проигрыш «Единой России», чтобы на ней поставили крест?

— Крест поставят, если единороссы наберут меньше 30% - это будет означать явное поражение. Сейчас «Единая Россия» на федеральном уровне еле-еле тянет на 45%, а во многих регионах, где губернаторы не допускают совсем уж наглых избирательных кампаний, и того меньше.

Но даже при показателях ниже 30% «Единая Россия» будет управлять в региональных парламентах. Не надо забывать, что там есть еще одномандатники, которые будут помогать партии власти.

«СП»: — Если дойдет до разгона «Единой России», куда денутся ее нынешние функционеры, увидим ли мы ротацию элит?

— Родить бюрократическую партию просто, а уничтожить — нет. Потому что всем ее участникам нужно дать взамен какие-то места, чтобы они не были глубоко оскорблены. Грызлову вот дали хорошее место («Ведомости» сообщили, что Борис Грызлов является основным претендентом на место главы госкорпорации по развитию Сибири и Дальнего Востока, — «СП»), но на всех таких мест не хватит.

Впрочем, не думаю, что «Единую Россию» закроют. Она будет и дальше существовать — просто она лишиться административного ресурса, и станет одним из рядовых политических игроков. В этом случае в партии останется аппарат, она будет выполнять какие-то функции, но большинство людей из нее разбегутся. Куда — каждый будет решать сам. В конце концов, впереди у единороссов еще пять лет, чтобы сформировать связи и подготовить запасные аэродромы…

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня